Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

П

отерянная сестра

Молодые неопытные вампиры — мы оставляли слишком много следов и через месяц к нам нагрянула инквизиция. Нам удалось сбежать. Но вскоре пришлось разделиться. С тех пор прошло три года. Я не знаю кто ты сейчас и где, но хочу найти тебя. Ты — всё, что осталось от моей семьи и той жизни, в которую я хочу вернуться.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Служить и защищать человека


Служить и защищать человека

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Сюжет или личный эпизод: личный
Участники: Зейн Ясин, Наместник инквизиции Рамон (в будущем Верховный Пастырь Виктор)
Время событий: 36 число месяца Утренней звезды 998 год
Место: Северные земли, форт Асбьёрн на северной границе.
Описание эпизода:
Военный форт в северных землях на границе с Мертвыми Пустошами на целых пять стал для Зейна домом. Или... тюрьмой? Ведь дом - то место, откуда всегда можешь уйти и куда хочется возвращаться, у перевертыша же нет выбора, он пленник для которого за пределами форта - смерть.
Но все когда-нибудь заканчивается и в один из дней в форт прибыл Рамон Дамиан де Кастильо, Наместник инквизиции и хозяин Зейна. Что сулит их новая встреча?
[nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

0

2

Форт Асбьёрн, крепость на северной границе рядом со стеной, что отделяет Королевство от Мертвых пустошей. Казалось, форт жил обычной жизнью - слышались людские голоса, из конюшни доносилось ржание коней, над кузней курился дымок и раздавались певучие удары молота, на крепостной стене прохаживали солдаты... и вместе с тем, в воздухе неуловимо витало напряжение - сегодня ночь Единолуния, а значит нечисть выйдет на охоту и наверняка в очередной раз попытается прорваться в крепость.
Рамон тряхнул головой, с досадой отвернулся от окна и нетерпеливо прошелся по комнате - он надеялся попасть в крепость Асбьёрн за три дня до Единолуния, но дорогу так занесло, что карета ползла со скоростью улитки. Впрочем, оставаться в форте на ночь он не имел ни малейшего желания и вынужденная задержка, ожидание только раздражало.
Наместник подышал на замершие ладони (даже здесь, в приграничной крепости холод пробирал до костей, а пляшущее в камине пламя казалось иллюзий не дающей тепла), плотнее запахнул тяжелый, отороченный волчьим мехом плащ и почти с тоской вспомнил Лимпию - там зима была гораздо мягче и снег был редкостью.
Конечно, можно оправить в приграничную крепость гонца с письмом и Зейна привезли бы в Лимпию. Но... захотелось. Захотелось взглянуть в глаза пленнику. Интересно, что почувствует, когда поймет, что его жизнь в очередной раз перевернется с ног на голову? Радость, что наконец-то сможет покинуть этот холодный, не гостеприимный край? Разочарование, что теперь придется выполнять приказы того, кто обрек тебя на участь цепного монстра? А может быть злость? Наместник усмехнулся - тогда, пять лет назад, Зейн наверняка не ожидал, что вместо предложенной работы его запихнут в армию. Но дурной, не обученный, своевольный оборотень доставил бы больше проблем, чем пользы.
В коридоре раздались голоса и шаги, а в следующую секунду дверь распахнулась и в комнату торопливо вошел мужчина, не молодой, светловолосый и бородатый, чем-то неуловимо похожий на матерого медведя.
- Ваше Святейшество! - мужчина согнулся в почтительном поклоне - Какая честь! Могу узнать, чем обязан вашему визиту?
Наместник едва заметно, неприязненно скривился - Асмунд Барди, комендант крепости никогда не вызывал у него симпатии. Тщеславный, самолюбивый, не слишком преданный церкви, но падкий на лесть и деньги... пять лет назад, когда Рамон привез оборотня в форт, они заключили договор - Асмунд знал, кто такой Зейн, но получал за свое молчание хорошую плату и его задачей было сломать перевертыша, не искалечить, но научить подчиняться приказам, сделать из него солдата.
- Мое почтение, комендант. - Рамон чуть склонил голову обозначив приветственный поклон -  Я желаю увидеть Зейна.[nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon]

Отредактировано Виктор (2020-05-09 10:13:08)

