Месяц Огня очага, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные дела Верховного Пастыря и другие проблемы.

Хранитель принцессы

Дракон. Личный охранник и когда-то близкий друг наследницы престола, ставшей Императрицей в результате чужого коварного заговора. Предатель поневоле, приговоренный к смертной казни и отчаянно желающий обелить своё имя.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

Правитель Рейкхольта

Человек, 20-25 лет, герцог, правитель города Рейкхольт. Расист (Ивор не может ходить и именно нелюди виновны в его увечье), планирующий очистить город от нелюдей и полукровок. Рейкхольт — город людей! Остальным в нём не рады.

А

вантюрист

Брусника с проклятых волчьих болот. Ягода, что ценится у Хасинских алхимиков на вес золота. Рэйнер Рихтер - авантюрист, готовый рискнуть и отправиться в Северные леса на поиски заколдованных ягоды. Но для такого приключения нужен проводник...

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Маэль Ианто, светлый эльф


Маэль Ианто, светлый эльф

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Портрет персонажа:
https://i.pinimg.com/564x/0c/06/18/0c061803cac329615002c4632cfd5bd6.jpg
Имя и фамилия: Maёl Llewellyn Y'anto \\ Маэль (Маёль) Ллевеллин Ианто
Раса, пол: светлый эльф, мужчина
Возраст, дата рождения: 20 лет, 12 число месяца последнего зерна
Род деятельности: прежде — ловец светлячков в Альнура Альхики; теперь — раб в собственности Императора Керкетхе Рах’Эмара Ше’Детха
Характер:

Светлый эльф — он везде светлый эльф, и Маэль совершенно среднестатистический представитель своей расы. Во всяком случае, до определенных событий его жизни не было причин думать иначе. Как и все они, он улыбчив и светел, чуточку наивен и беспечен, смотрит на жизнь расслабленно и с ожиданием лучшего. Он любит этот мир, любит все его дни, солнечные и сумрачные, и пестрые от перьев тысяч птиц кроны лесов своей родины, и хрустальные водопады в горах, и влажные прогретые заросли, и звенящую смехом суету фей, и мерцание светлячков у входных дверей, окутывающее туманным светом все деревья в той деревне, где он родился. Он счастлив подниматься в полёт на спине своего пегаса, росшего рядом с ним с детских лет, и лететь в соседнюю деревню, смехом и взмахом руки приветствуя летящих навстречу знакомцев с тем же неугомонным ветром в их волосах. Ему нравится добросовестный, дышащий заботой и искусностью труд ловца светлячков; нравится проводить вечера в компании близких друзей за песнями, винами и играми, нравится гулять в темноте по мостам из перевитых корней и берегам озёр, разглядывая звёзды в небесной и водяной глубинах. Ему, проще говоря, нравится жить — и каждый момент этой жизни чувствовать дрожащим на кончиках пальцев, с благодарностью и спокойствием. Во всём этом ещё столько нового — путь Маэля только начался, он едва перешагнул порог первой зрелости...

Но факелы в застенках императорского дворца бросают на него совсем другой узор света, не имеющий ничего общего с нежным маревом солнечного света сквозь мельтешащую листву. Здесь жизнерадостность превращается в неискоренимую волю к жизни, яркая смелость в отчаянную, вымученную дерзость, улыбки и смех — в слёзы, дрожащие на ресницах, душащие за горло. Здесь чёрные грифы боли и страха кружат всё ближе, зажимают в кольцо, заслоняют огонь и солнце, точат когти и клацают клювами над головой, только успевай пригибаться. Здесь впереди — только пустота, безвестие, безверие; и Маэль бросается в эту пустоту с размаху, с прыжка, будто думает, что и без пегаса сможет полететь в распахнувшемся навстречу просторе глухой тишины. Как знать, может, и правда нужно только сделать шаг, чтобы узнать, что ты можешь ходить по воздуху.

Внешность:

Какой-либо особой красотой, приписываемой его расе летящей по миру молвой и сказочно преувеличиваемой в процессе, Маэль не отличается — он миловиден, но и только. Простое, по-своему изящное, но без лишней искусности вылепленное лицо, светлая-светлая в нежный розовый подтон кожа, карие глаза, золотисто-рыжие волосы, напоминающие осенний пожар — длинные, до середины спины. Характерные острые уши оттопырены гораздо сильнее, чем самому Мэллю хотелось бы. В нём сто семьдесят два сантиметра роста, жилистая худощавость тела, движения его ловкие, легкие да складные, не лишённые грации, свойственной тем, кто всю жизнь проводит на свитых из веток дорогах и мостах высоко в кронах деревьев. На левом предплечье как со внутренней, так и со внешней стороны несколько белых шрамов-царапин — следы необдуманного общения с одним колючим и опасным растением, память о допущенной ошибке. Никаких других отметин на теле нет, но, надо полагать, это только вопрос времени...

img

https://i.pinimg.com/564x/8a/d6/e6/8ad6e65d1d0f3f341eea7812825fc545.jpg
https://i.pinimg.com/564x/0c/d2/d3/0cd2d379b212d71a6991b564e75031f9.jpg

Биография

Семья Маэля, как и многие семьи светлых эльфов, была большой и дружной — у него три старших брата и одна младшая сестра, ещё совсем дитя, которой едва сравнялось семь лет. Мать у него прядильщица, создающая чудесные кружева, а отец и старший из братьев — резчики по дереву. Еще один из братьев отличался совершенно особой тягой к музыке и подался в столицу, где его к большой гордости всей семьи приняли учиться в королевскую консерваторию, и теперь он выступает на празднествах перед самыми достойными семьями, а третий — так любил полёты, что изучил со своим пегасом, кажется, каждый краешек неба над эльфийскими лесами, и дома его почти не видят — он курсирует между десятками деревень, относя послания и доставляя документы в кратчайшие сроки. Сестра, конечно же, станет помощницей матери, уже сейчас завороженная её искусством, а вот сам Маэль...

