Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные дела Верховного Пастыря и другие проблемы.

Хранитель принцессы

Дракон. Личный охранник и когда-то близкий друг наследницы престола, ставшей Императрицей в результате чужого коварного заговора. Предатель поневоле, приговоренный к смертной казни и отчаянно желающий обелить своё имя.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

Правитель Рейкхольта

Человек, 20-25 лет, герцог, правитель города Рейкхольт. Расист (Ивор не может ходить и именно нелюди виновны в его увечье), планирующий очистить город от нелюдей и полукровок. Рейкхольт — город людей! Остальным в нём не рады.

А

вантюрист

Брусника с проклятых волчьих болот. Ягода, что ценится у Хасинских алхимиков на вес золота. Рэйнер Рихтер - авантюрист, готовый рискнуть и отправиться в Северные леса на поиски заколдованных ягоды. Но для такого приключения нужен проводник...

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Даймонд Дэйс, заколдованный человек


Даймонд Дэйс, заколдованный человек

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Портрет персонажа:
https://i.postimg.cc/sXhKWnrh/horsy.png

Имя и фамилия: Даймонд Дэйс (последний владелец звал Хохолком, тот, что перед ним - Орешком, и так далее, и тому подобное, насколько фантазии хватало)
Раса, пол: человек (заколдованный), мужчина
Возраст, дата рождения: 30 лет, родился на двенадцатый день месяца Летящей Совы (Месяца огня очага по общему календарю) 973-го года
Род деятельности: лошадь. Преимущественно тягловое животное, потому что пытаться оседлать эту скотину - занятие крайне трудное, опасное и обычно того не стоящее.
Прежде был охотником в Орсте, поселении староверцев, что на территории гномьего королевства, и прямо сказать, не последним! Кровь Терона в его жилах жива была, стрелы промаха не знали, с удачей след в след шёл. За что и поплатился, когда она на минуточку отвернулась.

Характер:
Сложный. Он и раньше-то не был мирным добряком - гордостью да норовом славен был, щедростью да требовательностью, надёжным другом и умельцем в делах охотничьих. Знали о нём, что выручит, что не откажет, но оплатой той или иной всегда возьмёт сполна, и будет на это в своём праве. Непрост, ох и непрост, иные старшие, что помудрее да поосторожнее, советовали не связываться, говорили, что не приведут его гневливость и волевитость ни к чему хорошему, что не снищет доброй судьбы тот, кто судьей себе считает только богов и никого выше себя на земле не видит. Вежливость его со старейшинами так и пропитана снисходительностью и нахальством, и управы на него не подобрать, если что вздумает утворить. Что возьмёт себе в голову, того добьётся любыми средствами. Почти любыми.

И раньше не был, а теперь и вовсе - оскотинился. В самом буквальном смысле. С тех пор, как два года назад проклятие жреца Телесфороса обернуло Даймонда в коня, лишив способности говорить и работать руками, но оставив в полном сознании себя, норовистость да гневливость эти только прогрессируют. Трудно будет найти во всех известных землях второго такого противного и кусачего жеребца. В общем-то, у Даймонда на то есть все причины, но, поскольку рассказать о них он не может, люди вокруг него продолжают считать, что дело просто в дурном воспитании... а воспитание ведь можно переделать. Об успешности этого предприятия говорит только то, что за три года Даймонд сменил около дюжины рук, был неоднократно продан и пойман. Очень уж завидной стати получился конь, чтобы люди и нелюди сдались так просто — не говоря уже о том, что каждый из них мнит себя лучше предыдущего, а в итоге оказывается всё там же, на земле да под копытами, чудом успевая убраться прочь. Чудом, потому что, как ни крути, а жить Даймонду ещё хочется, и жизнь эта зависит от благосклонности тех, в чьём распоряжении он находится. Быть одичавшей лошади ему оказался очень уж не по вкусу.

Поэтому, в общем-то, даже с этой брыкучей и злопамятной мерзостью можно найти общий язык, если хорошенько поискать и доходчиво пригрозить. Вот только как хозяева выбирают его, так и он выбирает хозяев. И если руки ему не нравятся, всё ведёт к тому, чтобы их сменить. Один раз выброшенный из седла и тем страшно разосадованный "владелец" в сердцах пригрозил, что сдаст паршивца мяснику. Два дня Даймонд был тише воды, ниже травы... А на третье утро исчез из денника, оставив за собой прогрызенную возле петель дверь, разбитую пополам ударом копыт. Лошадиный облик не убавил у Дэйса уверенности, что в его жизни могут быть только его правила. Как бы трудно ни было их устанавливать, когда у тебя в распоряжении только четыре копыта и набор зубов, которыми положено жрать траву, а не людей. Хотя к последнему ограничению, надо сказать, Даймонд подходит весьма творчески.

