Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

П

отерянная сестра

Молодые неопытные вампиры — мы оставляли слишком много следов и через месяц к нам нагрянула инквизиция. Нам удалось сбежать. Но вскоре пришлось разделиться. С тех пор прошло три года. Я не знаю кто ты сейчас и где, но хочу найти тебя. Ты — всё, что осталось от моей семьи и той жизни, в которую я хочу вернуться.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Подорожные свитки » Всё то, что сильнее крови.


Всё то, что сильнее крови.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Настоящее

Первый камень

Месяц Огня очага 1003 года

Ивор Хольтский, Зигфрид Хольтский и какое-то невменяемое количество НПСов

Активен


Прошлое

Диалог на краю бездны

один из месяцев 1001 года

Зигфрид Хольтский, Ивор Хольтский

Завершен


Отредактировано Зигфрид Хольтский (2020-05-02 23:17:41)

+1

2

Чёрт, а ведь это выглядело почти, как план!

Отредактировано Зигфрид Хольтский (2020-05-03 17:55:33)

+2

3

Интерлюдия.
Трактир "Magnum opus", где-то на границе нелюдских кварталов.
Почти середина 1003 года. Вечер.

Виттельсбах! - Возглас обрадованного Зигфрида ожидаемо потонул в непроницаемом гуле, рожденном множеством звуков разгулявшегося празднества: стуком деревянных кубков, шелестом пьяных бесед, топотом ног, взрывами смеха, раскатистым громом одобрения по поводу очередного произнесенного кем-то тоста... Музыканты, приглашенные сюда для звукового оформления праздничной атмосферы, должно быть были в недоумении - атмосфера неплохо справлялась без них и кажется даже немного перерабатывала.
Впрочем, тот, к кому была адресованная сея радость смог бы оценить её и без слов, учитывая с каким энтузиазмом Зигфрид фактически перемахнул через стол и принялся с удивительной ловкостью (если принять во внимание объем только что осушеного им кувшина) маневрировать в сторону гостя среди хаотично раскиданных стульев,  нагруженных батареями пивных кружек разносчиц, ещё танцующих или уже лежащих пьяных людей и нелюдей, а так же каких-то - только добавляющих общей картине безумия! - выступающих прямо здесь скоморохов.
Вит! - Лицо Зигфрида расплылось в улыбке. Он бы, по всей видимости, даже полез обниматься, но взгляд гостя успешно осадил его, немедленно сообщив и лицу, и осанке юного господина налет подобающей аристократической сдержанности. - И как ты только всё время меня находишь? - Произнес Зик с плохо скрываемым удивлением и всё ещё сохраняя улыбку в уголке рта. - М... при том, что я сам, бывает, теряюсь относительно собственного местонахождения.
- Практика, милорд. Практика - наставник мастерства. - Ответил названый Витом. И причин сомневаться в весомости его слов как будто бы не было. Сам внешний вид этого человека явственно указывал на то, что попрактиковаться ему за свою жизнь пришлось изрядно. Это был невысокий, коренастый, похоже уже глубокий старик, однако крепко сбитый и твердо стоящий на ногах. Его обветренное лицо было украшено весьма органично вписывающимися в этот суровый "фасад" шрамами. На правой руке не было более половины пальцев, которые отсутствовали в порядке, характерном для их утраты в бою. Седые усы брутально свисали ниже выбритого подбородка. В ярких серых глазах и голосе, между тем, отчетливо прослеживалась определенно диссонирующая с общим впечатлением от образа старого вояки хитринка. - Я занимаюсь этим с вашего тринадцатилетия. Вылавливаю вас по тавернам. Сначала по велению вашего отца, потом брата... Как видите, даже почетная отставка не дала мне случая позабыть этот полезный навык.
- А что там насчет навыка изводить меня официальным обращением? - Зигфрид сложил руки на груди и посмотрел укоризненно. - Учитывая твои заслуги перед нашим семейством, ты имел полное право позабыть его ещё до моего рождения. Сейчас же тебе не нужно создавать даже видимости субординации!
- О, милорд... Я старый человек и мне уже поздно переучиваться. - Скривился тот. - К тому же это, как я заметил, очень хорошо мобилизует ту вязкую субстанцию в вашей голове. Заставляет сосредоточится. Боюсь, что именно это нам прямо сейчас понадобится.
Зигфрид понимающе кивнул. Минуя всё встреченные препятствия, он снова добрался до стола, облепленного разномастной веселящейся публикой.
- Покорнейше прошу почтеннейшего именинника принять мои глубочайшие извинения! - Патетически произнес он, обращаясь к лежащему лицом в стол молодому гному в дорогом бархатном кафтане. - Боюсь, что обстоятельства непреодолимой важности вырывают меня из столь милого моему сердцу круга лучших... уж и не знаю, как вас теперь назвать, после вчерашнего...
- А что было вчера? - Удивленно вскинул бровь, отрываясь от обгладываемой бараньей ноги, какой-то другой гном в одежде священика и парике с притороченными к нему ослиными ушами. - А-а! Ты о том! Конечно, наш долг дружбы обязывал бы нас остановить тебя, а не подначивать. Но посмотри мне в глаза и скажи, что тебе самому не было весело!
- А ведь твоим "обстоятельствам" крупно повезло, что они прибыли раньше, чем начали подавать херис. - Заметил  некий неожиданно трезвый эльф, расположившийся в компании двух других эльфиек в непомерно огромном мягком кресле, должно быть притащенном со второго (гостиничного) этажа таверны.
- Да уж, потом бы обстоятельство было только то, что лыко уже не вяжет! Вон как у моего кузена! - Расхохотавшись, поддержал гном и хлопнул по спине упомянутого именинника. Именинник с усилием практически отодрал лицо от стола, уставился плохо фокусирующимся взглядом на Зигфрида и отсалютовал ему кубком, должно быть символизируя тем, что отпускает его с миром.