+1

3

Ветер завывал сквозь щели в камнях на стене форта. Карета въехала в ворота крепости, остановилась и из нее вышел человек. Мало ли кому понадобилось решить вопросы с комендантом. Сейчас это его не касается. Солдат лениво проводил взглядом фигуру, закутанную в плащ, и застыл неподвижно, опираясь на каменную кладку и смотря в сторону Мертвых пустошей. Временами, в большей мере это происходило в Единолуние, со стороны пустошей перла всякая нечистая дрянь и тогда гарнизон переходил на военное положение. Промозглый ветер забирался в капюшон теплого плаща и пытался проникнуть за шиворот. Мерзкое ощущение.
Вот уже 5 лет Зейн находится в этих застенках, не то в тюрьме, не то под усиленной охраной, чтобы не вздумал сбежать, и каждый день напоминает следующий и предыдущий. Луна сменяется солнцем. День ночью. Зима...да ничем зима не сменяется. В северных землях времена года можно отличить только по количеству снега, которое выпадет во внутреннем дворе. Иногда выдавались дни, когда можно было не переживать за отмороженные пальцы, но с жарким летом его родины все равно не сравнится. Даже в деревеньке, где обосновалась семья Ясин, лето было похоже на лето, а зима не вымораживала внутренности.
Прошло достаточно времени, чтобы местные жители крепости привыкли к странному полудикому новобранцу со странным украшением на шее, а комендант форта Асбьёрн, Асмунд Барди, перестал шарахаться от него в сторону после каждого косого взгляда. Согласитесь, странно, когда мужик, похожий больше на медведя, чем на человека, начинает покрываться потом и бледнеть приближаясь к 17-летнему зеленому мальчишке, который и меч-то нормально держать не умеет, не то что выстоять в бою против опытнейшего бойца форта.
Да-а-а. В первые дни, когда молодой оборотень только появился в этих стенах, он доставлял массу неприятностей. Правду о нем знал только комендант, остальные же могли только скрипеть зубами или держаться в стороне, обходя его десятой дорогой. По началу никто не хотел заниматься его обучением, но приказы старшего не обсуждаются. Тем более приказом свыше в отношении мальчишки были даны все полномочия. Таким образом Зейн за первый год перемыл практически весь форт, изучил изнутри казематы (где был регулярно заперт из-за драк или в Единолуние от греха подальше), а также получил в награду около сотни ударов по спине плетью. Науку войны в него вбивали с особым усердием. Утром - бег вокруг крепости, потом завтрак и строевая подготовка. Перед обедом были бои на мечах и помощь по хозяйству (почистить в конюшнях, помочь кузнецу и многое другое). Вечером снова тренировки до изнеможения, чтобы молодой пацан даже и не думал брыкаться. Но хуже всего приходилось от осознания, что где-то внутри заперта истинная сущность. Ошейник, который на него нацепили еще в застенках инквизиторов, не давал хоть как-то достучатся до звериной ипостаси. То есть Зейн чувствовал, что где-то внутри зверь сходит с ума,  но обратиться было физически невозможно. Мир как будто потерял половину своих красок, нюх стал не таким острым, словно на лице платок. Он стал...обычным. Человеком. От этого парень злился еще больше и стычки с солдатами становились чаще.
Так прошли первые несколько лет.
Чем больше проходило времени, тем становилось проще. Со временем он смирился, солдаты привыкли к его закидонам, Зейн стал ходить в дозоры на крепостную стену как и все, даже несколько раз участвовал в защите стены от нечисти с пустошей. Когда выдавалось свободное время, старался чем-то себя занять, лишь бы не думать что будет дальше или не вспоминать родных. Вина перед братом висела Дамокловым мечом над его головой, хотя парень продолжал считать, что сделал все правильно и когда-нибудь Дани поймет его и простит. Может быть...

Сегодня была его очередь стоять в дозоре на стене и уже в который раз за эти пять лет Ясин рассматривал далекий пейзаж. Пока все было спокойно, но сегодня Единолуние...нечисть может начать переть откуда не ждали.
- Зейн, тебя к коменданту. - паренек, такой же, каким когда-то пришел он сам, шел сейчас рядом и не мог до конца отдышаться. Так быстро бежал с поручением от самого...
- Зачем это? - обычно "медведь" вызывал его только чтобы назначить очередное наказание. - Сегодня я еще даже челюсть никому не сломал.
Они спустились со стены и прошли через внутренний двор до помещений, где располагались жилые и рабочие комнаты старших офицеров и непосредственно самого Барди.
- Сам у него спросишь, меня только послали передать.
Шаги в коридоре отражались от стен и возвращались гулким эхом. Постучав для приличия пару раз, оборотень зашел внутрь.
- Вы хотели меня видеть...? - снимая капюшон, убрал волосы с глаз и только теперь заметил в комнате еще одного человека. Его лицо теперь навечно отпечаталось в памяти...теперь он его не забудет никогда. - Однако не ожидал...

