NB! Матчасть форума пересматривается, возможны спонтанные структурно-логические изменения.
Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Казнить нельзя помиловать


Казнить нельзя помиловать

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Сюжет или личный эпизод: Личный
Участники: Герда, Ивор
Время событий: 20 число Месяца свежего ветра 1002 год
Место: Рейкхольт
Описание эпизода: Благодаря союзу, что заключили Ивор Хольтский правитель города Рейкхольт и Верховный пастырь церковь медленно, но верно усиливает свое влияние в городе. Все чаще на улицах Рейкхольта мелькают темные "крылатые" плащи инквизиторов, все чаще полыхают костры на главное площади - церковь устанавливает свою, жестокую справедливость. Но не всем происходящее в городе приходится по нраву.

0

2

...Мы стремительно трезвеем, кот бросается вперёд,
Повисает на монахе, тот пронзительно орёт.
Девка бьёт монаха скалкой, заступаясь за кота,
И в трактире возникает беспредел и суета.
Это наш счастливый случай! Эй, братишка, держись!
Между следствием и дыбой предлагаю выбрать жизнь!
Через битую посуду и разлитое вино
Триумфально покидаем мы кабак через окно!

А-а-а! Нас снова ищет инквизиция…

На площади перед храмом Спасителя было шумно и многолюдно - в первые теплые весенние деньки во многих городах Королевства проходили ярмарки и народные гулянья. Вот и Рейкхольт не обошла эта традиция - за крепостной стеной развернулось ристалище для рыцарских поединков, а на главной площади перед храмом - шумела ярмарка. Между торговыми рядами прогуливались богато-разодетые парочки, бегали мальчишки, лоточники зазывали покупателей нахваливая товары, нищие хватали гуляк за руки, демонстрировали искусно нарисованные струпья и язвы и просили "подать Спасителя ради!". Сам же храм словно паутиной опутали строительные леса - фасад храма облупился, осыпался и давно требовал ремонта. Занятно, говорят еще полгода назад церковь не имела такого уж влияния в Рейкхольте - старый маркиз не слишком жаловал веру и церковников. Но теперь, когда к власти пришел его сын, Ивор, все изменилось и не для всех эти изменения были благом.

На высокий помост (в обычные дни исполняющего роль эшафота) забрался человек в яркой одежде и принялся подскакивать и размахивать руками зазывая народ - сегодня будут проходить соревнования между трубадурами, сказителями, бардами, стихоплетами.
Герда, замершая на краю площади, бросила смурной взгляд на зазывалу, недовольно скривилась, облизнула разбитую, распухшую губу, брезгливо сплюнула розовую от крови слюну, отвернулась и мысленно припечатала саму себя - "дура!"
Все происходящее казалось не настоящим, дурным сном - еще пару часов назад они с Тьярти сидели в кабаке, пили пиво, хохотали до слез... да вот, кстати, ради этого соревнования Тьярти и приехал в Рейкхольт! Но кто же знал, что даже в таком дрянном кабаке, на самой окраине города окажутся "уши"? И им не придутся по вкусу их разговоры и глупая песенка про церковников, что исполнил молодой менестрель? Не прошло и часа, как за белобрысым парнишкой заявились инквизиторы! Что с ним сделают? Сожгут? Четвертуют? Повесят? Герда нахмурилась, пытаясь припомнить и злобно, глухо рыкнула - за ересь вырывают язык. Для певца - это все равно, что смерть. А перед этим будут добиваться раскаяния и признания своей вины!
Нет, ну в самом деле, раз ей повезло ускользнуть из лап церковников, то нужно затеряться в людской толпе или и вовсе бежать из города со всех ног-лап, а она вместо этого притащилась на главную площадь и размышляет, как бы пробраться в логово инквизиции! На что рассчитывает? Прорваться с боем не получится, а ни у нее, ни у Тьярти нет влиятельных друзей или покровителей. Да если бы и были - вряд ли бы сумели помочь - святая, мать ее, церковь не отпускает свою добычу. К тому же... вторую, звериную сущность не всегда удается сдержать и там, в кабацкой драке церковники наверняка приметили и то, как она двигалась и на несколько мгновений изменившееся лицо (Герда знала, как выглядят оборотни на границе трансформации, еще не обернувшись полностью зверем, но и человеческого в облике остается не так уж и много). А значит, вполне вероятно ее тоже сейчас ищут! И... ради кого она собирается сунуться в это змеиное гнездо? Он даже не настоящий перевертыш, полукровка, рожденный от человека! Но Тьярти был той ниточкой, хрупкой, тонкой, что связывала ее с прежней, мирной и спокойной жизнью и вот так оборвать ее у Герды просто не хватило духа. В общем, дура и есть!
- Эй ты!
От резкого окрика Герда чуть вздрогнула и обернулась, к ней неторопливо, вразвалочку приближались трое стражников - видимо, фигура, закутанная в темно-серый плащ слишком уж выделялась на фоне праздно-шатающихся бездельников. Но встречаться со стражей Герде совсем не хотелось, так что оборотниха лишь глубже натянула капюшон и быстрым шагом направилась прочь, надеясь затеряться в толпе.
- А ну стой! Лови!