Оставив шумное веселье они с гостем поднялись по лестнице на второй этаж и проследовали в небольшую плохо освещенную комнатенку, которую Зигфрид снял, чтобы отоспаться перед возвращением в замок. Вытащим из-за пояса меч, Виттельсбах уселся на кровать, по хозяйски вытянув ногу в кавалерийском ботфорте, оперся скрещенными руками и подбородком на гарду. Затем он долго и изучающе разглядовал Зигфрида, прямо как в день, когда того - ещё малыша Зигги - впервые привели к нему учиться всяческим военным премудростям.
- Я же говорил, что ты долго не усидишь на покое. - Проговорил наконец Зигфрид, как мог весело, дабы нарушить, наконец, начавшее его напрягать молчание.
- Сложно усидеть на покое, милорд, когда видишь, как рушится всё то, что мы десятилетиями строили с вашим отцом и дедом. - Мрачно ответил старик.
Зигфрид же ничего не ответил. Он молча подошел к столику, налил себе вина. Недолго посмотрев в кубок, он передумал пить и выплеснул содержимое в незажженный камин.
- Слушай... - С тоской во взоре отозвался он наконец. - Весь мир рушится, ты не заметил? Драконы жгут наши города, нечисть рвется за стену, даже король пренебрег своими обязанностями сюзерена и больше не достоин преданности. Ещё многим не нравится то, что делает мой брат. Мне самому это не нравится. Мы с ним говорили об этом. Много раз. У него есть определенное видение, разделяемое большинством простых людей - жителей этого города. 
- Да, всей повылазившей из нор чернью.
- Можно было бы и повежливей! - Присвистнул Зиг - Всё это люди, которые нас кормят. В надежде что мы защитим их, когда придет время, будем вершить справедливый суд и устанавливать справедливый порядок. И они не хотят работать на нелюдей. Это же правда, ты знаешь.
- Они в принципе не хотят работать! - Почти прорычал старик. - Куда приятней просто пойти и разгромить эльфийскую лавку при попустительстве стражи и с  праведным осознанием собственного величия. А по поводу кормления... вы когда-нибудь видели наши налоговые ведомости?
- О, это к брату!
- Мне дали понять, что я больше не нужен... Плохо вписываюсь в новые веянья. - Он иронически скривился - Так что меня теперь придется терпеть вам, как младшему в семействе. Так что вы бы почитали бы ради интереса. Разговор стал бы конструктивнее. Но давайте я поясню популярно. Думаете город живет за счет золотых гор? Соляных шахт? Алмазных копий? Или морской торговли пряностями? Вы видели здесь где-нибудь поблизости море? Может наши земли особенно плодородны и мы собираем по шесть урожаев в год? Нет? Или эта чернь способна производить что-то кроме ненависти? Как-нибудь попробуйте продать ненависть в Йене! В Ригеле! В Адаминде!
- У церкви же получает. - Не смог удержаться Зиг
- Да, но без помощи Спасителя спросом пользуются, почему-то только материальные товары. Причем желательно эльфийского и гномьего качества, но по человеческим ценам! Вот что действительно нас кормит. Кормило до сих пор. Без них мы - обычная деревня на отшибе. Вы знаете, что я потерял двух сыновей прокладывая эти торговые маршруты... Испортил здоровье, заманивая сюда ремесленников... и всегда был уверен, что всё это не зря. Но вот сейчас, когда городу как никогда прежде  нужны деньги и союзники, ваш брат делает всё от него зависящее, чтобы лишить нас и того и другого. Гномы и эльфы бегут отсюда выпучив глаза и рассказывают своим сородичам, что маркиз Рейкхольта - больной на голову расист. Когда придут вампиры, как он собирается договариваться о совместных действиях с правителями наших соседей-нелюдей, наслушавшихся подобных историй? Откуда возьмет золото на наемников, на снаряжение городовых полков?   
