Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Архив закрытых эпизодов » Вечера в библиотеке


Вечера в библиотеке

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/44/79091.jpg

Сюжет или личный эпизод: личный
Участники: Ирбэт, Ивор Хольтский
Время событий: Месяц семи дождей, 1003 год, вечер.
Место: замок Рейкхольт.
Описание эпизода: Маркиз Ивор Хольтский почти все время проводит в библиотеке. И, кажется, у Ирбэт есть план.
Ингер плохо читает, не так ли?

Отредактировано Ирбэт (2020-04-30 23:13:45)

0

2

Первое, что следовало учитывать, работая с людьми - их жизнь весьма скоротечна. И они, не рассчитывая себя на века вперед, способны натворить многое за очень короткий срок.
К этому стоило привыкнуть, это стоило учитывать, это... несколько раздражало. За несколько месяцев - не "всего", а "целых" - Ирбэт не приблизилась к маркизу ни на шаг, а время неумолимо текло вперед. Тем более неумолимо, что у нее не было пары десятилетий в запасе: за это время могло произойти слишком многое. Уже произошло слишком многое, пока Ингер неслышной тенью ходила по замку, наводя чистоту...
Но, впрочем, она уже достаточно примелькалась, чтобы рискнуть.
Маркиз почти все время проводил в библиотеке, так почему не привлечь его внимание здесь? Это должно было быть тем более забавно, что малограмотная простушка Ингер едва умела читать - и ее попытки были бы, самое меньшее, смешны.
"И что могло бы заинтересовать Ингер настолько, чтобы она оторвалась от работы? - думала Ирбэт, разглядывая стеллажи. - Уж точно не сборник эротических сочинений леди Эртанис... а я бы не отказалась его перечитать..."
Она подавила улыбку, представив лицо Ингер над этим, без сомнения, занимательным трудом, где цветистый слог дополняли крайне интересные иллюстрации. "Нет-нет-нет, на ее лице можно было бы жарить мясо! Энциклопедии, история, о нет, для бедняжки скука смертная... А вот эту прелесть я бы ей рекомендовала".
Большую книгу сказок она на самом деле давно приметила - по нескольким причинам. В книге были крупные буквы, красивые картинки, но главное - она стояла так, чтобы ее было легко достать, и была весьма потрепанной, несмотря на то, что библиотеку замка слуги старались поддерживать в идеальном состоянии. Значит, эту книгу часто читали. А еще у нее был красивый раскрашенный переплет, который мог бы привлечь внимание бедной девушки.
Устроившись с книгой в укромном углу, Ирбэт принялась изображать чтение, бубня слоги себе под нос и медленно водя пальцем по строкам - она знала, что маркиза в библиотеке нет, но мог быть кто-то из слуг...
Заслышав звуки открывающейся двери и въезжающей коляски маркиза, эльфийка замерла, прижав к себе увесистую книгу, и медленно, осторожно встала.
Ингер молилась бы, чтобы маркиз ее не заметил. Ирбэт сегодня намеревалась привлечь его внимание.

+3

3

Разобравшись с основными делами, привычно выпив пару отваров, Ивор направился в библиотеку, даже не подозревая, что встретит там хоть кого-то. Обычно слуги наводили там порядок рано утром, когда он ещё работал в кабинете. По вечерам большое сумрачное помещение было пусто и тихо. Потому и сегодня мужчина рассчитывал на проведение свободного времени лишь в компании книг.
Привычный манёвр возле тяжёлой резной двери библиотеки. Несколько метров проехать до стеллажей. И вот кресло мягко катится вглубь помещения. Ничего нового, только привычные полки со множеством книг и документов... Но тут взгляд уцепился за женскую фигуру у дальнего края одного из проходов. Ивор прекратил крутить колёса, останавливая кресло между двух стеллажей, развернул к неожиданной посетительнице библиотеки. Окинул внимательным взглядом с головы до ног, отдельно задержав на книге в руках служанки. Мысленно досадливо вздохнул, не слишком обрадовавшись компании в библиотеке, да ещё и такой. Внешне правда ничем себя не выдал. Окинул нижние полки взглядом, ища на них свободное место (утром слуги поставят на место) и вытащил из-за спины тяжёлую книгу в простом кожаном переплёте без особых отличительных знаков, поставил в отыскавшийся промежуток между книгами. Вновь вернулся вниманием к застигнутой за чтением сборника сказок служанке. Книга старая, ещё кажется деду принадлежала когда-то, оттого и потрёпанная такая и зачитанная. Но и впрямь как нельзя лучше подходит для полуграмотной простолюдинки, которая может и буквы-то не все толком знает, а уж одолеть написание сложных слов и вовсе не может. Впрочем, может она и вовсе лишь красочные, ничуть не выцветшие за годы картинки только рассматривала. Он бы не удивился. Хотя... К чему тогда приходить в библиотеку, если картин в замке и без того хватает, а подобных книг на всё собрание лишь несколько штук, да и то основная их часть - учебники и наглядные пособия, наверняка не представляющие для слуг хоть какой-то интерес. Но да книга вроде бы в порядке, насколько в порядке может быть столь старая вещь, а служанка не кажется одной из тех, кто слюнявит пальцы, чтобы перевернуть страницу, загибает уголки, рисует что-нибудь на полях или и того хуже - выдирает понравившиеся страницы себе на память. Так что...
- Зачем ты здесь? - Решил всё-таки нарушить затянувшееся напряжённое молчание Ивор. Книги за его спиной теперь не было, и он мог спокойно откинуться на спинку кресла, что и сделал, остановив взгляд на сборнике сказок в женских руках, не став смотреть в лицо.