Внешность:

Рослый, мускулистый, с пронзительными карими глазами... конь. Орехового цвета шкура, пшеничная грива на несколько оттенков светлее, гордо выгнутая шея и легкая, танцующая поступь — хоть сейчас на выставку. У последнего хозяина плохо ему явно не было, кормили досыта, вычесывали дочиста, гриву стригли и заплетали. Даймонд высокий для своей упряжно-скаковой породы, цельных 182 сантиметра в холке, и проигрывает в жилистой массивности только настоящим тяжеловозам-великанам. В его ногах много силы и скорости, а человеческие хитрость и ум позволяют ему делать в лошадином облике многое из того, до чего обычная лошадь просто не додумалась бы — садиться, например, и не путаться в ногах, поднимаясь по лестницам.

В человечьем облике обладал очень схожими со своей лошадиной ипостасью чертами — такой же видный был мужчина, высокий, с длинными волосами цвета светлого дерева и карими глазами. Даже в лице было что-то эдакое, лошадиную морду напоминающее, харизматично-крупное с цепким и досаждающим взглядом из-под низких бровей. Ну а уж о теле, закалённом годами лесной жизни и охоты, и вовсе упоминать лишне — лошадиная его стать служит тому более чем достойной иллюстрацией.

+2

https://i.pinimg.com/736x/b9/9b/2f/b99b2fe21bac50c1a47edec14b3e9f61.jpg

https://i.pinimg.com/564x/a4/70/ad/a470adcfaeb3339fc34bcc24f6af3896.jpg

Биография

Была среди густых лесов и плодородных полей гномьего королевства одна такая деревушка, деревня даже, домов на сорок, Орстом звалась, Вершехолмьем, если по-человечески сказать. Люди в той деревне жили не те, что вы можете встретить в городе или на торговых путях — редко, ой редко кто-то из них, закалённых и преданных своей земле староверцев, покидал родные места. Эти люди жили здесь от самого сотворения, от пришествия детей Дайоны и Утха, под бдительным оком Телесфороса и Хризеис освоившими эти леса и долины. То было ещё до гномов, нескоро вышедших на поверхность из мест своего зарождения в глубине горных хребтов. Да, было время, когда люди одни сражались за выживание здесь, а для гномов края эти были слишком уж дикими и опасными. Слишком любил Телесфорос свои творения, животных, и несметное их количество рождалось здесь с каждым уходящим годом, пока брат Отца всего сущего становился все нетерпимее к людям, убивавшим чад его для пропитания. Страшна была немилость бога, и никакие попытки задобрить его не достигали успеха. Это здесь когда-то один из первородных, Терон, встал на защиту рода людского — заманил в ловушку и убил Телесфороса, усмирив гнев лесов и диких тварей. Столько их наплодил Телесфорос, что и по сей день эти земли остаются полны дичи и первобытного плодородия, позволяя людям и гномам жить сытно и достойно. Всякому, кому хватало ума и сноровки, здесь было не стать бедняком. А кому не хватало — те погибали и сами становились пищей диким зверям.

Это здесь, спустя долгие тысячи лет от тех времён, когда к людям лесов пришли подгорные гномы и принесли с собой железо, сделавшее их охоту ещё более славной, родился сын рода охотничьего, ведущего свои корни, говорят, от того самого Терона-укротителя. Союз, заключенный его предками с детьми камня, стал лишь крепче за последний десяток веков, когда гномы встали на защиту своих соседей и протянули границу своего королевства до самого берега реки, остановив продвижение людей, изменивших своим корням ради религии Спасителя. Это благодаря гномам люди здесь смогли сохранить свою самобытность и изначальную веру, в духе которой и был воспитан Даймонд. С малолетства был дан ему лук, а лесу велено открыть свои самые хитрые секреты, переходящие от отца к сыну. Даймонд — гномское имя, кстати, "алмаз" на нынешнем людском говоре, — был настоящей гордостью своей семьи. Рано снискал успехов в охоте, обзавёлся целым кругом тех, кто хотел держать руку на его плече, и оказывался в центре веселья на любом празднике, которые, бывало, до самого утра кружили деревню в хороводе огней и рьяных танцев, подогретых гномьим элем.