- Спроси у него. - Пожал плечами Зигфрид. - Ты ведь учил меня сражаться, а не считать золото или принимать послов. В чем ты пытаешься меня-то убедить? Мы ведь итак сходимся во мнении, что всё плохо.
- В том - проскрипел Вит сталью в голосе - что, видимо, с этим нужно что-то делать! В том, "всё плохо" не потому, что вы, мой лорд, напиваетесь с гномами, спите с эльфийкой, а вредный брат хочет их всех выселить восвояси! О нет! "Всё плохо", потому что если Ивор останется маркизом, этот несчастный город сожгут! Вампиры, эльфы, да хоть сам король со своими новыми друзьями-драконами... уже не важно кто. Слабых бьют. И вы пока что единственный, кто кажется нам способен это предотвратить.
- Нам?
- Вы их не знаете. Но знаете меня. А я знаю их. Поэтому меня и уполномочили договориться о встрече. Просто поговорить. Не подумайте, это не какие-то безумные мятежники, интриганы, дельцы... Просто люди, которым не безразлично будущее города. Которых пугает всё нарастающий разгул безумия, потакание самым низменным наклонностям толпы, искусственно творимый на пустом месте разброд перед лицом реальной угрозы. Люди, которым, не скрою, есть что терять. И потому они не хотели бы огласки раньше, чем это будет необходимо. Поймите, вашего брата нужно остановить, пока этого ещё можно достичь малой кровью!
Зиг сжал кулаки, поджал губы. - Когда-нибудь это должно было случиться... Но почему же они выбрали тебя! Вит! И что им нужно? Переворот? Передай, что они ломятся в открытую дверь! Ивор не держится за титул, он предлагал мне занять его место ещё тогда, когда умер отец.
- У вас ведь хватило ума решительно это отвергнуть? - встрепенулся Вит, изобразив на своем изрезанном лице очень обеспокоенное выражение.
- О да! - протянул Зигфрид - Меньше всего мне хотелось бы стать безвольной куклой в руках...  подожди ка... ты ведь сам только что...
Старик только закрыл лицо ладонью.
- Очевидно же, что это была проверка лояльности. Вы, надеюсь, хотя бы это поняли? Согласись вы и следующая же кружка эля, которую вы осушите, окажется с ядом. Он боится вас... и не без основания. - Вит хитро прищурился - Почему, как вы думаете, вы всё ещё не возглавили городские войска в борьбе с нечестью? Ваши умения и доблесть бесспорны. А я скажу: дать вам в руки армию значит отдать власть. Вам не составит большого труда добиться уважения и преданности солдат. Потом вернуться в город и приказать им навести тут порядок.
- На самом деле - Зигфрид замялся - проблема в другом. Я всё ещё не с войском только потому, что на войне, как тебе наверняка известно, люди бывает гибнут. Я - будущее рода и не могу позволить себе такую роскошь. Сначала нужен наследник. Для этого нужна свадьба... Невеста. Но когда в прошлом году её привезли сватать... кажется это была дочь герцога Ригеля...
- Вы уронили её в торт.