+3

4

Вдох, выдох, и не сжимать книгу слишком сильно. Нужно держаться спокойно, хотя и страшно немного, совсем чуть-чуть... не украла же она ничего, и от работы не отлынивает.
- Простите меня, пожалуйста. Эта книга такая красивая, - глубокий вздох, совершенно искренний. Где бы Ингер могла увидеть такую красоту, ну в самом деле? -  Мне стало любопытно. Я немного умею читать, подумала - приду сюда, почитаю немного и уйду, пока вас нет, да увлеклась. Я поставила бы ее на место, честное слово! Я понимаю, это неправильно, мне следовало спросить разрешения, но... я не хотела беспокоить вас по такой мелочи.
Ирбэт почти жалела Ингер, как если бы та была отдельным от нее существом. Бедная птичка, слаще морковки в жизни ничего не ела, еще и горе ее подкосило... Ну, впрочем, жалость к собственному отражению - не так плохо: идиотка Кифра в свое время доводила до белого каления, особенно под конец, а Шаэрру Ирбэт с удовольствием удавила бы еще в колыбели, если бы сама ее не создала для операции в Эшвуде.
Короткий взгляд на маркиза, самую малость боязливый, но доверчивый - вы здесь хозяин, вам решать, что со мной делать. Этого взгляда эльфийке хватило, пока хватило, чтобы отметить - перед ней красивый мужчина. По человеческим понятиям мужчина, конечно; для нее - юноша, годящийся в сыновья. И он как будто не сердится, по крайней мере - пока.
Она знала, что маркиз не любит, когда на него смотрят слишком долго.

Отредактировано Ирбэт (2020-03-23 09:37:47)

+3

5

- Красивая... - Ивор чуть усмехнулся задумчиво. - Действительно. Составлявший её мастер был весьма искусен в своём деле.
Вновь оглядел внезапную собеседницу. Отметил, что в замке конечно её уже несколько раз замечалл, а вот на втором этаже, где собственно они сейчас и находились, и куда заходили чаще всего слуги, известные ему едва ли не с детства, видит впервые. Ну да ладно, пусть. Главное, чтобы не мешала.
- Ладно. Не страшно. Читай сколько хочешь. Только из библиотеки не уноси. А вон там ещё пара подобных книг стоит. - Кивнул на одну из верхних полок, где и впрямь находились старые детские книги, поставленные туда за ненадобностью.
После, посчитав, что в общем-то всё сказал, развернул кресло и направился дальше туда, куда и намеревался изначально. Нужно было найти пару документов из записей отца. А присутствие в библиотеке служанки в общем-то и не мешало. Если конечно она будет вести себя тихо и не отвлекать от чтения. И хоть Ивор и не любил что называется делить библиотеку с кем-то ещё, тем более, когда ему нужно было взять книгу или бумаги откуда-нибудь с полок повыше. Но надо сказать, что внезапно заинтересовавшаяся пусть и детской, но книгой вместо каких-нибудь безделушек, тканей, украшений или же банального зеркала служанка вызвала у мужчины некоторый интерес, и приказывать ей покинуть помещение почему-то не хотелось. Пусть сидит.