В пятнадцать он повёл первый свой загон на волчью стаю, а в девятнадцать собственноручно справился с медведем, шкура которого и сейчас укрывает стену в родительском доме. В двадцать он привёл в дом невесту, которую выбирал долго, и наконец нашёл в соседней деревне девицу под стать себе. Вот только, жаль, недолгой был их путь на одной тропе. Всего через два года Кийре нашли мертвой в овраге, где над телом её пировала большая рысь. Словами не сказать, сколько гнева породила эта рана на сердце Даймонда. Ту рысь спугнуло приближение охотников, и выследить её Дэйс не сумел... но то была не единственная рысь в лесах. Мстя природе за то, что она у него отобрала, он находил их одну за одной и убивал, не щадя даже котят, из которых потом выросли бы такие же хищные твари. Но даже это не могло восполнить его потерю. Дошло до того, что Даймонд посягнул в своей охоте на ту рощу, к которой ни один из охотников подходить не смел. Там, говорят, и был убит когда-то Телесфорос; там его тело было пожрано рысями, его собственными детьми, бескомпромиссными и безжалостными даже к своему творцу. И там жили те, другие — люди, что и сейчас верили в правоту Звериного Бога, верили в то, что душа его остаётся в этом мире, воплотившись в рысьих телах. Люди, что были странными, дикими и чужими, люди, которые были всё одно, что звери, но никого не трогали первыми.

Даймонд не внял предупреждениям — и, приподнеся дары и воззвания на капище Терона, что было на границе этих земель, отправился в самое сердце Рысьей Рощи. Убив двоих рысей, он не успел ударить по третьей — перед ним появился один из тех людей, слуга Телесфороса, пугающий в своём диком наряде со звериной маской и посохом. Даймонд мало что запомнил из этой встречи — когда он отказался уходить, странный жрец обратился к силам, о которых Дэйс ничего не знает. Эти силы вывернули охотника наизнанку, явив миру ту суть, что скрывалась под его кожей. Почему это оказалась лошадь? Да пёс плешивый его знает, этого Телесфороса с его слугами-маньяками!..

Лучше б уж, конечно, волк, а то и медведь, но спасибо хоть на том, что не кролик. У кролика не было бы и шанса выйти из этой рощи живым. А конь выбежал, выбрался, отделавшись лишь следом когтей на левом бедре. В панике, ничего не соображая, бежал он прочь, ища спасения. Вот только спасения нигде не было. И в родной деревне никто так и не узнал, не понял, куда пропал Даймонд и откуда взялся этот прискакавший из леса конь. От каравана отбился, небось, решили местные, да и отволокли его к гномам. Те, дескать, лучше знают, что с ним делать — сами-то охотники-староверцы если уж и ездят верхом, то на некрупных лесных оленях, ходких и юрких, способных мигом пробраться сквозь самые дремучие заросли со всадником на спине. В смятении Даймонд подчинился — и вскоре вынужден был покинуть родные земли, везя на своём горбу товары, заготовленные для земель по ту сторону реки.

Так началась его новая причудливая жизнь, жизнь не-человека. Даймонд всё помнил, всё понимал — настолько, что это пугало многих, и скрывать эту понятливость он научился далеко не сразу. Из каравана он сбежал вместе с вьюками на спине, был подобран на дороге другим радостным прибыли хозяином, позднее продан, и ещё раз, и ещё... Сезон за сезоном, три года минуло. Последние месяца четыре Дэйс оказался в руках светлого эльфа, путешествующего с бродячим цирком в роли лекаря. С эльфом они даже поладили, тот был ненавязчив, терпелив и добр... пожалуй, Даймонд бы задержался у него подольше, в тишине и покое его заботы; да вот только у судьбы на него нашлись другие планы...

Дополнительно

Навыки: Кусаться, лягаться, быстро и долго бегать, высоко и далеко прыгать, грызть, вредничать под седлом и без седла, насмешливо ржать, поганить, наваливать кучи в нужное время в нужном месте. Тоже требует тренировки, знаете ли. Но когда ты лошадь, в методах воздействия брезговать и быть переборчивым не приходится.

Планы на игру: Расколдоваться. Что бы ни пришлось ради этого вытворить.

Вам интересно (ненужное зачеркнуть):
- Бои, драки, экшн
- Мирная обстановка, разговоры
- Ужасы/мистика
- Треш
- Романтика
- Интим
- Политика
- Путешествия
- Поиск сокровищ/артефактов
- Расследование легенд/слухов
- Исследования, наука, эксперименты
- Магия, алхимия, изучение
- Преступная деятельность

+3

2

Добро пожаловать в Проклятые земли!
Создайте личную тему, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нашей беседе за чаркой эля!
Желаем интересной и яркой игры!

0


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Даймонд Дэйс, заколдованный человек