+1

4

Ждать пришлось не слишком долго, уже через несколько минут раздался стук в дверь.
- Ну надо же...
Рамон оценивающе, хоть с некоторым удивлением окинул замершего у порога оборотня взглядом. Конечно, на протяжении всех этих лет, раз в пару месяцев ему приходили послания от Асмунда о том, что происходит в форте и как проходит обучение Зейна и все же, изменения, произошедшие с перевертышем удивили наместника - пять лет назад он оставил в этой крепости мальчишку, теперь же перед ним стоял молодой мужчина, высокий, крепкий и статный.
- Оставьте нас, я хочу побеседовать с Зейном наедине.
Рамон нетерпеливо и с некоторым недовольством глянул на замешкавшегося Асмунда - ему явно было интересно послушать беседу. А может быть, боялся, что Зейн попытается свести счеты? Кажется, за пять лет Асмунд так и не научился полностью доверять перевертышу и Рамон был готов поспорить, что комендант крепости ни за что не согласился бы остаться с Зейном один на один.
Сам же наместник этого не опасался - в отличии от своего брата, Зейн предпочитал подстраиваться под обстоятельства, а не переть напролом и он не такой дурак, чтобы напасть сейчас, он наверняка понимает, что не сумеет сбежать из форта, а за убийство церковника - его казнят. Впрочем, ослушаться Асмунд не посмел, а едва за ним закрылась дверь, Рамон поморщился, оставил кубок с предложенным вином (кислятина!), скрестил руки на груди и глядя в глаза Зейну, усмехнулся.
- Сказать по правде, я и не надеялся, что ты сумеешь протянуть так долго. Знаешь, что особенно занятно? Если оборотня заковать в ошейник в звериной ипостаси, через несколько месяцев он теряет разум, забывает про человеческую сущность, становится зверем. - Рамон чуть помолчал, задумчиво потер подбородок, словно решая сложную, но занятную задачку и пожал плечами. - Но это не действует наоборот. Ты ведь ее все еще чувствуешь, верно? Вторую ипостась? И вместе с тем, не сошел с ума. Может быть, второй облик для вас ошибка и вы все же ближе к людям, чем к зверям. Впрочем, не важно. - Наместник тряхнул головой, обрывая рассуждения. - Полагаю, за столь долгий срок этот форт и холод у тебя уже в печенках сидит?
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

0

5

Этот властный голос. Эти холод и сталь в глазах. Волна ненависти поднялась откуда-то из глубины души и зверь заворочался внутри в бессильной попытке выбраться наружу. Его желание вцепится в горло, стоящему напротив, человеку было почти осязаемым. Больших трудов стоило загнать его обратно, чтобы не дай бог беды не вышло. За эти годы, когда-то мальчишка, а сейчас молодой мужчина, научился многому, но самое важное - не стоит принимать поспешных решений. Если этот церковник умрет здесь и сейчас, оборотень поляжет вместе с ним. Уж комендант крепости постарается. А жизнь Ясин любил больше всего...
Едва за начальником форта закрылась дверь, как нежданный гость заговорил.
А Ясин думал. Думал о том, как жил. Как выживал и, что дня не проходило, чтобы он не вспоминал тот злополучный день, когда согласился сотрудничать с инквизиторами. Как по началу еще пытался обернутся и как пришло чувство пустоты и полной беспомощности. Как приходилось, по факту, с самых азов учится пользоваться своим телом ведь звериные инстинкты приглушал ошейник, ярмом висящий на шее.
Теперь он вещь. У каждой вещи есть хозяин и здесь в гарнизоне его дрессировали и приучали слушаться команд хозяина. Беспрекословно. Полное подчинение. Но придет время и он освободится. Он отомстит. Настанет день, когда этот церковник потеряет бдительность и у Зейна появится возможность сбежать, по возможности прихватив брата. А если не получится сбежать, то постарается прихватить этого гада магического с собой на тот свет.
- Что если и так? - парень прищурился. - Неужели, вы, как добрый волшебник, приехали спасти меня от этого жуткого холода? - рот искривился в ядовитой усмешке - Что-то верится с трудом.
Зейн привалился спиной к стене, сложив руки на груди.
- Ведь вы же сами меня сюда и засунули.