Он, честно говоря, слушая все эти рассказы о юности братьев, так и не знал, чем хочет увлечься. Вернее, чем хочет увлечься до такой степени, чтобы в глазах загорались искорки того света, что струился сквозь его близких, когда они говорили о деле своей души. Впрочем, без дела парень всё равно не остался — одному из старейшин, эльфу из уважаемой семьи в его деревне, приглянулось то, как ловко тогда ещё десятилетний Маэль собирает цветки орхидей для вина на праздник — и он пожелал обучить его ловить светлячков, чтобы затем взять в свою артель осветителей. Мэлль был польщён и согласился — и острый глаз не подвёл учителя, тонкие пальцы молодого эльфа словно и правда были созданы бережно извлекать светлячков из недр дурманящих соцветий. Но лежала ли к этому его душа? Маэль так и не мог сказать. Ему казалось, простое "мне нравится" нельзя поставить в один ряд с той страстью, присущей в отдаче делу всем остальным в его семье.

Тем не менее, работу свою он выполнял ответственно и смело, порой отправляясь далеко в леса на несколько дней, чтобы найти редких цветных светлячков и особые фрукты, которыми они питались и которые позволяли им дольше сохранять свою яркость света. Но тот день, когда весь мир его переменился, когда он умер для своего народа и оказался в безжалостных драконьих когтях, был днём совершенно обычным и не предвещавшим никакой беды. Маэль всего-то помогал подруге, провожая её по пути до поляны, где росли нужные её учительнице травы — и, обходя упавшее на тропу дерево, вперёд неё угодил в расставленную ловушку. Подсечка, мешок из грубой сетки уволакивает наверх, грохот и шум распахнувшихся крыльев взявшегося изниоткуда дракона, крик страха оставшейся на земле девушки — всё это ознаменовало конец беспечных времён жизни Мэлля в родных лесах. Драконы не появлялись возле его деревни уже с полсотни лет, и случившееся потрясло многих... а ученица травницы благодаря поспешности похитителя считай что родилась второй раз, не успев шагнуть в ту же сетку.

Маэль не знает, оплакивали ли его дома, но сердце болит даже представлять, каково было его матери узнать такие новости. Он и сам не верил, что с ним это всё происходит — даже когда жесткие руки какой-то женщины грозного и строгого вида раздевали и ощупывали его, как вещь, пока другой обратившийся человеком дракон держал его за волосы, больно накрутив те на руку. Не верил, когда она смеялась, о чём-то пеняя бурчащему и пристыженному добытчику на своём гортанном, чуждом языке. Не верил, когда его запихали в длинный узкий ящик с двумя заплаканными девушками-эльфийками из других деревень. Их досматривали куда грубее; некоторых после этого опаивали каким-то снадобьем, принуждая выпить целую кружку. Тех, кого опоили, драконы жалели меньше всего. То одну, то другую вернувшиеся с охоты твари — иначе их было не назвать, — утаскивали к кострам, чтобы позабавиться. Иногда — на виду у всех, включая загнанных в пещеру пленников. Их стоны, слёзы и крики, весь звенящий ужас ситуации и вопль одной из женщин, попросту сброшенной после осмотра вниз на скалы, лишили сна всех в эти два ужасных дня, тянувшихся тяжелее, чем годы. Их не мучили нарочно и даже не били, нет. Но обращались так, будто никто из них не имел даже проблеска своего разума, достоинства, чувств и души. Попытки поговорить и попросить хоть о чём-то не имели успеха. Женщина, проводившая досмотры, похоже, понимала их — когда у одной из опоенных эльфиек по ногам потекла кровь, она только ухмыльнулась на просьбу о помощи и отвела её в сторону, к тряпке и ведру. И никогда не снисходила до того, чтобы ответить словами их языка.

Долгие, сменяющие друг друга часы полёта в тесноте ящиков-капсул, закрепленных на драконьих спинах — откуда их только вечером в приказном порядке вытаскивали погулять, размять ноги, — закончился в столице драконьей Империи. Маэль, впрочем, мог только гадать, куда их привезли — и почему его, отделив от девушек, увели в какие-то комнаты, чтобы вымыть, накормить и оставить отдыхать.

Если бы знал, то, наверное, предпочёл бы, чтобы его тогда тоже сбросили со скалы.

Дополнительно

Навыки: ловкий, подвижный, с очень чуткими аккуратными пальцами, внимательный и замечающий тонкости, с закрытыми глазами ориентируется в родных лесах и карабкается по деревьям, вынослив к долгой ходьбе, хорошо держится на спине пегаса и не боится полётов, умеет готовить простые блюда. Из языков знает и использует только эльфийский.
Планы на игру: познать все глубины ужаса и мрака в характере многоуважаемого Императора.
Вам интересно (ненужное зачеркнуть):
- Бои, драки, экшн
- Мирная обстановка, разговоры
- Ужасы/мистика
- Треш
- Романтика
- Интим
- Политика
- Путешествия
- Поиск сокровищ/артефактов
- Расследование легенд/слухов
- Исследования, наука, эксперименты
- Магия, алхимия, изучение
- Преступная деятельность

+1

2

Добро пожаловать в Проклятые земли!
Создайте личную тему, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нашей беседе за чаркой эля!
Желаем интересной и яркой игры!

0


Вы здесь » Проклятые земли » Жители » Маэль Ианто, светлый эльф