Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

П

отерянная сестра

Молодые неопытные вампиры — мы оставляли слишком много следов и через месяц к нам нагрянула инквизиция. Нам удалось сбежать. Но вскоре пришлось разделиться. С тех пор прошло три года. Я не знаю кто ты сейчас и где, но хочу найти тебя. Ты — всё, что осталось от моей семьи и той жизни, в которую я хочу вернуться.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Чандра, эльф-некромант


Чандра, эльф-некромант

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Общее описание

Портрет персонажа:

http://forumstatic.ru/files/001a/1a/80/81613.png

Внешность без раскраски

http://forumstatic.ru/files/001a/1a/80/88498.png

Имя и фамилия: Chandra Ma'nahel // Чандра Ма'нахель из Дома Туманной Лилии.
Раса: эльф, тёмный
Возраст, дата рождения: 67 лет, 9 число месяца Высокого Солнца (7) 963-го года.
Род деятельности: путешественник, учёный, некромант, магистр Ордена Стяжателей Скорби, советник по тайным делам главы Дома Туманной Лилии

Внешность:
Волнующая. И зачастую далеко не в лучшем смысле.
Первое, что стоит сказать о Чандре — то, что он заметный и запоминающийся. И то, что при всей существенной визуальной неопределенности, это всё-таки он. Правда, народ вокруг понимает это обычно только тогда, когда эльф открывает рот, бархатистым средним баритоном расставляя точки над I. Спутать его голос с женским довольно сложно — хотя, конечно, прецеденты были и остаются. Еще и потому, что Чандра сам порой специально мутит воду, обладая очень большой гибкостью тембра: от нежного, на самых высоких нотах щебетания, до низкого, пародирующего драконий баса. И слишком любит глумиться и ломать чужие стандарты.

Но, собственно, возвращаясь к внешности.

По Чандре не скажешь сразу, что он действительно не очень высокого роста — всего 173 сантиметра, — его манера держаться и ходить с прямой расслабленной спиной, вскидывая голову и смотря на всех со снисходительной иронией, создаёт ему определенную ауру превосходства, которая распадается только если поставить его вровень рядом с нормальным человеком. Для многих то, что эльф по факту на полголовы ниже большинства, становится в какой-то мере открытием. Чандра крепкой, широкоплече-жилистой комплекции, от природы имеет фиолетовые глаза и характерно симпатичное, хоть и далеко не такое тонкое чертами, как у его светлых собратьев, лицо сердцевидной формы (сравнительно узкий подбородок и широкие челюсть и скулы). Выглядит в свои почти семьдесят молодо, не сильно старше двадцати трёх-двадцати пяти — поскольку активно пользуется всевозможными кремами и эликсирами, имея большой пунктик на то, чтобы не становиться взрослым ни внешне, ни внутренне. Расти, да не перерасти ту свободу юности, что так для него важна.

"У тебя нет души. Ты и есть душа. У тебя есть тело," — в принципе, именно такой мотивирующей цитаткой и можно охарактеризовать отношение Чандры к себе на физическом плане. Тело у него просто есть. Как соль в баночке на полке. И распоряжается он этим телом весьма... экстравагантно. Это, пожалуй, самое мягкое, что можно сказать о том, как Чандра выглядит. Во внешности каждого есть свои особенности и приметы, но этот эльф буквально весь одна особенная примета. Густо закрашенные черной угольной тенью веки с фиолетовым — в цвет глаз, — тоном поверх, подводка, придающая взгляду хитрый раскосый кураж; по два штыря по краями каждой брови, два широких плоских кольца в нижней губе, — отчего губы эти кажутся еще более полными, чем и так есть от природы. Выбритая почти под ноль левая височная часть головы, средней длины — до лопаток, — волосы, имея от природы обычный мышино-коричневый цвет, выбелены до светло-серого оттенка и заплетены в мешанину каких-то косичек и отдельных прядей, которые спереди зачесаны назад и хитро спутаны там, чтобы не лезли в глаза. Расплетается этот кавардак довольно долго, а потому редко, но периодически можно заметить, что узор косичек изменился. Уши эльфа увешаны серебряными колечками и утыканы серьгами-гвоздиками, на выбритой части головы вытатуировано несколько магических знаков, а на самом лице — на лбу, на щеках, вокруг глаз, — постоянно сменяют друг друга какие-то еще рунические письмена и магические печати, которые он наносит специальной кисточкой и краской. Из-за всей этой гаммы украшений совершенно варварского стиля Чандру с его по-эльфийски гармоничным лицом и принимают за девушку так часто, что почти всегда. Ну и потому, что зовут его Чандра. Адекватный тёмный, зная особенности рода в общем языке, предпочёл бы вариант "Чандер", но Чандра любит своё имя таким, как оно звучит в родной речи, и плевать хотел подстраиваться под людей. Ему ведь и нравится, когда их лица вытягиваются от осознания заблуждений и смешной неловкости в ряде случаев.