0

3

- Вот не нарывался бы ты сегодня. - Мрачно проворчал Хёльгар, разглядывая заполненную народом площадь.
Стоящий рядом с ним полукровка, ради разнообразия закутавшийся сегодня в чёрный, а не серый плащ, еле заметно усмехнулся. Поправил на плече ремень от чехла с лютней, довольно отчётливо звякнувшего металлом.
- Ты же меня знаешь. Я предельно осторожен.
- Осторожен он. Но сегодня твоих любимых рифмованных откровений явно не оценят.
Лир только глаза к небу возвёл, будто ожидая, что оттуда на его голову свалится высшая мудрость о том, за что теперь можно угодить на костёр, а за что нет.
- Переставай делать вид не понятой творческой личности. Тебе не идёт. - Хмыкнул старый лекарь. И ткнул пальцем куда-то в толпу. - Лучше глянь вон туда. По-моему, нам можно вмешаться, пока дело до церковников не дошло, и они сюда не явились.
Полукровка проследил за жестом товарища взглядом, прищурился. Поправил капюшон плаща и повязку на волосах под ним на случай, если придётся открывать лицо. Коротко кивнул и направился в сторону начавших закручиваться событий. Хёльгар двинулся за ним.
- За что хоть ловить-то? - Поинтересовался Лир, наблюдая за тем, как товарищ заступает дорогу пытающейся скрыться в толпе женщине Одновременно с тем завязывал на поясе полы плаща на случай, если Хёльгару помогать придётся или бегать. Быстро оценил жертву облавы, сделав вывод, что не из воров, мошенников или уличных девок. В судьбу таких и лекарь бы вмешиваться не стал. Однако же. Сам же безопасник, несмотря на довольно серьёзный возраст, по-прежнему был в хорошей форме, да и с любимым своим полуторником обращаться умел. Как и с кинжалами. Лир же предпочитал применять своё оружие лишь в крайних случаях. Ну и на работе конечно. Потому даже сейчас оттягивал момент своего вмешательства в перехват и задержание.