- Да! Ты знаешь... Получилось нехорошо. Клянусь тебе, это произошло случайно! Эти балы... приемы... глупые костюмы, в которых ни двинуться, ни пошевелиться. Путающийся под ногами полы платья.
-   А потом ещё вы отметелили её брата.
- Вообще, формально, это был поединок. Он посчитал честь семьи оскорбленной. - Объяснил Зигфрид. - И если бы он сражался честно и меньше комментировал мою личность, я дал бы ему ничью, но... В общем, с тех пор новых предложений пока что не поступало.
- Малыш Зигги совсем не изменился... - Умильно произнес Виттельсбах, качая головой. - К сожалению! -  Потом поглядел на него с интересом и поинтересовался как бы между прочим. - Вы намерены меня сдать?
- Что ты! - Зигфрид почти даже обиделся. - Я не доносчик. И я не собираюсь быть причиной твоей казни. Мне не нужна на руках кровь, пролитая не моим собственным мечем на поле битвы. Но вы не должны действовать так. - Он многозначительно поднял вверх палец. - Как бунтовщики. Прости меня, я знаю что твоему чутью не без основания доверяли два поколения моих предков. Но я знаю так же и то, что Ивор один из разумнейших людей в городе. И он возможно первый из наших правителей, кто волею судьбы имеет возможность смотреть на людей не сверху вниз, не из седла своего рыцарского скакуна, а напрямую - прямо в глаза. Может быть перед лицом опасности именно это и есть то, что нам нужно - сплочение на основе единства земли и крови. А не торговых интересов твоих "неравнодушных". Мы с тобой можем быть не согласны с его политикой, но у нас нет ни малейшего права сомневаться в том, что он действует в интересах города, его людей и своей семьи.
- В интересах своего безумия...
- Если вы действительно верите, в то что его путь ведет нас к гибели. - Продолжал Зиг, оставив без внимания язвительный комментарий. - Скажите об этом в открытую. Я верю, он прислушается к обоснованным доводам. И я гарантирую вам безопасностную возможность говорить.
- Гарантируете ли вы безопасность самому себе... - Вздохнул Виттельсбах. - Откуда такая вера? Не приходила ли в вашу голову мысль, что он просто манипулирует вами? Кстати, это нетрудно...
- Не приходила ли мне в голову мысль, что мной манипулируешь ты... - Вспыхнул Зигфрид.
- С вами, по крайней мере, мы разделяем одни ценности. - Он развел руками - Так или иначе, пока вы цепляетесь за возможность мирного исхода, опасность подбирается к вашим друзьям, да и не просто друзьям, всё ближе и ближе...
- Своих друзей я защищу.
- А как насчет тех, кому к сожалению не посчастливилось попасть в круг ваших собутыльников? Они чем-то хуже?
Зигфрид промолчал. Старик, с усилием опершись на меч, поднялся с кровати.
- Ну что же, с вашего позволения, милорд... Разрешите откланяться. Подумайте о том, что я сказал. Если решите встретиться, то вы знаете, где я ночую. Однако дело следует решить до начала строительства второго кольца стен.
- Почему именно эта точка?
- Потому что потом времени на сомнения уже не останется.
Зигфрид не стал притворятся, что понял. Но и переспрашивать не стал. Он бухнулся на освободившуюся кровать, какое-то время просто бездумно смотрел в потолок. На то, как по нему пляшут тени.
- Увидимся, Вит! - Бросил он вдогонку.
- Да-да, конечно увидимся. - Донеслось из-за двери.

