Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

П

отерянная сестра

Молодые неопытные вампиры — мы оставляли слишком много следов и через месяц к нам нагрянула инквизиция. Нам удалось сбежать. Но вскоре пришлось разделиться. С тех пор прошло три года. Я не знаю кто ты сейчас и где, но хочу найти тебя. Ты — всё, что осталось от моей семьи и той жизни, в которую я хочу вернуться.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Сиги Хольтский. Человек.


Сиги Хольтский. Человек.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Общее описание

Портрет персонажа:
http://forumuploads.ru/uploads/001a/1a/80/34/t81451.jpg
Имя и фамилия:
Зигфрид Хольтский фон Рейкхольт.
В неофициальной обстановке просто Зиг или Зик. Для друзей - Зигги. Иногда даже Сиги. Кто-то из инородцев зовет его на свой манер Велисарием, в чем, впрочем, совершенно нет никакой логики...
Раса:
Человек
Возраст, дата рождения:
19 лет. Родился в 10-й день Месяца восхода 984 года.
Род деятельности:
Дворянин. Праздношатающийся, по большей части.
Характер:
Являет собой пример человека практически лишенного комплексов. Причем в положительном смысле. Он достаточно уверен в себе, чтобы не размениваться на излишнюю манифестацию собственной значимости или же на порожденную отсутствием этой уверенности агрессию. В виду чего почти не склонен к проявлению негативных эмоций. Приветлив, открыт, доброжелателен и мягок. Почти всегда весел, шутлив и жизнерадостен. Дипломатичен и излишне, пожалуй, демократичен, учитывая его общественный статус. Многие сказали бы, что для представителя аристократии - простоват и эмоционально не сдержан.
Последнее тем более верно, учитывая, что склонен к самым экстравагантным выходкам, в благородном обществе абсолютно неодобряемым (но всегда с интересом обсуждаемым). А места и компании в которых он был замечен порой вызывают праведный ужас даже и не у самых привилегированных граждан.
При всём том честолюбив, хотя, зная об этом, пытается демонстрировать всю возможную скромность и не относиться к сопутствующим ему в определенной сфере успехам с особым трепетом, принимая их скорее, как нечто само собой разумеющееся.
Вопреки мнению многих - не глуп. Даже склонен к некоторой рассудительности. Скорее всего сможет найти нужные слова во многих ситуациях.
Обладает некоторой харизмой. Способен воодушевить, организовать и повести за собой в ситуации боя, но скованно чувствует себя в любой официальной обстановке.
Что же касается идейного наполнения, то оно, вероятно ещё в силу возраста, сформировано в большей своей части отборнейшим... эпосом. Сказаниями о временах героев и славных битв. Балладами, сагами. И он действительно относится к понятиям "долг", "справедливость", "благородство" и в особенности "милосердие" именно настолько серьёзно, насколько того требует принципиальная готовность во имя всего этого ни только сражаться, но кого-нибудь даже по ходу дела и прибить. Либо пасть самому при случае. Причем, чем чаще в последнее время он слышит призывы "взяться за ум", тем более последний вариант кажется ему привлекательным... Да, всё было бы слишком просто, если бы за веселым расписным фасадом бесшабашности не скрывался мрачный фатализм человека более всего в жизни не желающего эту жизнь менять. Но об этом позже...
Касательно мировоззрения, особенно следует отметить ещё и то, что оно в свое время (в силу определенных обстоятельств и связей) было глубоко затронуто "тлетворным" влиянием эльфийской культуры. В частности, он довольно скептически относится к доктрине официальной церкви. В особенности в той её части, которая предписывает сжигать людей за использование той самой силы, что, будучи признаваемой и практикуемой во всех окружающих людей цивилизованных  землях, ни только не оказывается абсолютным злом, но и во многом эту самую цивилизованность формирует. Является поклонником эльфийской поэзии. Считает, что человечеству пошло бы на пользу перенять кое-какие гномьи и эльфийские практики в плане организации общества, отношения к природе и, в особенности, друг к другу.
Внешность:
При своих пугающих физических габаритах (квадратная челюсть, рост в районе 190, широкие плечи и мощная мускулатура, сводящая на нет любые попытки выглядеть не нелепо в рассчитанных на изящество и элегантность придворных нарядах) обладает весьма располагающей к себе внешностью: приятное улыбчивое лицо с выразительной мимикой, всегда как-то по-мальчишески растрёпанные черные волосы, буквально лучащиеся позитивным настроем и живым интересом голубые глаза.
В одежде предпочитает военный стиль: что-то всегда стеганое, ватное, кожаное, доспешное или поддоспешное. Не брезгует и рабочей одеждой простолюдинов. Что-то иное рискует в очень короткий срок начать смотреться совершенно непрезентабельно - помятым и порванным.