+1

4

Очень часто городская стража работает заодно с церковниками (а что бы и не работать? Церковь весьма щедро платит за пойманную "нечисть") и кто бы мог поручиться, что долгополые еще не донесли стражникам о драке в трактире и не рассказали о оборотнихе с обожженной физиономией? В любом случае сводить знакомство со стражами Герде совсем не хотелось.
- Лови!
Резкий короткий окрик подхлестнул, как удар кнута. Герда грубо отпихнула какую-то разряженную высокородную девку (та уронила кружевной, полупрозрачный зонт, шлепнулась на землю и противно заверещала) и сорвалась на бег. Короткий костяной нож словно сам собой прыгнул в ладонь - нет, убивать преследователей она не собиралась, но устроить небольшой переполох, выгадав себе немного времени? Почему бы и нет! Внимание оборотнихи привлек ишак запряженный в тележку, Герда на бегу полоснула ишака ножом по боку, от боли тот взревел дурным голосом, брыкнулся и ломанулся прямо в людскую толпу. Хозяин ослика смешно размахивая руками кинулся следом, а тележка подпрыгнула на камне, колесо слетело с оси и повозка повалилась на бок, глиняные горшки и тарелки с грохотом посыпались на мостовую.
Шум и суматоха дали волчице небольшую фору, надеясь, что стражники увязнут в этой толчее, Герда метнулась в проулок, через каменную арку, поворот, еще один и площадь сменилась улицей.
- Плешивого инкуба тебе в постель! - со злостью ругнулась оборотниха. Кому? Молодому маркизу, пустившего в город церковную погань? Тьярти, не сумевшего удержать язык за зубами и спевшего ту проклятую песню? Излишне бдительным стражниками? Этого Герда и сама не знала. А впрочем, какая разница?
Окраины Рейкхольта - трущобы с низкими домами и узенькими извилистыми улочками, где затеряться - проще простого. Здесь же - широкая, прямая, как стрела улица, каменные, роскошные фасады домов за высокими заборами, породистые кони, запряженные в кареты и богато одетые чинно прогуливающиеся парочки. Ну и куда теперь?
Оборотниха покрутила головой и тут приметила мальчишку лет десяти, что пыхтя от усердия тащил здоровущую и похоже тяжелую корзину. Мальчишка пересек улицу и скрылся за небольшой, неприметной дверью, видимо через нее ходили слуги и наверное доставляли продукты на кухню.
Волчица нервно оглянулась, переступила с ноги на ногу и снова посмотрела на дверь. Конечно, велика вероятность, что во дворе окажутся и другие люди - слуги или охранники и они наверняка не слишком-то обрадуются, что по хозяйскому двору шляется какая-то незнакомая девка. Но какой еще у нее выбор? Здесь, среди богато разодетых горожан она выделялась, как ворона, затесавшаяся в стаю ярких пичуг, а стражники с площади наверняка вот-вот появятся.
Герде повезло - дверь оказалась не запертой и охранник действительно был, юный, худощавый, светло-рыжий парень, правда сейчас у него были дела поважнее, чем охранять хозяйский покой и бдить на посту - он о чем-то беззаботно переговариваясь с мальчишкой тащил корзину к постройкам, что виднелись между разлапистых деревьев и густых кустов, что украшали двор.
Выждав с полминуты Герда тенью скользнула во двор. Осмотрелась, прислушалась, мысленно ухмыльнулась и свернула на боковую, присыпанную мелкими камешками дорожку, ведущую куда-то в глубь сада - большинство людей наивно считают, что все волки - серые, ее же Лагерта одарила темно-бурой шерстью. А кто из горожан обратит внимание на бродячую "собаку"? И значит, всего-то и нужно сменить облик да отсидеться до темноты под каким-нибудь кустом в самом дальнем углу. А потом... оборотниха тяжело вздохнула и нахмурилась - шансы выцарапать Тьярти из лап церковников... да можно сказать, что их и нет и пытаться что-то изменить - настоящее безумие!