Многие из товарищей по Ордену и искусству Чандры, посмотрев на все эти символы, поймут, что сделаны они далеко не только для красоты — но и для вполне разумного практического назначения. Все эти дерзкие ухищрения действительно являются где-то экспериментальной и адаптированной лично Чандрой, а где-то вполне распространенной — как узоры в татуировке на лбу, — частью практик и заклинаний некромантов. Просто их как-то не принято делать на лице или тем более вырезать прямо на коже. Но ему так удобно.

Но боевой раскраской и пирсингом странности и приметности его облика не заканчиваются. Правую руку Чандры до локтя обвивает тауировка в виде зелёной трёхголовой виверны, символа Ордена, к которому он принадлежит, а левая... левая вообще отдельный разговор. Потому что Чандра достаточно альтернативный своим исследовательским умом, чтобы подселить в собственное тело эссенцию твари — болотного бехолдера из затронутых Тьмой земель. Из-за этого под кожей правой руки от локтя тянутся зеленые и красны жгуты, несколько рельефные и похожие на вены, иногда ритмично вздувающиеся, а на самой ладони, укладываясь ровно по средней из "линий жизни", — зияет настоящий, золотой с грязным зеленовато-серым белком глаз твари. Обычно он закрыт и полностью подчинен воле духа-примарха — то есть собственно Чандры, как хозяина тела, но бывают свои осечки. К которым, надо заметить, Чандра относится весьма философски, считая чужие вопли испуга и омерзения не своей проблемой. Ну подумаешь, ручной бехолдер. Тоже мне, диво дивное. Не покусает же. Нечем уже.

Дополнительный контроль над тварью обеспечивает еще одна татуировка — на первый взгляд это просто рисунок костей, анатомически выполненный поверх предплечья и тыльной стороны ладони подвыцветшими до сиреневого оттенка чернилами, но если присмотреться вблизи — выяснится, что каждая линия выписана мелкими-мелкими буквами и символами, вместе составляющими сложную магическую печать. Это средство позволяет Чандре не только сохранить руку, но и в большей мере использовать способности той части бехолдера, которую он в себя интегрировал.

Собственно, при всем вышесказанном нет ничего удивительного и в том, что в местах скопления магофобов вроде примерно всех земель, подконтрольных Инквизиции, Чандра при всей его дерзости и любви к остросюжетному риску появляется с большой осмотрительностью — и в плаще с глубоким капюшоном.

Характер:
Пофигист.
И, видят боги, миру бы не помешало больше таких пофигистов, как Чандра. С живым умом, подвижных, разговорчивых,  внимательных и хитрых, интересующихся всем и всяким, способным увлечься чем угодно на свете и не знающих, что такое сдаваться и пасовать, и при этом совершенно застрявших на своей волне и класть хотевших на всё, что об этом думают другие. Если бы больше таких, как он, могли так безмятежно улыбаться в лицо тех, кто стремится оскорбить, унизить и задавить, кто отпускает скабрезные шуточки и пытается сорвать злость, в мире было бы куда меньше военных конфликтов. И, возможно, куда меньше идиотов — потому что многие из лающих шавок, не чувствуя сопротивления, начинают наглеть настолько, что с ними приходится решать вопрос силой. Одного удара кинжала в живот обычно хватает. Как и восставшего из этой смерти духа, отпугивающего дружков погибшего, пока Чандра допивает свой кофе. И внешний этот флегматизм и хтоническое безразличие некроманта совершенно прямо увязан с состоянием его души. Такое нерушимое, самодостаточное благоденствие не у каждого алмаза найдётся, скажем вам гном. А гномы отлично знают, откуда алмазы берутся.

Но сейчас не об этом.