+1

6

Едко пошутив-огрызнувшись (а что еще ему остается? Только зубоскалить, раз не может вцепиться недругу в глотку) Зейн, сам того не ведая, попал точно в цель. Вот уже пять лет Рамону удавалось водить окружающих за нос. Ну в самом деле, кому придет в голову, что чародей окажется столь наглым, что займет место в церкви? Да не мелкого служки, а Наместника! И все же, от слов перевертыша по спине пробежал неприятный холод. Рамон тихо вздохнул, покачал головой и натянуто рассмеялся - вот уж правда ирония! За оборотнем действительно явился волшебник, только далеко не добрый.
- А если и так, можно подумать ты откажешься и предпочтешь и дальше гнить в этом форте, пока в одну из ночей нечисть не сломит оборону и ты не подохнешь от рук вампиров.
Рамон досадливо поморщился - верно, он сам его сюда запихнул. Наместнику вспомнилось, как в монастыре, уже после заключения сделки, Зейн, закованный в ошейник, попытался обернуться и напасть. Не удалось, конечно, но именно тогда пришла мысль отправить перевертыша в армию. Он мог бы выбрать место потеплее и поприличнее, но рассудил, что скотские условия быстрее сломают оборотня, а позже заставят ценить то, что дает церковь - еду, безопасность, деньги... и, как ни крути, смерть на костре не назвать легкой, но все же, это вопрос нескольких минут. А оборотень должен был усвоить, что за неподчинение наказание может быть хуже смерти и вот такая жизнь может растянуться на месяцы и даже годы.
- У меня не было ни времени, ни желания возиться с дурным мальчишкой. К тому же, я и не обещал стать тебе заботливой нянькой. Однако, смотрю Асмунд был не слишком суров, раз не приучил тебя держать язык за зубами? - Рамон скептически выгнул бровь, хотя и знал, прекрасно знал, что с перевертышем здесь не особо церемонились. - Впрочем, главное чтобы у тебя хватило ума не зубоскалить при других людях и не трепаться о своей сущности. - и все же не удержавшись, желчно добавил. - Если ты не хочешь закончить, как твоя семья.
Время поджимало, чем быстрее они покинут форт - тем лучше, а значит препирательства и колкости следовало отложить до лучших времен. Рамон пересек комнату, подхватил с кресла сумку и вытащил браслет, металлический, широкий, украшенный затейливой вязью рун, отдаленно похожий на ошейник Зейна.
- Иди сюда. - короткий, четкий приказ, не оставляющий выбора и не позволяющий взбрыкнуть и заупрямиться. - Дай руку.
Наместник ловко нацепил на запястье оборотня браслет, а потом снял с шеи Зейна ошейник.
- Мы отправляемся в Лимпию. Несколько месяцев назад я возглавил инквизицию, стал Наместником и теперь мне пригодится твоя помощь. Твой второй облик может оказаться полезен. - Рамон убрал ошейник в сумку и кивнул на браслет. - Теперь ты можешь менять ипостась, но если попытаешься напасть на меня - будет очень больно.
Конечно, можно было зачаровать ошейник, а не браслет, но... Рамону стало интересно - воспользуется ли оборотень этой лазейкой? Решится ли отрубить себе руку, чтобы обрести свободу? Или все же предпочтет жизнь домашней зверюшки под защитой церкви? Но, заметив мелькнувшую в глазах Зейна надежду, счел необходимым уточнить.
- Бежать не советую - отправлю по твоим следам охотников за нечистью и когда тебя поймают, а тебя поймают, не сомневайся - нового договора не будет, пойдешь на костер.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

Отредактировано Виктор (2020-05-10 06:23:02)