0

5

Беготня с препятствиями была не таким уж и лёгким делом. И если полукровка справлялся с задачей почти без проблем, то Хёльгар спустя некоторое время начал отставать от приятеля. Впрочем, неудивительно. Он был сильно старше, да и, хоть и поддерживал себя в форме, всё равно не мог сравниться с лёгким и быстрым Лиром.
Но стража всё равно осталась позади. То ли совсем не приспособлены были к подобным нагрузкам, то ли сознательно отстали, поняв, что им ничего не светит, даже если догонят беглянку. улица, сдавленная по обеим сторонам высокими заборами и глухими стенами. Казалось бы, спрятаться или свернуть тут негде. Однако преследуемой это удалось сделать до того, как полукровка смог вывернуть туда из-за угла, при том не снеся слишком, на его взгляд, неторопливых горожан. Лир остановился на несколько мгновений, прислушиваясь к происходящему и внимательно вглядываясь в слой влажной грязи под ногами. Искать следует где-то здесь, на этой улице. Там, дальше тупик и своротка только в сторону территории позади замка.
Одна из калиток для прислуги оказалась приоткрытой. Ничего особенного, если бы не пропажа беглянки. Лир усмехнулся и проскользнул внутрь. Там даже охранник обнаружился. Правда дела тому охраннику до гостей подворья не было ну никакого. Потому полукровке удалось пройти мимо и остаться незамеченным. Вновь оглядевшись и помянув добрым словом материно наследство, Лир-таки обнаружил ту, за кем пришлось побегать. Откинул полы плаща так, чтобы были видны и одежда простого горожанина, и отсутствие в прямой доступности какого-либо оружия, и тяжёлый серебряный медальон на цепи со знаком принадлежности к приближённым маркиза. А по виду и выражению лица можно было понять, что ни с церковью, ни со стражей он дел напрямую не имеет.
- Обычно девушки за мной бегают, а тут мне приходится бегать за девой. – Усмехнулся полукровка, делая ещё несколько шагов к обнаруженной беглянке. – Стража сюда не посмеет войти без дозволения хозяев. Так что дальше можно не убегать.

+1

6

На какой-то миг Герда даже поверила, что все удалось, но шаги за спиной и удивительно звучный голос быстро избавили от этой иллюзии.
- Стой! - коротко, зло рыкнула-рявкнула оборотниха. Обернулась, опустила голову, сгорбилась, подобралась словно зверь перед прыжком, только и всей разницы, что оружием сейчас были не острые волчьи клыка, а небольшой топор.
И все же, не напала.
Преследователь - мужчина, чуть выше нее, лицо... Что ж, вряд ли он приврал - голубоглазый и удивительно миловидный, даже, пожалуй, смазливый, наверное, где-то в роду затесался эльф (у Герды аж руки зачесали от желания содрать с его головы платок, дабы убедиться, что и уши выдают примесь эльфийской крови), за таким должно быть девки и правда толпами бегали.
Герда же, глядя на него, почувствовала укол жгучей, едкой зависти, а еще захотелось сбежать или хотя поглубже натянуть капюшон плаща, чтобы скрыть собственное уродство. Что угодно, лишь бы в очередной раз не увидеть страх, отвращение или брезгливость. И поймав себя на этом чувстве, оборотниха мысленно выругалась и едва не плюнула с досады.
- Ну и пусть бегают, если этим дурам больше нечем заняться.
Голос прозвучал низко и хрипло, не красиво. Герда чуть помедлила, а потом нехотя убрала топор обратно в петлю на поясе, стащила с головы капюшон, скрестила руки на груди и хмуро, неприязненно уставилась на мужчину.
- Ну надо же. - одежда полукровки не походила ни на броню стражей, ни на церковные одеяния, а серебряный медальон заставил Герду озадаченно хмыкнуть. - А мне говорили, что маркиз преданный последователь церкви Спасителя и не слишком-то жалует нелюдей. Не боишься однажды тоже оказаться на костре?
Интересно, дошли ли до служки маркиза слухи о драке в трактире? И донесли ли ему о изуродованной оборотнихе, что защищала менестреля? Говорят, Церковь хорошо платит за нечисть, колдунов и оборотней и кто знает, может этот светлоглазый, тоже не прочь разжиться лишней монеткой? С другой стороны... какой у нее выбор? Этот мерзавец прицепился, как репей к хвосту и вряд ли получится от него сбежать. Убить и прикопать под ближайшим кустом? Здесь, в людском городе да не какого-то забулдыгу, а человека (пусть и полукровку) приближенного к местному вожаку... Пожалуй, большей глупости сложно было представить! Правда, он все еще медлил и не позвал стражу и у Герды появилась робкая, глупая надежда - может получится договориться и разойтись миром?
- Что ж, ты меня догнал. Но ради чего? Что тебе от меня нужно?