Биография

Биография:
Трагедия, произошедшая когда-то с его братом, стала первым отчетливым воспоминанием его детства. Кровь на брусчатке, ржание коней, крики, растерянность, гнев и ужас на лицах, маменька в обмороке... Рассказывали, что потом он не переставая плакал до тех пор, пока ему не предъявили живого очнувшегося братика. А потом он всё никак не желал уходить от его кровати, без конца порываясь гладить.
Зигфрид вообще рос очень сострадательным ребенком. Вечно подбирал каких-то котов, мастерил скворечники...  Все полувшутку-полувсерьез пророчили ему блестящую карьеру в церкви. Но Спаситель распорядился иначе - пришлось браться за меч. Дело в том, что отец, должно быть по причине врождённого консерватизма, или же руководствуясь модным в дворянской среде принципом лигитизма, но сразу пресёк любые разговоры об изменении порядка наследования. И дабы пресечь проблемы в будущем принялся внушать Зигфриду, когда тот вошел в более-менее сознательный возраст, что тот теперь должен защищать своего будущего маркиза и брата. "Когда меня не станет" - говорил он - "у него появится много, очень много врагов. Вас захотят рассорить, разделить. Заходят воспользоваться нашей слабостью, чтобы посеять раздор и растащить по частям наше владение. Но у них никогда ничего не получится. Потому что вы, моя кровь, вы - одно целое. Теперь ты его ноги, а ещё и руки, и глаза, и меч. В особенности меч. Понимаешь меня?"
Зигфрид всё понял и отнесся к наставлению с крайней серьезностью! Уже через полтора десятилетия он стал сильнейшим бойцом во всяком случае марки, а может быть и всего региона. Довольно рано начал блистать на турнирах, столкнулся с обожанием толпы, воздыханием дам, уважением рыцарства и пережил это вполне спокойно, ведь само по себе это никогда не было самоцелью. Опять поползли шепоты, о том, что может быть... "для общей пользы"... "более популярный приемник"... "а вдруг война"... "а что там с продолжением рода"... Зигфриду эти разговоры никогда не нравились. И даже не только потому, что были подлы по своей сути. Ввязаться в политику означало бы - до конца жизни иметь дело с теми, кто эти разговоры ведет. А он предпочел бы иметь дело с нечестью! Исходя хотя бы из того простого соображения, что при равной отвратительности этих созданий, нечисть по крайней мере можно безнаказанно зарубить.
Кроме того, он хорошо знал цену своим правительским дарованиям. Попытка отца ввести его в курс работы городской стражи привела к тотальному падению дисциплины в оной. При всей любви к нему солдат, он вряд ли смог бы внушить много уважения и страха в силу того, что оказался абсолютно неспособен соблюдать дистанцию с подчинёнными, применять взыскания. Зато проиграл в кости своим же стражникам те деньги, которые были выделены из городской казны на нужды этой самой стражи. Причем, что самое удручающее, кажется так до конца и не понял, в чем же здесь, собственно, противоречие.
Скандалы вообще сделались в последнее время непременным контекстом упоминания его имени. Стойкое отвращение к придворной жизни и нежелание хоть сколько-то больше необходимого контактировать с городскими верхами свели его с личностями откровенно сказать сомнительными. И если близкий его круг состоял по крайней мере из сыновей вассальных городу рыцарей, вместе с которыми он постигал премудрости военной науки, то далее это были уже члены из круга общения тех самых молодых людей, которые лишь на одну ступеньку стояли выше простонародья. А это по большей части - мастера оружейных и доспешных дел, конюхи, завсегдатае таверн, артисты, школяры, сочинители и путаны. Да и вообще не пойми кто неопределенного рода занятий. И даже далеко не все из них люди.
Зигфрида уже находили в городе и упавшим в канал после скачек наперегонки по узким улочкам, и при попытке взять штурмом таверну в день запрета на хмельные радости по случаю какого-то религиозного праздника, и при выбрасывании из окна купца торговой гильдии, и даже при приколачивании какой-то прокламации к дверям кафедрального собора (к счастью текст носил не еретический, а чисто похабный характер). Одним из самых возмутительных инцидентов связанных с его именем, существующим впрочем пока лишь на уровне слухов, является его роман с некой простолюдинкой, называемой в разных источниках то актриской площадного театра, то эльфийской нелюдью, то скрывающейся от инквизиции колдуньей, а то даже и всеми ими сразу!