+1

7

В чем-то церковник конечно был прав. Выбраться из этого оплода ветров, стужи и камня хотелось, а вот смерть на поле боя его почему-то не пугала. Совесть, за ранее сделанный выбор, иногда поднимала свою голову и мерзко нашептывала, что наложить на себя руки - лучшее искупление грехов перед братом. К тому же мертвый оборотень - бесполезный для церкви оборотень. Где гарантии, что Дани еще жив и его не убили просто ради забавы или из-за несговорчивости? Зейн отгонял от себя подобные мысли и в такие моменты старался переключиться на что-то другое или умотать себя физической нагрузкой до состояния, когда сознание покидает тело, до того как оно упадет на кровать.
Сейчас же приезд, так называемого, хозяина сулил стабильную жизнь у "Спасителя за пазухой".
Упоминание о семье сработало лучше кнута или ушата холодной воды. Мороз прошелся по хребтине, а внутри все заледенело и одновременно вспыхнуло. Ведь он говорит не о брате. Опять намекает на судьбу родителей и сестры? Какой удобный рычаг для воздействия. Если бы сейчас у него была возможность обратиться! Или хотя бы выпустить когти! С каким удовольствием он бы сломал шею этому гаду в рясе. Но вместо этого пришлось закрыть глаза, досчитать до 10 и молча выполнить приказ. Не время...еще не время.
Щелчок. Браслет занял свое место на правом запястье. Непривычное ощущение, но вроде бы нигде ничего не мешает. Щелчок. И шея получила свободу. Одновременно с этим пришло понимание - зверя ничего не сдерживает...Но как такое возможно? Зейн снова посмотрел на новое украшение. Попробовал обратится ко второй форме. И, о чудо!, она отозвалась! Рывок. И церковник прижат к стене, оборотень с оскаленными клыками и сверкающими очами держит того над полом за грудки.
- Не ожидал??! - рык вырвался из неполностью измененной глотки.
Но что это? Адская боль скрутила парня, заставила отпустить добычу и упасть на колени. Казалось, что кости выкручиваются, мышцы завязываются в узел, а голова готова разорваться на части. Клыки пропали. Зверь отступил и остался только парень, которого боль продолжала скручивать в дугу. Зейн стал дышать медленнее, как в те разы, когда комендант лично приходил исполнять наказание и плеть снимала слои кожи со спины. Постепенно болезненные ощущения стали отступать, что позволило услышать слова "хозяина".
- ... Твой второй облик может оказаться полезен. Теперь ты можешь менять ипостась, но если попытаешься напасть на меня - будет очень больно.
Шальная мысль проскочила и исчезла. То есть, если я смогу его снять... - он снова посмотрел на браслет -я смогу быть свободен? Видимо надежда проскочила в его взгляде, потому что Его Святейшество не забыл добавить:
Бежать не советую - отправлю по твоим следам охотников за нечистью и когда тебя поймают, а тебя поймают, не сомневайся - нового договора не будет, пойдешь на костер.
Хорошая альтернатива. Вечное рабство на побегушках у церкви или теплые объятия пламени. А чего он собственно ждал, соглашаясь на сотрудничество? Что получится обмануть кого-то вроде Рамона де Кастильо? И кому? Тогда еще 17-тилетнему подростку? Какая наивность с его стороны.
- Я...понял, Ваше Святейшество. - говорить после того, что он испытал, было несколько тяжеловато, но чтобы поднятся с пола сил хватило. - Каков Ваш приказ?

Отредактировано Зейн (2020-05-10 11:24:38)

+1

8

Наивно было бы надеяться, что оборотень поверит ему на слово и не попытается воспользоваться мнимой свободой. И все же, Зейн напал так быстро, так стремительно, что наместник действительно не ожидал. Удар о стену выбил воздух из легких, Рамон увидел глаза, чуждые, налившиеся хищной, звериной желтизной и на мгновение успел испугаться - а вдруг в магическое плетение закралась ошибка и браслет не сработает? Но нет. В следующую секунду хватка ослабла, а перевертыш рухнул на колени.
- Глупец. - наместник обдернул сбившийся плащ, снисходительно глянул на скрючившегося на полу оборотня и сокрушенно покачал головой. - Ты ничуть не изменился с тех пор, как вместе с братом угодил в расставленную ловушку. Все так же полагаешься на свою силу, лезешь напролом, не утруждая себя тем, чтобы чуть подумать и найти скрытый подвох. Неужели ты и правда поверил, что я допущу такую ошибку, отпущу зверя на волю? Но надеюсь тебе хватит одного урока?
Услышав ответ, наместник удовлетворенно кивнул и слегка пихнул Зейна сапогом, не больно, но обидно.
- Поднимайся. Мне не хочется остаться в этом форте с ночевкой. - Не то, чтобы Рамона так уж страшила приближающаяся ночь и нечисть, что полезет из Мертвых пустошей, гораздо большую неприязнь вызывала мысль о ужине в компании коменданта, надумай он все же задержаться в крепости. - Даю тебе полчаса на сборы, а потом жду во дворе.
Рамон подхватил сумку и направился к двери - перед отъездом следовало переговорить с Асмундом Барди и отблагодарить его за помощь.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