+3

6

- Спасибо, - короткий взгляд из-под ресниц, слабая улыбка. Неважно, увидел ли, услышал ли... она была, это главное. Первый шаг сделан, и нога эльфийки не провалилась в болото по колено, но расслабляться было непозволительно рано - ведь это только первый шаг.
Она стала приходить в библиотеку по вечерам. Не каждый день, а раз в два-три, чтобы примелькаться, но не надоесть. Медленно водила пальцам по строкам, бубнила себе под нос слова, разбивая их на отдельные слоги, успевая к концу страницы забыть, что же было в начале. Ингер не умела читать иначе, и Ирбэт приходилось мириться с этим. В конце концов, скука в ее деле всегда была меньшим из зол, не злом даже, а мелкой досадной помехой. Как и загрубевшие от работы руки, которые придется не меньше пары месяцев потом приводить в порядок...
Зато окупились утомительные часы в библиотеке с лихвой. Вернее сказать, сперва Ирбэт досадовала - служанку, которую маркиз не выгнал из библиотеки и даже не отругал за самовольство, казалось, враз заметили все. Вопросы, сколь назойливые, столь же однообразные, сыпались градом, и Ирбэт устала отвечать... нет, его светлость ее не выгнал. Нет, даже не ругался. Она не знает, почему - может, в хорошем настроении был...
Зато и сплетни про маркиза и его семью хлынули новой волной. В основном, конечно, Ирбэт все это уже слышала - и про тяжелый нрав старшего брата, и про возмутительные проделки младшего, и о том, что Зигфриду корона маркиза пришлась бы подобней, - но пару раз в беседу вмешались и старшие слуги.
С их слов выходило, что Зигфрид, блестящий воин и всеобщий любимец, правителем был бы далеко не лучшим... не то чтобы Ирбэт была удивлена. Ее больше заинтересовали сплетни о некоей пассии младшего Хольтского - если сочувствие этого юноши к нелюдям основывается на личной симпатии к конкретной эльфийской девушке, он может стать крайне полезен Ирбэт...
Но помимо информации неожиданное внимание принесло ей случай. Тот самый случай, который бывает так нужен соглядатаю... "Если выгодная тебе ситуация никак не желает складываться - сделай все, чтобы ее сложить", учил отец; в этот раз ничего подстраивать не пришлось.
Стражник Гуннар, видимо, решил, что Ингер не след свою красоту сушить вдовьей долей, а траур ее чересчур затянулся. Пока что его ухаживания были достаточно невинны - и не шли дальше попыток шлепнуть пониже спины. Но он был человеком... всего лишь человеком и торопился жить; он не привык ждать годами. Ирбэт это учитывала. Благо, за эти месяцы она неплохо изучила замок - особенно те места, где можно спрятаться. Теперь она стала, к тому же, очень внимательно следить за тем, кто из стражников когда несет караул, а когда уходит в увольнение. И стала чуть заметно тревожной, ровно настолько, чтобы начать прислушиваться к каждому шороху, но не показывать виду.
И, возвращаясь вечером из библиотеки, она услышала шаги и голоса захмелевших стражников раньше, чем столкнулась с ними нос к носу - потому что слушала и была готова слышать и действовать. И успела нырнуть в густую тень лестницы за блестящие латы до того, как Гуннар с товарищами вышел... почти вывалился из-за угла, топая, как старый грифон. Говорили о ней, точнее, об Ингер - где бы ее ловчее подкараулить... Ирбэт жалела, что безоружна.
Они долго топтались у лестницы, но так и не решились подняться к библиотеке. И ушли, решив, похоже, потратить время с большей пользой. "Люди..."
Послышались шаги - и этим шагам Ирбэт и Ингер обрадовались одинаково, признав по ним Хёльгара, старого вояку и доверенного слугу его светлости. Шумный выдох со всхлипом - как раз чтобы привлечь внимание. Торопливый, неловкий шаг, латы опасно громыхнули, но удержались.
- Помогите мне, пожалуйста, - рваный вздох, нервно сцепленные пальцы. - Гуннар, стражник... он ходил здесь с товарищами, караулил меня... он пьян, в увольнении сегодня... я боюсь...

+2

7

Странная служанка теперь стала частой гостьей библиотеки. Сидела где-нибудь в углу и читала вслух. Сначала Ивору хотелось её отправить куда-нибудь подальше... читать. Но потом он всё-таки  передумал и попросту на время перестал о ней думать и обращать внимание. К нему не лезет, не мешает, дурацких вопросов не задаёт, книги не разбрасывает где попало, и как-то так получалось всегда, что приходила в библиотеку немного раньше него. Так что через какое-то время её там появление стало если не чем-то обычным, то по крайней мере не вызывающим неприятия. Иногда Ивор ловил себя на том, что каждый раз, заезжая в помещение, думает о том, услышит ли ставший уже привычным голос из-за стеллажей или нет. Он этого не ждал, просто было интересно. По крайней мере он сам это себе так объяснял.
В итоге замок полнился слухами и разговорами. И пожалуй только личный слуга маркиза мог ответить на большинство вопросов. Почему не выгнал, не отругал, не запретил и дальше появляться в библиотеке? Да потому, что девушка повела себя не так, как большинство любопытных. Ей кажется и дела-то особого до хозяина замка не было. Вот и уживались в одной библиотеке вполне мирно. Она за чтением книги, он за записями предков в основном.
В тот вечер всё было как обычно. И посиделки в библиотеке тоже прошли как много раз до того. А вот потом, у лестницы на первом этаже Хёльгар можно сказать столкнулся с по-видимому недавно покинувшей библиотеку девушкой. Задумчиво нахмурился, выслушав её пояснения. Уже далеко не первый раз стражники развлекаются подобным образом, не слишком-то заботясь тем, а согласен ли кто-то их развлекать. По-хорошему надо бы с этим к командиру стражи идти, а не к нему. Но тот скорее за своих ребят заступится, а не за одинокую девушку, которой по истинно-мужской логике уже и вовсе нечего терять. Да и заступиться за неё по сути тут некому.
- Если они знают, где тебя искать, то тебе возвращаться к себе не стоит. - Наконец заговорил мужчина после некоторого молчания - Вот только... - Он вновь задумался. Потом махнул рукой и решительно заключил. - Пойдём на второй этаж. Вашу старшую я предупрежу. А завтра, как протрезвеют, думаю, с ними разберутся. Сейчас-то это бесполезно.