Дополнительно

Навыки:
Стандартный набор представителя правящей аристократии: военное дело, закон, история, география, богословие и риторика. Из гражданских дисциплин дела более не менее хорошо обстоят со всем, кроме закона. Причем, изучены они лишь в пределах того интереса, который Зигфрид проявляет к творчеству трубадуров.
В военном деле всё обстоит значительно лучше. Наверное даже блестяще. Он ловок и селен и способен наводить ужас на любого противника умением орудовать тяжеленным двуручным мечем с такой точностью и быстротой, так быстро двигаться даже в тяжелых латах, что это напоминает какой-то нечеловеческий лязгающий и все сокрушающий стальной вихрь.
Искусность его тактических навыков отмечали все учителя.
При этом довольно посредственный наездник из-за склонности щадить лошадей.
Обучен и этикету, но плохо справляется с практическим приложением этих знаний.
Планы на игру:
Неспешно раскручивающаяся под задушевные разговоры трагедия, срывающаяся в конце концов в мутный кровавый хаос со всем сопутствующим ему трешаком! Развитие персонажа под давлением этого всего в сторону... Ну, либо он станет братоубивцем, предателем человечества, еретиком и самым ненавидимым персонажем человеческой истории ещё лет на пятьсот в перспективе, либо погибнет игра заглохнет достаточно рано, чтобы так и остаться просто хорошим парнем=))
Вам интересно отыгрывать: (ненужное зачеркнуть)
- Бои, драки, экшн
- Мирная обстановка, разговоры
- Ужасы/мистика
- Треш
- Романтика
- Интим
- Политика
- Путешествия
- Поиск сокровищ/артефактов
- Расследование легенд/слухов
- Исследования, наука, эксперименты
- Магия, алхимия, изучение
- Преступная деятельность
Даже не знаю, что вычеркнуть... Всяко ведь может повернуться-то.
Пример поста:

Другой мир, другой персонаж, почти те же проблемы...