+1

9

За годы, проведенные в казарме форта оборотню так и не удалось обзавестись каким-то большим количеством личных вещей. Все как у всех и ничего лишнего. Полчаса на сборы двух тряпок и пары ботинок? Или это возможность попрощаться со всеми? А с кем? Друзьями в фоте он так и не обзавелся, а другой причины говорить всем "до свидания" не было.
Выйдя за дверь вслед за посетителем, оборотень направился в комнату, которую 5 лет мог считать своей. Ветер привычно завывал сквозь щели в камнях и оконных рамах. Гнев внутри еще клокотал, но воспоминания о не самых приятных мгновениях позволил не надолго отвлечься. Комнат встретила привычной прохладой. В холщовый мешок полетела смена одежды, приятная мелочь и кинжал, который он сам себе сделал в местной кузне, когда было свободное время. Больше его здесь ничего не держало.
Переодевшись в дорожные шмотки и оставив на койке местный доспех, парень последний раз оглядел помещение, глубоко вдохнул, запоминая запах этого места, и вышел прочь. Путь его лежал во внутренний двор к карете Его Святейшества. Снежная поземка пылилась над камнями внутреннего двора. Было муторно и зябко. Его жизнь сделала сальто, а может быть и все два, и теперь снова придется приучатся жить по новому.
- Зверский холод. Поскорее бы уже отсюда убраться. - пробурчал Зейн, переминаясь с ноги на ногу, периодически смотря на окна форта и ожидая, когда его хозяин наговорится с комендантом (а больше ему делать здесь нечего, не с солдатней же лясы точить) и явит уже наконец свою святейшую задницу.
Зейн теперь должен быть вежливым и учтивым на публике, но никто не запретит ему думать так, как ему одному хочется.

+1

10

Стоило выйти за дверь, как рядом, словно по волшебству, возник молоденький парнишка.
- Ваше Святейшество, что вам угодно?
Учтивый поклон, взгляд голубых глаз, горящих неподдельным восторгом. Мальчишка так напоминал любопытного щенка, что Рамон невольно улыбнулся.
- Отведи меня к коменданту.
Асмунд нашелся в одной из комнат крепости, сейчас он сидел за столом и разбирал кипу каких-то бумаг и похоже это занятие не доставляло ему никакого удовольствия. На звук открывшейся двери поднял голову и на его лице отразилось облегчение, кажется, желание Рамона остаться наедине  с перевертышем Барди счел безумием и сомневался, что этот разговор закончится добром.
- Я забираю Зейна.
Замешательство, растерянность, удивление, но кажется, весть, что перевертыш больше не будет трепать ему нервы пришлась Асмунду по нраву. Мужчина открыл было рот, но Рамон нетерпеливо махнул рукой, призывая к молчанию, пересек комнату, опустился в кресло напротив стола и продолжил.
- А вас вскоре переведут в Лимпию. Вы доказали свою верность и ваша дальнейшая служба может оказаться полезной для меня.
- Ваше Святейшество! - в волнении Асмунд вскочил на ноги, с грохотом опрокинув стул. Рамон мысленно усмехнулся - видимо, покинуть сей неуютный край мечталось не только теплолюбивому перевертышу. - Для меня честь служить вам!
Наместник одобрительно кивнул, словно бы и не ожидал другого ответа.
- Пока же... примите в знак моей признательности за помощь.
На стол перед комендантом лег довольно увесистый мешочек, наполненный золотыми монетами и небольшая шкатулка из дерева. При виде мешочка, глаза Барди масляно заблестели, потом он протянул руку и откинул крышку, в шкатулке, в специальной выемке лежала курительная трубка, дорогая, из темного дерева, с золотой каемкой по краю.
- Роскошный подарок. - восхищенно выдохнул комендант - Благодарю. - Асмунд с сомнением глянул на окно и перевел взгляд на Рамона - Сегодня Единолуние, думаю вам лучше остаться в форте, здесь гораздо безопаснее.
Рамон чуть помедлил, словно размышляя, поднялся на ноги, подошел к окну, выглянул во двор и чуть-чуть улыбнулся, увидев зябко ежащегося под холодным ветром Зейна - такая исполнительность и послушание перевертыша порадовали наместника - вздохнул и отрицательно качнул головой.
- К сожалению, вынужден отказаться. Да, сегодня Единолуние, а значит слово божье и моя защита будет гораздо нужнее мирным людям в Дьярви, чем солдатам, привыкшим к сражениям. Что же, думаю мне пора отправляться в путь, хотелось бы до темноты добраться до города. До скорой встречи, Асмунд.