+3

8

Совместно

- А можно? То есть, конечно... - эльфийка еще раз вздохнула, успокаиваясь. И была почти искренна - напряженное ожидание в неудобной позе бывает довольно утомительным. - Спасибо...
И поспешила за Хёльгаром.
- Можно-можно. - По-доброму усмехнулся мужчина, направляясь на второй этаж и раздумывая над тем, куда там определить девушку, учитывая, что пустых комнат там не сказать, чтобы много. А если совсем уж честно, то покои маркизы да старая комната Ивора. Но там ведь ничего не готово к тому, чтобы можно было ночевать. Проблема однако...
Ингер всю жизнь прожила в труде и бедности, а потому никогда не была привередлива. А уж сейчас, когда где-то еще могли поджидать ее захмелевшие стражники, она и вовсе была готова спать хоть на каменном полу - только бы в в безопасности... только бы охочим до женской ласки мужчинам не пришло в голову туда ломиться. Или хотя бы там была крепкая дверь с засовом, которую просто так не вышибить.
А вот Ирбэт, хоть крепкая дверь с засовом была сейчас бесспорно очень важной штукой, было немного интересно, куда же бывший солдат ее определит.
Хёльгар думал недолго. В покоях маркизы наверное сейчас пыли и грязи много, их ведь не убирали с тех пор, как вдова удалилась в монастырь. А вот в  комнате Ивора изредка люди появлялись. Точнее сам Ивор и появлялся, когда в замке находились гости, а он не желал с ними встречаться. А также там был своего рода экспериментальный уголок, где они с маркизом изучали разного рода растения и составы из них в поисках чего-нибудь подходящего. Потому там если и было запустение, то совсем небольшое.
Мужчина остановился у двери, достал из внутреннего кармана куртки ключ и отпер замок. Толкнул дверь и отошёл чуть в сторону, пропуская девушку внутрь довольно простой, тёмной комнаты с высоким сводчатым потолком.
- Сюда никому не придёт в голову заглядывать. Так что можешь быть спокойна, стражники здесь тебя не найдут.
- Спасибо, - повторила Ирбэт, слабо улыбнувшись. Она быстро осмотрела комнату, подметив, что не так давно здесь убирались, но в целом комната выглядела так, будто в ней не живут, а только пользуются от случая к случаю. Пыли при неверном свете видно почти не было, на столе, кажется, небольшой рабочий беспорядок - не рассмотреть... ладно, после, - но в остальном... будто бы жизнь осталась только там, на столе. Остальная комната была слишком аккуратно убранной, слишком безупречной - и не к случаю убранной, а будто таково ее естественное состояние.
Оставшись одна, Ирбэт немного постояла у двери, пока глаза не привыкли к темноте, и направилась к очертаниям кровати. Скинула грубые башмаки, легла, едва не чихнув от скопившейся на постели пыли, и вскоре забылась некрепким сном, который легко прерывается от каждого шороха.

+1

9

Ночь в замке прошла тихо и без происшествий. Хёльгарр ещё вечером предупредил экономку о случившемся, и та согласилась с правильностью его решения. А вот маркиза ни вечером, ни утром слуга предупредить не успел. Потому Ивор и не знал пока о том, что в его старой комнате кто-то ночевал. Поэтому первым сюрпризом для него стала незапертая дверь, от которой было всего два ключа - у него самого и у слуги. Но это если и удивило, то не слишком, мало ли Хёльгар сам решил зайти туда за сбором. Вторым сюрпризом стала тишина в комнате. Если бы там был слуга, вряд ли он соблюдал такую тишину, да и вряд ли задержался на дольше, чем взять нужный флакончик. Третьим сюрпризом стало то, что открыв дверь, Ивор слугу не увидел, хотя рабочий стол с этого ракурса просматривался вполне себе неплохо, а соответственно должен был быть виден и стоящий рядом человек. Это уже заставило насторожиться.
Но самым странным оказалось присутствие в комнате той самой служанки, что облюбовала библиотеку. Уж кого-кого, а её тут увидеть Ивор никак не думал. Потому и не смог сдержать удивления не только во взгляде, но и на лице.
- Что успело произойти в замке с вечера, что Хёльгар решил пустить тебя сюда без моего ведома? - Поинтересовался, всё-таки справившись с удивлением и решив узнать так сказать последние новости непосредственно от участницы, раз уж ему пока никто не удосужился сообщить.

+2

10

Совместно

Ирбэт встала еще до рассвета. Она помнила - Хёльгар отпирал дверь своим ключом... эту комнату держали запертой. Значит, скоро за ней придут, чтобы выпроводить и закрыть дверь, и пока она здесь, нельзя терять время. Здесь может быть что-то интересное. Особенно ее интересовал письменный стол.
Похоже, его светлость всерьез увлекался аптекарским делом - рабочая тетрадь, инструментарий травника, занятно.
Но если на самом столе было нечто просто занятное, то в ящиках нашлось настоящее сокровище.
Маркиз вел дневники. Много лет, тетрадей скопилось несколько... прекрасно. Прищурившись, чтобы в еще довольно густых сумерках лучше видеть, Ирбэт открыла первый:

...Отец хочет, чтобы я присутствовал на собрании гильдий города. Не хочу. Опять ведь смотреть будут так, будто им не всё равно. Будто ждут от меня чего-то, а не дождавшись, едва могут сдержать пренебрежение. Особенно нелюди. Они и к здоровым-то свысока относятся, а уж на меня поглядывают... У мастеров кузнечного и ювелирного дела есть понятие испорченной заготовки, что ни на что не годна, разве что на переплавку. Вот и я для них сейчас такая вот заготовка, которую отец почему-то упрямо хочет превратить в стоящее изделие.
Вот только мне кажется, что даже если он и поверит, что работа завершена, всем прочим будет видно, что изъянов в ней слишком много. А нелюди... Они который год утверждают, что вражды между расами нет, что признают здесь над собой нынешнюю власть, что считают себя такими же горожанами как и люди... Но верить им сложно, и с каждым годом всё сложнее. Вон в совете гильдий чуть не половина их заседает. И в городе их много, слишком много, опасно много. Хорошо хоть в замке их нет...