0

7

- Что маркиз не любит нелюдей, это я знаю. Но чтоб он внезапно стал пособником церкви, как-то упустил. Надо будет спросить у него при случае. А на костёр… Если я и попаду, то точно не за родство с нелюдями. – Лир усмехнулся, пряча медальон под одежду и вновь заворачиваясь в плащ. – Скорее это моя обязанность – отправлять на казнь… Ну или сразу на тот свет.
Могло показаться, что он так шутит. Вот только работу палача и убийцы ему выполнять и впрямь приходилось достаточно часто.
- Стража что-то в последнее время совсем озверела. Видать, работают на две стороны. А нам с товарищем такой расклад не по нраву. – Полукровка ответил на последний вопрос, задумчиво изучая лицо собеседницы и отмечая для себя тот факт, что жизнь у той в последнее время была отнюдь не радостной. Шарахаться, морщиться или как-либо иначе проявлять отношение к повреждениям внешности девушки Лир не собирался. Специализация приучила его и не к таким «красотам». Да и сам он мог сделать не хуже, а то и лучше.
- Почему они вдруг решили тебя  задержать посередь площади? Ты явно не магичка, не карманница, да и мне о тебе не говорили. Так что думаю, разобраться в этой истории всё-таки имеет смысл. Как и ознакомить с ней маркиза.
Полукровка поправил чехол за спиной, вновь звякнувший металлом и бывший явно так тяжелее, чем мог бы, находись там только инструмент. Впрочем, отступать от выбранной линии поведения Лир пока не собирался, а потому вёл себя спокойно и уверенно, по-прежнему оставаясь на расстоянии нескольких шагов и изучая взглядом  собеседницу.

+1

8

Странный он все-таки был. Его рассуждения о казнях и смерти совсем не вязались с весьма миловидной внешностью и сложно было поверить, что он может быть опасен. Но с другой стороны... ядовитые змеи бывают очень красивыми и полагаться на одну только внешность - крайне глупо. К тому же, будь он какой-нибудь служка, скажем, писарь при дворе маркиза вряд ли бы кинулся в погоню, а если бы и догнал, так наверняка бы рухнул в обморок, увидев нацеленный в лоб топор и весьма не улыбчивую физиономию беглянки. Нет уж, с ним точно стоит держать ухо востро!
- Хочешь сказать, это не твой хозяин пустил в город церковников? - слушая рассуждения полукровки Герда не удержалась и насмешливо, но совсем не весело фыркнула. - Мне говорили, что еще пару лет назад долгополых тут было чуть ли не меньше, чем в Хасине. Теперь же... - оборотниха замолчала и безнадежно махнула рукой, предоставляя собеседнику самому додумать изменения в Рейкхольте.
Впрочем, отмолчаться вряд ли бы получилось. Герда задумчиво прикусила губу, недовольно поморщилась, ощутив привкус крови на языке (разбитая губа опять начала кровить) и рассудив, что половина правды все же лучше, чем ложь, устало пожала плечами.
- Нет тут никакой истории. Мне не хочется встречается ни с церковниками, ни со стражниками. Я... влезла в драку в кабаке, попыталась помешать церковникам и думаю им это не слишком понравилось, должно быть они уже успели поведать об этом местным стражам и меня ищут. Благо это не так уж и трудно. - Герда не красиво ухмыльнулась и указала на свое лицо. Впрочем, умолчала о своем опасении, что церковники опознали в ней перевертыша (все же, здесь не северные леса и щеголять своей принадлежностью к роду оборотней вряд ли хорошая идея) и если ее и ищут, то именно по этой причине, а не из-за разбитого инквизиторского носа. - Но мне удалось сбежать, а Тьярти нет.
Герда замолчала, покосилась на ремень и чехол за спиной полукровки и мысленно поморщилась - кажется, там угадывалась лютня. Эх, до чего же не везет! А ну как этот светлоглазый сейчас решит, что она всю эту историю придумывает на ходу? И Тьярти приплела в расчете, что он, видимо не чуждый музыке, проникнется симпатией к неведомому менестрелю и отпустит ее? Волчица мысленно вздохнула, почти с завистью вспоминая знакомую оборотниху - Бьянку, вот уж та действительно обладала редким даром заболтать кого угодно и сочинить такую историю, что и не отличить от правды. Но все же, поймав взгляд мужчины, нехотя продолжила.
- Мальчишка-менестрель. Он не сделал ничего плохого, просто перебрал с пивом и спел песню, что не пришлась по нраву кому-то из людей и те донесли церковникам. Но что это за бог, которого можно оскорбить глупой песней?!
Герда чуть помолчала, разглядывая собеседника и глухо добавила.
- Доволен? Я слышала, что церковники платят тем, кто им помогает, доносит или ловит отступников. Мне нечем тебе заплатить, - сущая правда, последнюю монетку Герда спустила на кружку пива, которую, впрочем, так и не выпила - выплеснула в морду первого же подвернувшегося под руку инквизитора. - но если ты не слишком-то жалуешь церковь, позволь мне уйти. Я не собиралась никому причинять вреда и забежала сюда просто чтобы укрыться от погони. Но ты ничем не поможешь да и у твоего хозяина наверняка есть дела поважнее, чем выслушивать истории о неудачливых приблудных бардах. Так отпусти меня.