Отредактировано Зигфрид Хольтский (2020-03-29 12:39:00)

+2

4

Интерлюдия № 2
Кузница "Тальирский горн" в центре гномьего кузнечного квартала.
Конец лета 1003 года

- Мастер Махарал.
- Милорд Зигфрид! Пожалуйте-с, пожалуйте-с... Не ожидал увидеть вас тут так скоро. Неужели же уже наигрались своей новой игрушкой? А мне вас, признаюсь честно, больше-то и удивить нечем. Тот меч - вершина моего ремесла, высшее, можно сказать, проявление опыта и таланта. Разве что если захотите заказать в самом Тальире. Но только сразу скажу, он вам не по руке будет. Я  то под вас, под людей ковать уже наловчился... Милорд, не нравится мне эта ваша будто бы извиняющаяся улыбка! Не нравится мне этот ваш сверток!
- Тут такое дело, мастер...
Зигфрид положил на стол перед гномом свернутый серый плащ и расправил его. Внутри оказалось нечто, что пожалуй можно было бы при известной мере допущения и изрядной доле фантази идентифицировать, как некое металлическое изделие. При условии только, что нужно предположить, будто бы выковавший его мастер имел в виду вовсе не предмет утилитарного назначения, а некую художественную композицию, призванную отобразить принятое в высокой философии представление о сути непознаваемого хаоса.
У гнома отвисла челюсть.
- Двенадцатеричная ковка... - пробормотал он, когда вернул челюсть на место. - Собственный рецепт стали, сваренной при температуре горения "крови земли" доставляемой из самых вампирских владений... Закален в бочке "драконьего жира"... Алмазная пыль... Год доведения в земле с выпариванием и вымораживанием побочных фракций - На рыцаря поднялись исполненные неподдельного удивления, смешанного с мистическим ужасом глаза. - Как? Как?? Его в принципе невозможно было сломать!
- Вообще, история занимательная. - С азартом поделился Зигфрид. - В финале турнира меня выставили против сэра Вудборна из Велтена. Я ещё подумал - почему у него на гербе баран... Самокритично как-то. Не то, чтобы это не было добродетелью. Но знаете, мастер, более упорного и пожалуй, что даже упертого бойца щитового боя мне до сих  пор встречать не приходилось! В конце концов, когда мне окончательно надоело пытаться дубасить его минуя щит, почем зря, мы просто сцепились мертвой хваткой и все должна была бы решить лишь выдержка, но потом я просто перевернул его, используя меч как рычаг. И меч превосходно справился с этой задачей! Браво вам! Несмотря впрочем на... вот... некоторые... - Зиги развел руками - Он будет жить, мастер?
- Священные мои предки! - Взмолился гном. - Зову вас в свидетели, что трижды я предлагал этому человеку выковать для него отличный боевой молот! Которым он мог бы проламливать стены, выбивать всадников из седел, гвоздить куда не попадя, переворачивать рыцарей... Но разве хочет он слушать старого гнома? О нет! Ему нравится размахивать тончайшим и элегантнейшим оружием, что видел свет, так будто бы это какая-то там дубина! Ему нравится видеть, как бедный мастер Махарал будто бы внутренние умирает каждый раз, когда узнает, что очередной его шедевр, считающийся доселе воплощением остроты, гибкости и прочности, становится подобен закрученной в три прогиба выщербленной спирали с отломанным острием! О предки! Что за слова вразумят этого человека, решившего довести несчастного гнома до истощения всех его духовных сил и посмеяться над его мастерством!
- Ну, молот - это как-то слишком... приземленно - скромно заметил Зигфрид, когда гном совсем выдохся.
- Я б попросил! - Он взял в одну руку свой кузнечный молот, в другую - искореженные останки своего детища. - Пойдемте, милорд. Глянем, что можно сделать.
Они двинулись мимо уходящих вдаль рядов выставленного на продажу оружия и доспехов, мимо уютной комнаты для переговоров с мягкими креслами и всегда готовыми задобрить ценного клиента печеньями. Шли к месту, откуда валил нестерпимый жар.
- Боюсь я, что проще было бы выковать новый... - Говорил гном. - Да впрочем какая разница, материалов то все равно в этом месяце не будет.
- Отчего же так?
- Раньше мне их кузен мой поставлял прямо из Тальира. А в этот раз говорит: не поеду. Вот не поеду и всё. У вас там, говорит, уже пади вампиры прямо по улицам шастают, драконы прямо над головой летают, а правитель ваш ест гномов на завтрак.