"Теперь есть", - по губам эльфийки скользнула улыбка, хотя улыбаться, на самом деле, было нечему. С детства в голове Ивора крепли опасные идеи, которые теперь, когда он вырос и принял в свои руки власть, могли привести к чему угодно. "Возможно, кроме войны с Саедар'иром... маркиз, в конце концов, кажется неглупым молодым человеком. Должен понимать, что война ему ни к чему..."
Но нужно было читать дальше. Бегло пролистывая один дневник за другим, пока за окном занимался рассвет, Ирбэт зацепилась взглядом за запись, касающуюся, кажется, Хёльгара:

...Спустя восемь лет такой жизни я могу признать, что друг и наставник у меня только один. И дружба наша началась задолго до того, как мы сами это признали. Тогда, появившись в комнате, он начал наше общение с вопроса "Ну и чего лежим?". А на мои тогдашние слабые ответы возразил, что если уж не вставать, то сидеть у меня точно должно получиться. И как-то ему поверилось больше, чем уверениям прочих лекарей наверное в угоду отцу утверждавших, что спустя время, после лечения при помощи каких-то совершенно диких веществ, всё наладится. Он никогда не был выдающимся мастером своего дела, но и не пытался казаться лучше. Требовал порой казалось бы невозможного, впрочем, оказывающегося вполне реальным. Он никогда не жалел, но и не давал лишних надежд. Он был честен и прям. И он единственный, кто видит во мне человека, которому нужна только лишь поддержка, а не помощь, опека и жалость...

Жалость?.. Ирбэт позволила себе чуть более широкую усмешку - что-что там было в той пословице про друга, брата и врага? Или она что-то путает? Как бы там ни было, похоже, во всем окружении маркиза именно жалости к нему не испытывали только трое - и как раз по той самой пословице. Она, впрочем, не бралась судить других... но она - пока еще только возможный враг - не могла позволить себе такой роскоши, как жалость. Жалеть противника - значит, недооценивать его, а недооценивать - преступно. Ивор Хольтский был умным и недоверчивым человеком, не любил общества и мог обидеться даже на чрезмерно пристальный взгляд - вот об этом она помнила все время, иногда забывая о его недуге. Но времени оставалось мало, и она перелистнула страницу, торопясь читать дальше.

...Недавно нашёл на одной из полок в дальней части библиотеки старые записи времён становления города. И после их прочтения понял, что кусочки мозаики встают на свои места. Нелюдей в городе неспроста больше с каждым годом. И отнюдь не просто так, не случайностью, не простой трагично закончившейся шуткой предстают те события из недавней истории города. Может конечно те подростки действительно верили, что всего лишь шутят, что нет злого умысла. Но на самом деле... И отец не слушает меня, когда говорю, что следует принять хоть какие-то меры, пока не поздно. Не хочет слышать, или его умудрились обморочить? Не знаю. Но знаю только одно, когда придёт моё время принимать власть, сделаю всё, чтобы город стал вновь только людским поселением, избавился от чуждых ему нелюдей, что явно вовсю уже ведут свою игру в попытках вернуть себе свою крепость, избавив её уже от людей...

Последний дневник, одна из последних записей... Ирбэт аккуратно положила книгу на место, закрыла ящик и отступила от стола к кровати. Плохо дело - даже если маркиз ограничится принудительным выселением, может пострадать ее Дом. Кто еще будет вынужден дать кров и пищу беженцам, которые не вдруг возьмутся за работу на благо приютившего их Дома?.. Просто потому что инструменты и материалы для ремесел тоже не берутся из воздуха?
Заслышав знакомые звуки кресла маркиза, Ирбэт бесшумно отступила еще на пару шагов, всунула ноги в деревянные башмаки. Маркиз Хольтский увидел стоящую возле кровати женщину растерянной, немного взволнованной - вполне по случаю.
- Один из стражников караулил меня вчера вечером... с дружками. Он был в увольнении, навеселе, конечно, - глубокий прерывистый вздох. - Я боялась идти одна. Мне встретился Хёльгар, проводил сюда, сказал - сюда точно не сунутся... - Ингер позволила себе коротко взглянуть на маркиза, улыбнулась немного нервно: - Говорили мне - все зло от книжек, а я не слушала...