Чандра как он есть — это живость и легкость манер, разговорчивость, уверенность, самодостаточность и совершенно сознательно незамутненная простота, с которой он ставит ногу на социальные условности. Он не груб и не глуп, умея при надобности изобразить все положенные при Доме грани этикета, но провокационная жилка в нём вечно окрашивает это изображение в цвета фарса и издёвки. Он смеется над многим и почти ко всему относится легко. Он точно знает, что ему надо, и добивается этого — как бы долго и далеко не пришлось идти. И пытаться помешать и прижать его не более эффективно, чем стискивать в кулаке рыбу — чем больше давишь, тем стремительнее выскользнет, запачкав ваши руки гадкой слизью. И лучше не проверять, насколько гадким может быть этот некромант. Об их практиках и без того каких только слухов не ходит — и половина, вполне возможно, близка к истине.

В его натуре всякого с избытком — вот только жалости и любви решать чужие проблемы места не нашлось. Не отросло в юности. С социальной приспособленностью у эльфа всё очень сложно, а конформность у него и вовсе нулевая — он того рода личность, что займёт противоположную от общей точку зрения исключительно по приколу и любви к противостоянию, и будет бросать камешки в пруд, только чтобы полюбоваться на разбегающиеся волны; раздражать, шатать и проверять на прочность. У него хватает сил справиться с последствиями. Чандра всегда задаёт честные и прямолинейные вопросы — и конечно де, знает, что многие за эту прямолинейность захотят или попытаются его убить. Или немножко придушить. Или еще чего-нибудь. Не так уж много тех, кто способен терпеть в своём боку такую занозу. Что самой занозе, очевидно, доставляет какое-то своё извращенное удовольствие.

Но есть, конечно, и те, кто понимает, что заноза эта полезна. Чандра — прирожденный ученый, исследователь, играючи выходящий за рамки и ограничения, способный посмотреть на вещи под совершенно новым углом и заметить то, на что никто и не думал обратить внимание. Он много знает и делится своими знаниями вполне охотно — особенно когда не просят. Его тянет к странным и даже откровенно мерзким вещам и явлениям, и то, что ему действительно нравится и в чём он не боится запачкать руки, чаще всего вызовет как минимум оторопь и дергающийся глаз у других. И в преследовании этих странностей, в борьбе за право узнать и разобраться, он изобретателен как демон и бесстрашен до безрассудности — не остановится даже перед самой глухой темнотой, которой боится до дрожи и из-за которой всегда имеет при себе что-то светящееся. Догадались, зачем ему глаз бехолдера, да?..

На счастье общественного порядка в Саердар'ир, Чандра при всех его опасных качествах очень самостоятельной и злокозненной боевой единицы и бунтаря, к политике и достижениям абсолютно равнодушен: он преследует знания, а не власть и влияние. Даже в собственном Ордене он до сих пор имеет ранг простого магистра, хотя легко мог бы стать и старшим, и даже посоревноваться за место младшей из Голов — но Чандра не хочет, испытывая искреннее отвращение к обязанностям, идущим рука об руку с этими званиями. Что и говорить, когда стать советником главы Дома ему не просто предложили — а попросили, а этот выхухоль еще и условия ставил? И успешно ведь: он и сейчас выполняет свои "угх, обязанности" от случая к случаю, навещая родные земли от силы раз в месяц-два, появляясь при дворе Дома тогда, когда это удобно ему, а не главе, с которой когда-то учился в соседних корпусах Академии...

Биография

Семья Ма'нахель — одна из множества мелких семей, составляющих Дом Туманной Лилии, её даже нормальной аристократией не назовешь — так, выходцы с претензиями, основанными на владении аж двумя торговыми кораблями. У них не было большого достатка и значимого статуса, но сейчас дела у них идут неплохо: старший из братьев служит в армии и командует грифоньим крылом, а младшая сестра удачно вышла замуж за представителя рода, имеющего связи с правящим Домом; в общем, родителям достойная старость обеспечена, и даже на шатко-валко продающиеся скульптурки, изготовлением которых отчаянно увлечен отец, полагаться не придётся.

Но вовсе не по этой причине их средний сын — собственно, Чандра, — в родительском доме в принципе не показывается. Он всё еще носит фамилию, хоть и редко по ней представляется, но от встреч с семьей старается уклоняться до сих пор. Нейтралитет, на расстоянии которого они остаются, устраивает, похоже, обе стороны. Во всяком случае, мать семейства, Ив'санши Ма'нахель, держится с непоколебимой гордостью и пока ни разу не попыталась использовать личные достижения Чандры в свою пользу.

