Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Служить и защищать человека


Служить и защищать человека

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Сюжет или личный эпизод: личный
Участники: Зейн Ясин, Наместник инквизиции Рамон (в будущем Верховный Пастырь Виктор)
Время событий: 36 число месяца Первой звезды 998 год
Место: Северные земли, форт Асбьёрн на северной границе.
Описание эпизода:
Военный форт в северных землях на границе с Мертвыми Пустошами на целых пять стал для Зейна домом. Или... тюрьмой? Ведь дом - то место, откуда всегда можешь уйти и куда хочется возвращаться, у перевертыша же нет выбора, он пленник для которого за пределами форта - смерть.
Но все когда-нибудь заканчивается и в один из дней в форт прибыл Рамон Дамиан де Кастильо, Наместник инквизиции и хозяин Зейна. Что сулит их новая встреча?

0

2

Форт Асбьёрн, крепость на северной границе рядом со стеной, что отделяет Королевство от Мертвых пустошей. Казалось, форт жил обычной жизнью - слышались людские голоса, из конюшни доносилось ржание коней, над кузней курился дымок и раздавались певучие удары молота, на крепостной стене прохаживали солдаты... и вместе с тем, в воздухе неуловимо витало напряжение - сегодня ночь Единолуния, а значит нечисть выйдет на охоту и наверняка в очередной раз попытается прорваться в крепость.
Рамон тряхнул головой, с досадой отвернулся от окна и нетерпеливо прошелся по комнате - он надеялся попасть в крепость Асбьёрн за три дня до Единолуния, но дорогу так занесло, что карета ползла со скоростью улитки. Впрочем, оставаться в форте на ночь он не имел ни малейшего желания и вынужденная задержка, ожидание только раздражало.
Наместник подышал на замершие ладони (даже здесь, в приграничной крепости холод пробирал до костей, а пляшущее в камине пламя казалось иллюзий не дающей тепла), плотнее запахнул тяжелый, отороченный волчьим мехом плащ и почти с тоской вспомнил Лимпию - там зима была гораздо мягче и снег был редкостью.
Конечно, можно оправить в приграничную крепость гонца с письмом и Зейна привезли бы в Лимпию. Но... захотелось. Захотелось взглянуть в глаза пленнику. Интересно, что почувствует, когда поймет, что его жизнь в очередной раз перевернется с ног на голову? Радость, что наконец-то сможет покинуть этот холодный, не гостеприимный край? Разочарование, что теперь придется выполнять приказы того, кто обрек тебя на участь цепного монстра? А может быть злость? Наместник усмехнулся - тогда, пять лет назад, Зейн наверняка не ожидал, что вместо предложенной работы его запихнут в армию. Но дурной, не обученный, своевольный оборотень доставил бы больше проблем, чем пользы.
В коридоре раздались голоса и шаги, а в следующую секунду дверь распахнулась и в комнату торопливо вошел мужчина, не молодой, светловолосый и бородатый, чем-то неуловимо похожий на матерого медведя.
- Ваше Святейшество! - мужчина согнулся в почтительном поклоне - Какая честь! Могу узнать, чем обязан вашему визиту?
Наместник едва заметно, неприязненно скривился - Асмунд Барди, комендант крепости никогда не вызывал у него симпатии. Тщеславный, самолюбивый, не слишком преданный церкви, но падкий на лесть и деньги... пять лет назад, когда Рамон привез оборотня в форт, они заключили договор - Асмунд знал, кто такой Зейн, но получал за свое молчание хорошую плату и его задачей было сломать перевертыша, не искалечить, но научить подчиняться приказам, сделать из него солдата.
- Мое почтение, комендант. - Рамон чуть склонил голову обозначив приветственный поклон -  Я желаю увидеть Зейна.[nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon]

Отредактировано Виктор (2020-05-09 10:13:08)