...в карете было теплее и уютнее, чем в форте и уж тем более на улице. Стены, обитые толстым сукном не пропускали сквозняки, а мороз разукрасил стекла изящными, похожими на эльфийские письмена, узорами. Послышался крик возницы, захрустел снег, карета сдвинулась с места и покатилась, набирая ход.
Рамон думал о Асмунде Барди - пристрастие к табаку может быть губительно, особенно, когда трубка - магический артефакт, что при каждом вдохе наводит на мысли о тщете всего сущего, бесполезности и бессмысленности собственной жизни... Не пройдет и недели, как коменданта найдут в петле. Или, может быть, он предпочтет сброситься с крепостной стены? Впрочем, какая разница? Асмунд Барди мог проболтаться о оборотне или, хуже того, будучи падким на деньги и лишившись дохода, что получал на протяжении пяти лет, мог начать требовать плату за свое молчание.
Наместник откинулся на спинку диванчика, обитого темно-синим бархатом, продолжая незаметно, сквозь полуприкрытые веки наблюдать за оборотнем и пытаясь угадать какие мысли сейчас одолевают Зейна. Что он чувствует покидая форт, где провел столь долгий срок? И что бы сказал, узнав о скорой смерти коменданта? И мысленно усмехнулся - хотя, наверняка, известию о его, Рамона, смерти он обрадовался бы куда больше.
Время, казалось, застыло, стало тягучим, как гречишный мед, а дорога тянулась целую вечность. Через несколько часов небо заволокло низкими, косматыми тучами и снова повалил снег, пушистый, разлапистый, кони, запряженные в повозку двигались все тяжелее, медленнее и неохотнее. В какой-то момент карета и вовсе остановилась, послышались шаги, открылась дверь и в карету заглянул возница.
- Ваше Святейшество, боюсь до темноты мы не успеем добраться Дьярви. Но в часе езды есть поселок, может быть стоит остановиться на ночевку там?
Рамон с досадой прикусил губу - ночь он предпочел бы провести в Дьярви, небольшом (по сравнению с тем же Йеном) городке, за крепкими, каменными стенами, под надежной охраной городской стражи. Но раз уж не было выбора, поселок всяко лучше и безопаснее ночевки посреди тракта. Наместник согласно кивнул.
- Хорошо, поворачивай к поселку.
Поселение стояло чуть в стороне от основного тракта и оказалось окружено высоким, в два человеческих роста, забором из толстых деревянных кольев, послышались людские голоса и массивные ворота распахнулись пропуская в поселок карету. Взгляду предстали широкие, присыпанные свежим, пушистым снегом улицы и приземистые дома под снежными шапками. Наверняка в храме Наместника инквизиции приняли бы с большим почтением и радушием, вот только храма здесь не было - на его месте высился обгорелый, присыпанный снегом, остов и извозчик свернул к двухэтажному постоялому двору.
Конечно, можно было бы оставить Зейна здесь, он вполне мог переночевать вместе с возницей, на конюшне. Но Рамону хотелось посмотреть, как оборотень поведет себя теперь, когда приказы отдает новый хозяин, а рядом нет коменданта и вояк, что накажут за малейшее ослушание. Да и... чего уж там? Кнут - не всегда лучший выход, порой пряник оказывается более действенным. Сытная еда и чистая постель - один из способов показать Зейну, что подчинение и сотрудничество станет для него более приятным и выгодным, чем бессмысленный бунт.
- Идем. - Рамон кивнул перевертышу, открыл дверь, первым выбрался из кареты и направился к постоялому двору.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

Отредактировано Виктор (2020-05-14 11:04:46)

+2


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Служить и защищать человека