0

9

- У меня нет хозяев, я сам по себе. - Лир небрежно хмыкнул. - А церковники... Сюда приезжал их главный, сумевший, по его мнению, подобрать крепкий поводок для нашего пса.
Сдержать ехидную усмешку он не смог. Благо ту под тенью от капюшона заметно не было. Всё услышанное только что говорило о том, что задумка Ивора прекрасно действует. И заподозрить, что крепкий и надёжный поводок пристёгнут к ослабленному и при малейшем рывке готовому слететь ошейнику, церковники не могут. Оно и к лучшему.
- Про то, что на костёр можно угодить за форму ушей, это в Рейкхольте уже не новость. Но чтобы за песни, неугодные церкви, в темницу запирали... Думаю, как раз этот случай маркизу и стоит знать. Как-то он не вписывается в череду обычных. А денег мне не нужно. Ни церковных, ни каких-либо ещё. Как и сдавать тебя страже я не собираюсь. А вот неудачливого коллегу из застенков церковников вытащить бы надо бы. Только мне всё равно для этого бумага от маркиза нужна будет.
Если совсем уж честно, коллегой тому певцу Лир никогда и не был. Но в городе проще было изображать менестреля, чем быть палачом. Так что старый, ещё от матери доставшийся, инструмент вполне мирно уживался в одном чехле с орудиями убийства и парочкой приспособлений для допроса в полевых условиях.

+1

10

Герда, продолжая сверлить собеседника тяжелым, угрюмым взглядом в полголоса проворчала.
- За песни, за ересь. Я видела уже это в Велтене. Тем, кто рассказывает или поет что-то неугодное церкви - вырывают языки.
Рассыпаться в благодарностях Герда не спешила, как и радоваться тому, что Тьярти скоро обретет свободу. Более того, встречаться с маркизом Рейкхольта оборотнихе совсем не хотелось - она давно уже разучилась надеяться на людскую милость и благородство. Наверняка маркиз просто отмахнется от этой истории, а если и выслушает, то не захочет вмешиваться дабы не портить отношения с церковью (что ему за дело до какого-то менестреля?). Или еще хуже - как бы не убеждал этот светлоглазый, что Ивор Хольтский не слишком-то лоялен к служителям Спасителя, но глядя на то, что творится в городе, верилось в это с трудом и значит все может оказаться ровно наоборот - правитель сочтет наказание Тьярти заслуженным, а она, как пособница, окажется в соседней с бардом клетке.
Впрочем, особого выбора не было - продолжи Герда настаивать, просить отпустить, полукровка еще чего доброго сочтет ее рассказ жалостливой выдумкой и тогда беседа пойдет не в таком миролюбивом тоне.
- Мое имя Герда. Что же, может ты и прав, про это стоит рассказать маркизу. - пожала плечами и с сомнением в голосе добавила, - Но не думаю, что "святая" церковь подчиниться слову правителя и так легко отпустит свою добычу.