+1

3

Ветер завывал сквозь щели в камнях на стене форта. Карета въехала в ворота крепости, остановилась и из нее вышел человек. Мало ли кому понадобилось решить вопросы с комендантом. Сейчас это его не касается. Солдат лениво проводил взглядом фигуру, закутанную в плащ, и застыл неподвижно, опираясь на каменную кладку и смотря в сторону Мертвых пустошей. Временами, в большей мере это происходило в Единолуние, со стороны пустошей перла всякая нечистая дрянь и тогда гарнизон переходил на военное положение. Промозглый ветер забирался в капюшон теплого плаща и пытался проникнуть за шиворот. Мерзкое ощущение.
Вот уже 5 лет Зейн находится в этих застенках, не то в тюрьме, не то под усиленной охраной, чтобы не вздумал сбежать, и каждый день напоминает следующий и предыдущий. Луна сменяется солнцем. День ночью. Зима...да ничем зима не сменяется. В северных землях времена года можно отличить только по количеству снега, которое выпадет во внутреннем дворе. Иногда выдавались дни, когда можно было не переживать за отмороженные пальцы, но с жарким летом его родины все равно не сравнится. Даже в деревеньке, где обосновалась семья Ясин, лето было похоже на лето, а зима не вымораживала внутренности.
Прошло достаточно времени, чтобы местные жители крепости привыкли к странному полудикому новобранцу со странным украшением на шее, а комендант форта Асбьёрн, Асмунд Барди, перестал шарахаться от него в сторону после каждого косого взгляда. Согласитесь, странно, когда мужик, похожий больше на медведя, чем на человека, начинает покрываться потом и бледнеть приближаясь к 17-летнему зеленому мальчишке, который и меч-то нормально держать не умеет, не то что выстоять в бою против опытнейшего бойца форта.
Да-а-а. В первые дни, когда молодой оборотень только появился в этих стенах, он доставлял массу неприятностей. Правду о нем знал только комендант, остальные же могли только скрипеть зубами или держаться в стороне, обходя его десятой дорогой. По началу никто не хотел заниматься его обучением, но приказы старшего не обсуждаются. Тем более приказом свыше в отношении мальчишки были даны все полномочия. Таким образом Зейн за первый год перемыл практически весь форт, изучил изнутри казематы (где был регулярно заперт из-за драк или в Единолуние от греха подальше), а также получил в награду около сотни ударов по спине плетью. Науку войны в него вбивали с особым усердием. Утром - бег вокруг крепости, потом завтрак и строевая подготовка. Перед обедом были бои на мечах и помощь по хозяйству (почистить в конюшнях, помочь кузнецу и многое другое). Вечером снова тренировки до изнеможения, чтобы молодой пацан даже и не думал брыкаться. Но хуже всего приходилось от осознания, что где-то внутри заперта истинная сущность. Ошейник, который на него нацепили еще в застенках инквизиторов, не давал хоть как-то достучатся до звериной ипостаси. То есть Зейн чувствовал, что где-то внутри зверь сходит с ума,  но обратиться было физически невозможно. Мир как будто потерял половину своих красок, нюх стал не таким острым, словно на лице платок. Он стал...обычным. Человеком. От этого парень злился еще больше и стычки с солдатами становились чаще.
Так прошли первые несколько лет.
Чем больше проходило времени, тем становилось проще. Со временем он смирился, солдаты привыкли к его закидонам, Зейн стал ходить в дозоры на крепостную стену как и все, даже несколько раз участвовал в защите стены от нечисти с пустошей. Когда выдавалось свободное время, старался чем-то себя занять, лишь бы не думать что будет дальше или не вспоминать родных. Вина перед братом висела Дамокловым мечом над его головой, хотя парень продолжал считать, что сделал все правильно и когда-нибудь Дани поймет его и простит. Может быть...