Отредактировано Ирбэт (2020-04-02 06:52:45)

+1

11

- Есть такая мудрость. Многие знания - многие беды. - Усмехнулся в ответ Ивор. - Но я ей, честно говоря, не особенно верю. И тебе не советую.
Он подъехал к столу, выбрал на нём нужный флакон и убрал в поясник. Вновь повернулся к неожиданной гостье  комнаты.
- Да смотри уж. Чего глаза прячешь.
Он знал о ней не слишком много, только лишь то, что рассказывала экономка, когда сообщила  о новой служанке в замке. Маркиз предпочитал не лезть лишний раз в жизнь своих подданных, впрочем, ожидая от них того же. В основном правда напрасно, если судить по рассказам Хёльгара и ещё нескольких доверенных людей. Но сейчас он как-то чувствовал, что эта девушка не станет веести себя как многие прочие. Об этом говорило и её поведение в библиотеке. Да и то, что старый лекарь вступился за неё перед стражниками и пустил не куда-нибудь, а в эту комнату.
- Верно он говорит. Сюда кроме нас с ним никто никогда не заходит.
Люди всё-таки дурные и не слишком умные. Могут вполне принять всё расставленное и разложенное на столе богатство за что-то этакое, а не за простой набор необходимого для постоянного автономного обеспечения не слишком здорового человека нужными лекарствами. Потому и не пускали сюда никого постороннего, сказав о том, что это теперь неиспользуемая комната.
- Со стражниками разберёмся. Если ещё раз полезут, говори Хёльгару.
Ну а не поможет простая воспитательная беседа, так он знал, как можно раз и навсегда отвадить стражей как от излишних возлияний во время отгула, так и от интереса к молодым служанкам. Потому, что бардака, беспорядка и непослушания простым приказам Ивор терпеть не собирался.

+2

12

"Зря не верите. Мудрость совершенно правильная..." - Ирбэт знала столько, что ее давно было пора убить, но то Ирбэт. А сейчас нужна была Ингер.
- Вы же не любите, когда смотрят, - полувопрос-полуутверждение, немного застенчивая улыбка, голос чуть изумленный, но живее, чем минуту назад. Прямой взгляд глаза в глаза.
Первое впечатление ее не обмануло: Ивор был хорош собой. Куда интереснее брата, по которому сохли многие молодые служанки, очарованные образом прекрасного молодого рыцаря в сверкающих доспехах. На взгляд Ирбэт - взгляд темной эльфийки, за семьдесят лет привыкшей к точеным и резким лицам своих сородичей - Зигфрид, образец человеческой красоты, был экзотичен и не лишен привлекательности, но не более того.
Маркиз же был красив, однако сам, кажется, этого не знал. Во всяком случае, Ирбэт не была в этом уверена и не хотела ошибиться. Ей чаще приходилось иметь дело с красавцами, осознающими свою власть над женщинами. Тогда обмен взглядами - оценивающими, заинтересованными, на грани приличия - начинал острую любовную игру, что горячила кровь не хуже хорошего спарринга. А сейчас она не знала, есть ли у ее партнера вообще оружие. Зато была уверена, что есть латы и щит для глухой обороны.
Во взгляде служанки, обращенном на властителя Рейкхольта, был легкий полушутливый интерес - никак сегодня солнце встало на севере? И ответила она тоже не то в шутку, не то всерьез:
- Я-то скажу. Только, ваша светлость, раз уж такой разговор зашел... вчера они меня врасплох подловили, а теперь я, пожалуй, умнее буду. Разрешите, если полезут, отходить их сковородкой? Ну или чем под руку попадется? - и добавила чуть тише: - А то сами пойдут еще на меня жаловаться.

+1

13

- Смотреть можно очень по-разному. - Усмехнулся в ответ Ивор. - Не удивляйся. Или ты думала, что брат или Хёльгар тоже в стеночку во время разговора смотрят?
Он и верно мало к чьему взгляду относился спокойно и терпимо. Но ещё там, в библиотеке, понял, что этого взгляда избегать не нужно. Впрочем, по давней своей привычке первым отвёл глаза.
Он не знал, о чём подумала в этот момент его собеседница. А если бы узнал, то только посмеялся бы. Внешностью он пошёл в отца, но никогда не думал о том, что может кому-то показаться красивым. Женщины отнюдь не лицом любуются, а фигурой, движениями, статью и образом в целом. А у него старая травма, из-за которой нижняя половина тела как у мертвеца, а о осанке, приставшей высокородному, остаётся только мечтать, потому что даже под действием сильных обезболивающих настоев выпрямить до конца спину и хоть пару минут так её продержать он почти не может. Лишь весьма условно. Так что для женской половины общества он интереса не представлял. Особенно на фоне брата, который с успехом отвлекал всегда на себя внимание окружающих, являясь чуть ли не идеалом мечтаний юных и восторженных. Хотя, надо сказать, что Ивора это вполне себе устраивало.
А вот собеседница... Взгляд привлекали даже не фигура или лицо, а волосы. Оказалось, что их цвет и привлёк к себе внимание. Красивый. И в свете раннего утра весьма неплохо смотрится и хозяйке очень подходит.
Услышав вопрос, Ивор коротко посмеялся.
- Нет уж, лучше обойтись чем-то менее... весомым, чем сковородка. Иначе так можно лишить замок стражников, а это не дело.
Давно бы не мешало провести... так сказать чистку в рядах стражи и слуг. Но всё руки не доходили. А доверять кому-то это ответственное дело не хотелось. И всё же не при помощи же сковородки...