0

11

- Бабки на рынке, воины в походе да девки у колодцев тоже много чего говорят. Если всем языки повырывать, никого, способного говорить и не останется. - Мрачновато проворчал Лир, которого услышанное отнюдь не порадовало. Особенно с профессиональной точки зрения. И пусть ребята Паука считали его временами едва ли не самым жестоким в округе, но без дела полукровка никого не трогал.
Он не знал, как поступит, и что скажет об этой истории Ивор, но был уверен, что уж без внимания точно не оставит, не отмахнётся, и не сделает неверных выводов. Ну разве что тот бедолага был бы одним из ушастых или гномов. Тогда маркиз точно мог закрыть глаза на бесчинства церковников. Из-за своей нелюбви к нелюдям и желания очистить от них город.
- Рагнар. - Представился Лир тем именем, что дал ему когда-то отец, и какое он использовал в обычной жизни среди тех, кому не обязательно было знать большего о Лире-полукровке. - Ну так что, идём? - Он коротко кивнул на дорожку, ведущую к выходу из сада. - Эта улица в конце концов приводит к замку, и стража наверняка её уже успела проверить, так что опасаться там больше некого.

+1

12

- Но если народ будет знать, что за болтовню положено суровое наказание, то и лишний раз языками не будут трепать. - Герда вздохнула, натянула капюшон и согласно кивнула. - Что ж, отсиживаться под каким-нибудь кустом теперь мне уже точно нет смысла. Идем.
Рагнар оказался прав - путь до замка не доставил проблем, стражники не встретились, видимо, обыскав улицу и не найдя беглянку, вернулись на площадь, а случайным прохожим не было до них ни малейшего дела.
Спустя каких-то десять минут, миновав крепкие кованные ворота, спутники оказались во дворе замка. Здесь было тихо и пусто, наверное, большинство слуг тоже ушли посмотреть на ярмарку, Герда задрала голову, разглядывая неприступные каменные стены, высокие шпили, узкие длинные окна. За полгода странствий она уже привыкла к людским городам и все же, до сих пор не могла понять зачем людские вожаки строят такие здоровенные дома и отчего так любят отгораживаться крепкими стенами?
От созерцания отвлекли странные рычащие-хрипящие звуки, Герда обернулась и невольно попятилась - крепкий и статный мужчина куда-то вел здоровущего лохматого пса. Должно быть, ночью пса спускали с цепи или выпускали из клетки и тот бегал по двору, охраняя покой хозяев от нежданных гостей.
Точнее, вел, пока во двор замка не заявились Герда с Рагнаром. Теперь же пес взъерошив загривок рвался с крепкой цепи, хрипя, рыча, лая и брызгая слюной.
Собаки легко отличали перевертышей от людей, чуяли волчий запах (правда, большинство псов с визгом удирали или, поджав хвосты, прятались под крыльцо) и Герда прекрасно помнила, как год назад, точно таких же псов натравливали на оборотней в северных лесах и от этого воспоминания по коже продрал мороз. А следом за страхом по телу пробежала знакомая судорога - предвестница трансформации, мир словно разом выцвел, стал серым и плоским... чтобы в следующий миг взорваться тысячами запахов и звуков.
Под влиянием сильных эмоций смена ипостаси происходит очень быстро, буквально за секунды и остановить это невозможно, так же как невозможно остановить обвал или разразившийся ливень.
Человек то ли испуганно, то ли удивленно вскрикнул, увидев, как из вороха одежды выбирается темно-бурая волчица, цепь выскользнула из ослабивших пальцев и пес с утробным рыком рванул к полукровке и перевертышу.