Началось всё довольно мирно — с того, что у пятилетнего ребёнка проявился магический дар, за него и за семью все порадовались, и отправили Чандру учиться в Академию магии. Проблемы пошли тогда, когда из этого пятилетнего ребенка что-то взяло и выросло, а никто и не успел понять, что именно. Он и в детстве-то был сам себе на уме, а уж как к книгам и знаниям доступ дали... в общем, всё, что могло пойти наперекосяк, наперекосяк и пошло. Мама видела его в первых помощниках главы Дома, элитным выпускником, а Чандра увлекался экспериментами и регулярно что-то чудил в своих научных изысканиях, оборачивающихся то снесённой взрывом стеной, то ядовитым туманом, расползшимся по всему этажу учебных аудиторий, то бесконтрольно размножающимися и так же быстро дохнущими мутантами саранчи. Ему прощалось многое за успехи в учёбе, хоть и приходилось порой сидеть без стипендии — а она была существенным подспорьем для студента, родители которого не могли позволить себе обеспечивать его полностью. Штрафы помогал оплачивать один из наставников, взявших Чандру под опекунство; мама, избавленная этим заступничеством от лишних трат, осечкам пытливого ума сына только умилялась, убежденная табелем успеваемости, что из её ребенка таки вырастет что-то великое. В основном, только об этом они и разговаривали, когда она навещала его в Академии или когда Чандра отправлялся на каникулы домой.

Она никогда не спрашивала, как ему живётся, — уверена была, что хорошо. Он же умный мальчик. Он со всем справится. Был бы лучшим студентом, если бы не спорил с проректором и не уходил так демонстративно с уроков, на которых преподаватели отходят от темы. Отец же и вовсе больше внимания уделял архитектурному комплексу Академии и истории ажурных парапетов на третьем этаже, забывая даже то, на каком курсе сын учится. Впрочем, он точно так же путал и номера отряда, в котором заканчивал военное обучение старший их братьев — ничего удивительного.

О насмешках мама не знала ничего. О том, какие стычки и споры разгораются между Чандрой и другими студентами, потому что он вовремя не может и не хочет опустить глаза или промолчать. О том, как его заперли на магический замок в подземелье и освободили только через три дня. О том, как он попал в немилость к местной группе "золотых детей" — и как его внешность и простая одежда каждый раз становятся поводом для травли. Целый мир, в котором Чандре с его талантами и промахами приходилось не столько жить, сколько выживать, был за закрытыми дверьми даже от близких. Впрочем, и от всех остальных тоже — включая наставника и немногих друзей по разуму. Видеть они это безобразие видели, но помощи Чандра не принимал принципиально. Он же умный мальчик. Он справится сам.

Через несколько месяцев после своего шестнадцатилетия он отправился в Алдар'арани, прошел вступительный тест и был принят на обучение в школу некромантии. И пробил уши.

Еще через год мать, поняв, что истерические скандалы не вынудят Чандру изменить своего мнения и вернуться в русло "нормальной магии", вышвырнула его из дома и запретила возвращаться. А он взял и действительно не вернулся. Год перекантовавшись у наставника, после выпуска из Академии перебрался в выделенную ему в личном порядке комнату в  жилом крыле Алдар'арани — и почти пять лет ещё его толком не видели ни в столице, ни дома.

За время обучения и практики Чандра побывал во многих диких уголках земель Саердар'ира, даже в Мёртвых пустошах; познакомился со многими удивительными личностями, и где-то между всем этим изменился окончательно — от "лунной мыши-заучки" не осталось ничего, только глаза всё те же — дерзкие и упрямые, — и остались на месте. Он наконец-то дал себе волю не зависеть ни от кого, кроме себя — и постепенно продавливал эту же тенденцию и в других сферах своей жизни.

С тех пор прошло больше сорока лет. За это время некромант не побывал разве что в центре людских земель — но по другим владениям и королевствам нашлялся достаточно, оброс знаниями и знакомствами, наследил в чужой памяти, вмешивался в одни конфликты и провоцировал другие, попадал в сотни странных ситуаций, приятных и нет —  в общем, что только не делал, только не скучал и не сидел на месте. По пальцам можно пересчитать случаи, когда он проводил Алдар'арани больше нескольких месяцев подряд — обычно возвращаясь туда только затем, чтобы систематизировать и записать в книги новый опыт. Может, потому замок до сих пор стоит как было — Чандра предпочитал экспериментировать во внешнем мире. А вот выгоревшая прогалина в лесу, где они вместе с товарищем ломали защиту притащенного из заброшенных драконьих пещер сундука и высвободили огромного охранного элементаля огня, которого не могли потом убить двое суток, так до сих пор и не заросла...