+2

14

- С близких спрос другой. Или вы думаете, я мужа своего лупила чем ни попадя, когда ему ласки хотелось? Да ничего подобного, поверьте, - она уже улыбалась открыто, хоть почти сразу приняла серьезный вид. Даже чрезмерно серьезный - нетрудно было понять, что женщина шутит:
- Хорошо, ваша светлость. Обещаю - ни сковородки, ни утюги в ход не пойдут, - и добавила, подумав: - А вот за свои башмаки я поручиться не смогу, уж извините. Да и не изверг же я - не по головам бить буду, а пониже. От этого еще никто не умирал...
"Если бить, конечно, не ножом". Ирбэт встряхнула головой - плотный шлем рыжих кудрей ярче сверкнул медью в солнечных лучах:
- Ну да я вас, наверное, заговорила совсем, а ведь вы человек занятой, да и мне работать надо... пойду я, ваша светлость. Спасибо, - она чуть поклонилась и выскользнула из комнаты.
Кажется, у нее появилась идея... оставалось только дождаться выходного.

Ингер едва-едва читала и была бедна, как церковная мышь. Могла ли она, еще не найдя работы в замке и не оправившись толком после болезни, продать свои немногие сокровища, чтобы свести концы с концами? Разумеется, могла. А что среди этих сокровищ оказалась книга, оставшаяся от бабки-травницы - так это просто так совпало...
К тому же книга - не украшение и не отрез хорошего сукна: ее легче найти, если задаться такой целью и помнить, кому продала, и ничего ей не сделается, если не случится пожара или еще чего...

В ближайший свой выходной Ирбэт поспешила в город, пройтись по книжным лавкам. Она и раньше порой выходила из замка, так что вряд ли ее отлучка могла кого-то удивить, и она не раз оглядывалась по пути - хвостов не было.
Она искала справочник лекарственных растений, годов так сороковых (а, впрочем, можно и пораньше), непременно за авторством человека. И лучше всего потрепанный. И такую книгу она нашла.

Стражники ее больше не тревожили - видно, маркиз с ними побеседовал. И Ирбэт никто не остановил, когда она проскользнула ужом по замковым коридорам, не скрывая радостной улыбки, прижимая к груди великое сокровище - потрепанный старый справочник лекарственных трав.
Сегодня Ингер пришла в библиотеку позже маркиза. Может, не стоило его беспокоить, но она просто не могла не поделиться своей радостью!

- Добрый вечер, ваша светлость! - с улыбкой поздоровалась женщина, подходя ближе. - Простите, что беспокою, только вот у меня к вам дело. У меня книга есть одна, от бабки осталась... в том году я ее продала, но вот... получилось наконец-то выкупить. Так я к чему - можно мне ее здесь хранить? А то мало ли дур... увидят у меня в комнате книгу, решат - украла.

Отредактировано Ирбэт (2020-04-29 10:40:35)

+1

15

- Одна из матушкиных служанок любила в красках рассказать, как гоняла мужа скалкой или поварёжкой, когда тот навеселе домой приходил. Не только отличное средство донесения своих мыслей, отваживания от себя, но и способ вытрезвить хоть немного. - Поведал Ивор историю далёкого детства. - Бедные стражники. Не завидую их участи. Но впрочем, сами будут виноваты.
И если полезут, а их сумеет поколотить простая горожанка, то стоит задуматься о том, а нужны ли замку такие стражи, которые мало того, что занимаются непотребствами, так ещё и с девушкой совладать не могут.
Маркиз проводил девушку задумчивым взглядом. А после и сам покинул комнату, решив заняться стражниками чуть попозже, но заняться. Это было нужно. Нарушение дисциплины и порядка, даже во время увольнения недопустимы.
Слкедующие несколько дней ничего в замке не менялось.  Ну разве что стражников, а заодно и всю мужскую половину прислуги надолго отвадили даже заглядываться на служанок, если конечно у них каких-то серьёзных намерений в их стторону не было. Всё-таки в замке за эти два года все узнали, что маркиза злить не стоит. Иные просто не удерживались на своих местах. Заодно же страже напомнили, что они там не за женщинами бегать поставлены, а замок охранять и примером служить. А тех, кто не согласен, можно и в дальний гарнизон сослать, чтобы образумились.
Этот вечер ничем от иных не отличался, разве что тем, что Ивор оказался в библиотеке первым. Ну да не удивительно. Вроде бы у девушки сегодня выходной. А если же нет, то вполне возможно просто работы оказалось побольше, чем обычно. Да и Ивор был занят серьёзным делом расшифровки старых дневников, и ему просто некогда было задумываться о таких вещах. Потому-то раздавшийся рядом голос заставил его вздрогнуть от неожиданности. Поднял взгляд на девушку. А после, не удержавшись, потёр глаза. Изучаемые им документы были древними, хоть и довольно неплохо сохранившимися. Впрочем, дальний предок отличался на редкость отвратным почерком, изрядным словоблудием и явной такой нелюбовью к хорошим чернилам, которые за давностью лет не выцветут почти до прозрачности.
Книга в руках девушки была довольно старой нна вид и потрёпанной. Видно без дела в сундуке не лежала, хоть и использовалась всё-таки по назначению.
- И тебе вечер добрый. Оставляй. - Ивор кивнул, прекрасно зная, что для многих людей книги по-прежнему остаются чем-то... не тем. А те, кто их ещё и читать умеет... Особенно если это женщина. - А что это за книга? Вижу, что какая-то не из тех, что барышни читают по вечерам тайком. - Книги маркиз любил. И вполне закономерно, что новая попавшая в его поле зрения вызвала интерес. Тем более, если это старая и потрёпанная многими чтениями книга, которая просто не может быть в таком случае неинтересной или неважной.