- Он... нет. Он их не любит. Сырыми по крайней мере. - Попытался пошутить Зиг, чтобы уйти как-то от скользкой темы.
- Мы заметили! Да и как же я ему скажу, кузену-то, чтоб не боялся за свою жизнь и имущество? Если я и себе такого уже не сказал бы. Третья неделя уже, как те подонки разгромили лавку Йегуда Серобородого. Разорили. Что с женой его сделали даже говорить не хочу. А стража до сих пор что-то не чешется.
- Простые стражники хотели бы, быть может, - вздохнул Зиг - но капитаны... По каждому такому случаю они смотрят в сторону замка и думают, не будет ли им что за излишнюю инициативу. Я говорил с тем, кто курирует ваш квартал. Даже удивительно, как человек может сказав так много, по сути не сказать нечего. И не сделать ничего, соответственно: "этим вопросом занимаются, милорд" "дело на моем личном контроле" "мы регулярно отчитываемся о всей сумме проведенных следственных мероприятий перед высшим руководством и за неимением по их итогам нареканий, не считаем целесообразным выделять дополнительные ресурсы на... на... на... на..." Что я могу сделать? Одного такого я уже отправил в лазарет и знаю, что был не прав. Потом извинялся. Тем более, что это абсолютно ничего не изменило. Но я тебе клянусь, что я это дело так не оставлю! Расследование будет проведено, даже если стражу придется завозить из другого города! Хм... кстати, это звучит, как план...
- Да... да... - Протянул гном - Только пока вы, милорд, планируете, мне придется свернуть ту все свое дело и ехать обратно Тальир. Работа любит стабильность. Определенность. Как же давать мне заказ, если завтра меня могут выселить за стену - и ищи. Сворачиваюсь уже потихоньку. Ньяла и Нори уволить придется - нечем мне уже им платить.
- Вы же говорили, у них неплохо выходит.
- Для людей - очень даже. Ещё бы лет сто - сто пятьдесят практики...
- Они мечтали, что переймут ваше искусство и откроют на юге собственные кузни... - припомнил Зигфрид.
- А я мечтал, что меня до конца жизни будут звать мастером Махаралом, кланяться при встрече и потчевать соловьиными язычками на приемах у знатных господ, лишь бы их доспехи были готовы побыстрее. Ан нет - видимо буду скоро самым обычным кузнецом в гномьем королевстве - каких тысячи!
- Оставьте их, мастер - Зигфрид отстегнул от пояса кошель, протянул гному. - Это на новый меч. Два. Со сроком не тороплю. Приступите, когда поступят материалы.
- Ладно... ладно... - проворчал гном, суя кашель запазуху. - Вашего-то красавца пожалуй к церемонии восстановим. Поспрашиваю - может скуплю материалы у других кузниц. Сейчас многие разорились, так распродают по дешевке остатки.
- Буду благодарен. - Улыбнулся Зиг.
- Думаете ещё наладится все? - Спросил гном задумчиво после некоторой паузы.
- Думаю да! - Не задумываясь ответил Зиг, снова улыбнувшись, но на этот раз как-то очень уж вымученно. - Я надеюсь... Ого, мастер! А вы никак занялись ещё и скульптурой? Какой-то гномий герой прошлого? Внушает...
Внимание Зигфрида привлекло стоящее у входа в рабочую часть кузницы изваяние высотой четыре метра, шириной в три, изображающее существо, будто бы собранное из каменных валунов, имеющее огромные руки и меньшие по размерам толстые ноги. Вся поверхность скульптуры была исчерчена какими-то письмами.
- Ах, это... Не хочется что-то мне повторить судьбу бедного Йегуда.
- Вроде как оберег? Или пугало? - Зиг в недоумении выгнул шею.
- Ну тоже мне... пугало - Обиделся гном. - Оружие последнего шанса! Пусть только сунутся! Сам собирал. Потом конечно с этой вашей шарашкой хлопот не оберешься... как её... Церковь. Но один раз отбиться смогу. Зря я что ли на родине-то учился тайным искусствам.
- Ничего себе! - Глаза юноши загорелись. - Это оно? То, о чем я думаю?! Покажете как работает?
- Очень! Очень надеюсь, милорд, что вам этого никогда увидеть не придется. Потом такое уже не забудешь...

Отредактировано Зигфрид Хольтский (2020-05-02 04:35:05)

+3

5

Приснится же такое Оо

+1


Вы здесь » Проклятые земли » Подорожные свитки » Всё то, что сильнее крови.