И уже лет пятнадцать прошло с того момента, как Чандра, отправившись в очередную вылазку на территории Мертвых Пустошей, спустя рекордные три или четыре месяца отсутствия вернулся оттуда потрёпанным, но с птенцом грифона. Только что это был за птенец, конечно! Подверженный мутации, уродливый, дикий, на грифона-то толком и не похожий — и долго еще нуждавшийся в прочной клетке с заколдованными прутьями в отсутствие Чандры, норовя бросаться на всех живых с шипением и воплями, а обычную сталь влёт перекусывая обросшим костяными пластинами зубастым клювом. До сих пор эта тёмная тяга к уничтожению и убийству даёт о себе знать непримиримостью и яростностью грифона, с которым Чандре приходится постоянно соблюдать ряд предосторожностей — и держать её, названную Млиар, на приличном расстоянии от чужих лошадей, которых тварь может убивать просто чтобы убивать. Как и прочую мелкую живность. Что уж тут говорить, раз она когда-то самому Чандре руку чуть пополам не перекусила — только щитом и удалось спастись. Настоящим, в смысле, щитом, вовремя всунутым под клюв. И да, это была еще одна причина "починить" поврежденную конечность, поселив в ней бехолдера. Пальцы-то долго не хотели нормально двигаться.

А не далее как пять лет тому в Доме Туманной Лилии радикально сменилась власть — последние двадцать лет беспокойных событий и заговоров не прошли зря. Новой главой, захватившей трон, стала тёмная эльфийка — маг-алхимик, которую Чандра знал, пожалуй, даже лучше, чем хотел бы. В общем-то, без его помощи в этом перевороте не обошлось — по старой, так сказать, "дружбе", хоть и сильно треснувшей ещё во времена Академии. Как-то так и вышло из этих сложных отношений, что на втором году своего правления она тайно появилась в Алдар'арани с деловым предложением, которое Чандра принял — с третьего раза. Теперь у него есть комнаты и в посольском особняке в Талла, рядом с резиденцией главы и большой библиотекой, — хотя сказать, что эльф в том особняке живёт будет большим преувеличением.

Почему-то, несмотря на страх перед темнотой, он так и не полюбил спать под крышей.

Дополнительно

Навыки:
- Маг-некромант, профессионал в своём деле. Привнёс в искусство некромантии часть техник, которые сам же и изобрёл.
- Обладает обширной базой знаний о принципах работы магии и её особенностях, о флоре и фауне мира; разбирается в алхимии и артефактах на уровне крепкого любителя, умеет производить сложные расчёты магических формул и составлять сложные символьные печати.
- Владеет навыками использования магии в ближнем бою, ловко орудует одноручным мечом, использует простые, но прочные энергетические щиты. Всё-таки некромантия зачастую довольно контактная дисциплина — и при этом не особенно-то хороша в нападении.
- В принципе, имеет право зваться мастером-всадником и дрессировщиком, потому что летать на агрессивном мутировавшем грифоне то ещё испытание. 
- Впрочем, глаз бехолдера в руке помогает контролировать тварь в переломные моменты — давая Чандре доступ к определенным способам гипноза, контроля воли и создания галлюцинаций. Питаясь силой из крови Чандры, бехолдер в длительном активном состоянии достаточно быстро истощает его физически и награждает каким-то совершенно непомерным аппетитом.
- Владеет всеми необходимыми навыками выживания в диких землях. Активно помогает себе в этом магией.
- Помимо общего и обеих разновидностей эльфийского знает истинный драконий язык, хоть и говорить на нём по понятным причинам не может.
- Отлично танцует все классические бальные танцы и знает этикет (но не пользуется им).
- Плавает примерно как топор.

Млиар

http://forumstatic.ru/files/001a/1a/80/78349.jpg

Планы на игру: Приключения, юмор, участие в сюжете тёмных эльфов. Играю всё, что может играться.

Вам интересно отыгрывать: (ненужное зачеркнуть)
- Бои, драки, экшн
- Мирная обстановка, разговоры
- Ужасы/мистика
- Треш
- Романтика
- Интим
- Политика
- Путешествия
- Поиск сокровищ/артефактов
- Расследование легенд/слухов
- Исследования, наука, эксперименты
- Магия, алхимия, изучение
- Преступная деятельность

Пример поста:
Напишу при необходимости.

Отредактировано Чандра (2020-02-26 01:19:40)

+3

2

Добро пожаловать в Проклятые земли!
Создайте личную тему, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нашей беседе за чаркой эля!
Желаем интересной и яркой игры!

0


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Чандра, эльф-некромант