0

13

Поначалу вроде бы всё шло очень даже неплохо. Во дворе замка было тихо и спокойно для разгара дня. И Лир уже даже понадеялся, что они со спутницей смогут беспрепятственно, никого не встретив, пройти до самого кабинета маркиза или же его библиотеки. Да только судьбе видимо было угодно сегодня продолжить шутить над теми, кто в неё не верят.
Сам момент трансформации полукровка пропустил. Зато в полной мере осознал, что стоит прямёхонько между двумя зверьми, которые явно так намерены сцепиться между собой. Впрочем, становиться жертвой обстоятельств Лир не собирался. Неуловимый жест кисти, взмах руки, и в рванувшегося с места пса летит метательный нож с коротким и широким лезвием-рыбкой. Ещё мгновение, и он входит в грудь пса, на три пальца всего не достав горла. Безобидное уже тело падает на булыжники двора, хрипя, дёргая лапами и заливая камни кровью, а Лир недовольно морщится, досадуя на свой промах и на то, что снова пришлось продемонстрировать отцову выучку не там, где надо бы. Ещё мгновение, и он переводит взгляд на оборотницу. Внимательный такой взгляд, с не слишком хорошим прищуром.
Так вот какую тайну на самом деле скрывала его внезапная знакомая. И что теперь вот с ней такой делать прикажете? И как назло, в ещё пару минут назад пустовавший двор высыпала жидкая, но толпа народа...
Полукровка вздохнул, подхватил с земли вещи спутницы и кивком указал на вход в замок.
- Идём скорее, нечего в таком виде перед людьми разгуливать. - Коротко и зло усмехнулся, поправляя вновь сбившийся набок чехол. - Они этого явно не оценят. - Обернулся на псаря и резко приказал, сверкнув глазами из-под капюшона. - Рик, убери это. И подыщи более... выученного пса. Двор замка это тебе не лес. Сам понимаешь, что могло бы случиться, не окажись тут меня. И да, отговорки не принимаются. Как и просьбы не доносить сей информации до маркиза, к которому мы, собственно, и шли до того, как ты разучился цепь в руках держать.

0

14

Герда даже не сообразила, что произошло - оборотни лишь отчасти подчиняются человеческому разуму, инстинкты берут верх гораздо чаще и теперь, глядя на пса, волчица взъерошилась, внешне став раза в полтора больше, выщерила клыки, напружинилась, готовая вцепиться псу в глотку и... поперхнулась собственным рыком, чувствуя едкий запах крови и глядя, как пес заваливается на бок и судорожно скребет мощными лапами по серым камням.
Пес конвульсивно дернулся в последний раз, вытянулся и затих, а во дворе замка установилась странная, аж звенящая тишина. Люди, выбежавшие на шум ошарашено таращились то на пса, то на темно-бурого волка неведомо как оказавшегося во дворе. Но тут полукровка нарушил тишину, разум зверя не способен понять и осознать слова, но человеческая речь сработала словно спусковой крючок - девки, высыпавшие во двор на шум, подняли громкий визг, больно ударивший по ушам и заставивший оборотниху попятится и зло оскалить клыки, а мужчина, что вел собаку, схватился за нож и, перекрикивая вопящих девок, заорал.
- Ваша милость! Да это ж оборотниха! Погрызет ведь, тварюга поганая! Бегите! А мы уж ее с божьей помощью...
На такой призыв откликнулись и другие люди, Герда видела, как они сбегаются со всех сторон - с оружием, с кольями, кто-то даже с вилами прибежал. Подбадривая себя громкими криками, мужики кинулись на перевертыша, сжимая кольцо. Волчица заметалась туда-сюда на крошечном пятачке уворачиваясь от сыплющихся со всех сторон ударов.
Повезло, что ни у кого под рукой не оказалось лука или арбалета, тогда все бы закончилось гораздо быстрее. Хотя... что толку от такого везения, если итог все равно предрешен? Улучив момент, сделав короткий выпад, оборотиха звучно клацнула клыками, цапнув одного из нападавших за лодыжку. Тот взвыл дурниной (от боли? или страха?), завалился на бок, зажимая ладонями глубокую, рваную рану от волчьих зубов и почти сразу тяжелый удар сбил перевертыша с ног, заставив распластаться на земле.

0


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Казнить нельзя помиловать