+3

16

Совместно

Чего Ирбэт понять не могла - так это странного отношения людей к грамоте вообще и грамотным женщинам-простолюдинкам в частности. Принимала поневоле, но понять не могла.
- Это книга травника. Бабка моя знала травы, говорят, и лечила хорошо. Только ее сожгли, когда мать была еще девчонкой. За колдовство, - эльфийка грустно улыбнулась. - Писаной красавицей была, говорят... была ли в самом деле ведьмой - не знаю, но от нее матери только и осталось, что эта книга. А потом мне - от матери.
Простая история, грустная и трогательная, на эльфийский взгляд довольно дикая. Хотя бабка Ирбэт по материнской линии в самом деле была хороша собой и разбиралась в травах... Ирбэт слишком давно не виделась с этой холодной красавицей, чтобы сказать о ней что-то еще.
Она примостила книгу на край стола - на обтрепанном переплете еще угадывались следы тиснения: "Книга о травах целебных, произрастающих в Рейкхольте и землях, его окружающих". Имя автора, Асгейра по прозвищу Следопыт, стерлось с корешка, оставшись лишь на титульной странице - 935 год. А тщательные зарисовки листьев, цветков, плодов и корней каждого растения сохранились неплохо, даже почти не выцвели.
Творить отворащающихх знаков, плевать куда-либо, высказываться по поводу ведьмовства, как и многого прочего из того, что в этом случае могли бы сделать простые люди, тем более добрые прихожане, Ивор не стал. Только понимающе хмыкнул. Даже если и ведьма, то потомкам она явно оставила не колдовскую книгу с рецептами зелий и страшных обрядов, а вполне себе обычный научный трактат, в котором магии отродясь не водилось ни капли.
- Можно посмотреть? – Продолжил маркиз интересоваться. Кажется что-то подобное он уже встречал и теперь хотел убедиться.
И если это действительно то, о чём можно было подумать… Так тогда стоит ли удивляться любви девушки к чтению и книгам. С такой-то бабушкой, явно так бывшей куда умнее тех завистниц, по чьей вине была сожжена.
- Да, конечно, - она аккуратно подвинула книгу с края стола к середине, чтобы не спихнуть разложенные бумаги.
Конечно, Ирбэт просмотрела справочник, прежде чем его купить - и очень хорошо запомнились ей иллюстрации, сделанные аккуратно, твердой рукой, с немалым мастерством и вкусом. Хрупкие цветки чабреца, аппетитно округлые ягоды облепихи, плотно сидящие на ветках, резные листья валерианы были прорисованы обычными чернилами, не раскрашены, но выглядели почти как живые.
Ивор осторожно взял книгу и принялся за вдумчивое изучение. Что ж, надо было признать, что автор сего труда вложил в него немало сил, творческих усилий и старательности. Поочерк чёткий, разборчивый, хоть и мелкий, написанное не пестрело ошибками или неподходящими оборотами, но и церковным слогом не отличалось, а иллюстрации были настолько верными и точными, что с этой книгой ребёнка маленького в лес отпусти, так отыщет всё нужное по одним лиш картинкам.
- Редкая вещь. – Ивор задумчиво провёл кончиками пальцев по корешку. – По крайней мере других экземпляров этого труда мне, да и Хёльгару наверное, ранее не попадалось. Редкая и достаточно хорошая. – Он вернул книгу девушке. Да, пожалуй понимающие в травничестве люди много бы за такую отдали. Так что беречь её нужно.
- Вы же разбираетесь в травах, верно? - она взглянула с интересом. - Так можете и сами ее читать, если хотите - я-то грамоте только учусь, пока еще до конца дойду...
Чуть замялась, будто от смущения:
- А можно спрашивать у вас, если мне что непонятно будет?
- Разбираюсь. Пришлось научиться. – Он усмехнулся. Многому пришлось научиться. И этому в том числе. Чтобы в любой ситуации суметь придумать, чем себе помочь в случае чего. – Хорошшо. Будем изучать вместе. Спрашивай. Хотя, надо сказать, что книга на редкость понятная и не замудрёная.
- С непривычки все тяжело. Вас вот сейчас заставь варить похлебку - так вы, поди, тоже от совета не откажетесь, хотя уж чего проще. Спасибо, - торжество в улыбке эльфийки спряталось за благодарностью. Теперь она с уверенностью могла сказать, что второй шаг сделан, и снова весьма удачно. Третий, четвертый и так далее не замедлят себя ждать - и дадутся уже легче.
Пока же она позаботится о том, чтобы уроки стали пусть и не слишком частыми, но регулярными.

*****Эпизод закрыт*****

+2


Вы здесь » Проклятые земли » Архив закрытых эпизодов » Вечера в библиотеке