И так узрел орк благой свет Матери нашей Ванесы, и с тем пришел он во храм, дабы вознести хвалу Ей и покаяться. Но видя подле себя орка во храме, вознегодовали миряне. И бранилияся они на него обидными словами, и плевалися в него, и бити его больно, и проклянати, и из храма изгнати его на мороз, врата пред ним заперши. И севши наземь пред вратами теми, орк плакася горько… И предстала дева пред ним, что прекрасней была всех смертных дев. И узнал в ней орк саму Мать нашу Ванесу. И видя Ванеса, что узнал Её орк, спросила его: «О чем плачешь ты, дитя мое?». И не смел орк не ответить Ей правды, и потому ответил Ей: «Они прогнали меня, госпожа!». Тогда отерла Всеблагая слезы его и села рядои с ним наземь. И говорила ему с печалью: «Не плачь, дитя мое, ибо не одинок ты в своем горе. Ибо ведь и меня изгнали они из храма сего»
Итак… о чем же говорит нам эта притча, братья и сёстры… Эта притча говорит нам о том, что…
ОСТАНОВИТЕ проповедь! Святой отец, не разъясняйте им суть притчи! Это ловушка! – Дверь распахнулась и в храм влетел Виндек в сопровождении четырех вооруженных орденских кнехтов, мага и лохматого мандраского волкодава. Но было уже слишком поздно… Незримые механизмы страшного заклинания пришли в движение, заскрежетали переплетением невиданных темных сил с чьей-то безумной злой волей и обрушили на голову священника чан расплавленного металла. Священник забился было в ужасе и боли, но тут же застыл, будучи увековечен в металле образом искореженного подобия человека.
Мать моя Ванеса!!! – Выругался инквизитор и тут же, воспользовавшись фактом своего присутствия в её храме, мысленно покаялся перед богиней за некорректное упоминание её имени – Вечно тут творится какая-то… тейаровщина... прости Ванеса ещё раз... Проше снести и построить заново в другом месте, чем переосвящать после каждого такого случая… Так, рассуждая логически, можно предположить, что срабатывание ловушки до произнесения кодовой фразы стало возможным путём принудительной «ручной» активации её кем-то, кто понял, что фраза произнесена не будет. Следовательно, он где-то здесь…
Всем сохранять спокойствие. – Распорядился Виндек уверенно и громко. Кадровый голод в Ордене позволял даже ему, простому ученику, воспользоваться достаточным объемом полномочий, чтобы почувствовать свою власть над судьбами простых смертных – Мы королевская Инквизиция! У нас всё под контролем. Мы знаем, что убийца где-то среди вас.
Осознание того, что последнюю фразу можно бы было и опустить пришло к Виндеку уже после того, как один из прихожан в ужасе завопил «Теперь нас всех будут пытать!». О сохранении спокойствия речь уже не шла... Довольно скоро в визг и вопли пустилась вся собравшаяся здесь в немалом количестве паства. Люди в панике рванули из храма во всех направлениях, попутно выламывая недавно отреставрированные витражи, топча друг-друга и сметая на своем пути все - в том числе кнехтов, волкодава и самого Виндека. Бешеным живой поток подхватил его и вынес наружу под аккомпанемент ни на минуту не прекращающихся панических криков!
В конце концов Аларих оказался в сугробе. Выбравшись оттуда, он потихоньку начал приходить в себя и через забитые снегом уши различать в какофонии всё продолжающихся воплей надрывный голос одного из своих людей.
- Господин Исповедник! Он там… Алхимик… Он наверху!
- Сбить!!! – Проорал Виндек без особой надежды быть услышанным, как и без особого понимания того, где конкретно сейчас это «наверху» находится.
Тем не менее, солдаты отреагировали правильно, вытащили арбалеты и принялись усердно обстреливать крышу храма. Иштэ проследил за траекторией полета болтов и действительно увидел на крыше некое существо в рваной монашеской рясе поверх чего-то… больше всего это походило на искусственный алхимический покров вроде пластичной имитации каких-то металлов, сохраняющих свои природные свойства прочности, даже пребывая в таком неестественно холодно-жидком состоянии… Налюбоваться, впрочем, этим удивительным достижением враждебной научной мысли он не успел. Существо расхохоталось и исчезло в возникшем вдруг портале.
- Отследить точку выхода! Но этого можно было и не говорить. Маг уже колдовал над портативным инквизиторским хрустальным шаром.
- Пространственный тоннель проходит до… О боги!… Я имею в виду одного конкретного бога… Богиню, если быть точным... Да… Марису… Он переместился теперь к храму Марисы.
- Ну что же за день сегодня такой, а… По коням!

Отредактировано фон Рейкхольт (2020-02-09 23:49:46)

+3

2

Добро пожаловать в Проклятые земли!
Создайте личную тему, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нашей беседе за чаркой эля!
Желаем интересной и яркой игры!

0


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Сиги Хольтский. Человек.