Сегодня была его очередь стоять в дозоре на стене и уже в который раз за эти пять лет Ясин рассматривал далекий пейзаж. Пока все было спокойно, но сегодня Единолуние...нечисть может начать переть откуда не ждали.
- Зейн, тебя к коменданту. - паренек, такой же, каким когда-то пришел он сам, шел сейчас рядом и не мог до конца отдышаться. Так быстро бежал с поручением от самого...
- Зачем это? - обычно "медведь" вызывал его только чтобы назначить очередное наказание. - Сегодня я еще даже челюсть никому не сломал.
Они спустились со стены и прошли через внутренний двор до помещений, где располагались жилые и рабочие комнаты старших офицеров и непосредственно самого Барди.
- Сам у него спросишь, меня только послали передать.
Шаги в коридоре отражались от стен и возвращались гулким эхом. Постучав для приличия пару раз, оборотень зашел внутрь.
- Вы хотели меня видеть...? - снимая капюшон, убрал волосы с глаз и только теперь заметил в комнате еще одного человека. Его лицо теперь навечно отпечаталось в памяти...теперь он его не забудет никогда. - Однако не ожидал...

+1

4

Ждать пришлось не слишком долго, уже через несколько минут раздался стук в дверь.
- Ну надо же...
Рамон оценивающе, хоть с некоторым удивлением окинул замершего у порога оборотня взглядом. Конечно, на протяжении всех этих лет, раз в пару месяцев ему приходили послания от Асмунда о том, что происходит в форте и как проходит обучение Зейна и все же, изменения, произошедшие с перевертышем удивили наместника - пять лет назад он оставил в этой крепости мальчишку, теперь же перед ним стоял молодой мужчина, высокий, крепкий и статный.
- Оставьте нас, я хочу побеседовать с Зейном наедине.
Рамон нетерпеливо и с некоторым недовольством глянул на замешкавшегося Асмунда - ему явно было интересно послушать беседу. А может быть, боялся, что Зейн попытается свести счеты? Кажется, за пять лет Асмунд так и не научился полностью доверять перевертышу и Рамон был готов поспорить, что комендант крепости ни за что не согласился бы остаться с Зейном один на один.
Сам же наместник этого не опасался - в отличии от своего брата, Зейн предпочитал подстраиваться под обстоятельства, а не переть напролом и он не такой дурак, чтобы напасть сейчас, он наверняка понимает, что не сумеет сбежать из форта, а за убийство церковника - его казнят. Впрочем, ослушаться Асмунд не посмел, а едва за ним закрылась дверь, Рамон поморщился, оставил кубок с предложенным вином (кислятина!), скрестил руки на груди и глядя в глаза Зейну, усмехнулся.
- Сказать по правде, я и не надеялся, что ты сумеешь протянуть так долго. Знаешь, что особенно занятно? Если оборотня заковать в ошейник в звериной ипостаси, через несколько месяцев он теряет разум, забывает про человеческую сущность, становится зверем. - Рамон чуть помолчал, задумчиво потер подбородок, словно решая сложную, но занятную задачку и пожал плечами. - Но это не действует наоборот. Ты ведь ее все еще чувствуешь, верно? Вторую ипостась? И вместе с тем, не сошел с ума. Может быть, второй облик для вас ошибка и вы все же ближе к людям, чем к зверям. Впрочем, не важно. - Наместник тряхнул головой, обрывая рассуждения. - Полагаю, за столь долгий срок этот форт и холод у тебя уже в печенках сидит?
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

0

5

Этот властный голос. Эти холод и сталь в глазах. Волна ненависти поднялась откуда-то из глубины души и зверь заворочался внутри в бессильной попытке выбраться наружу. Его желание вцепится в горло, стоящему напротив, человеку было почти осязаемым. Больших трудов стоило загнать его обратно, чтобы не дай бог беды не вышло. За эти годы, когда-то мальчишка, а сейчас молодой мужчина, научился многому, но самое важное - не стоит принимать поспешных решений. Если этот церковник умрет здесь и сейчас, оборотень поляжет вместе с ним. Уж комендант крепости постарается. А жизнь Ясин любил больше всего...
Едва за начальником форта закрылась дверь, как нежданный гость заговорил.
А Ясин думал. Думал о том, как жил. Как выживал и, что дня не проходило, чтобы он не вспоминал тот злополучный день, когда согласился сотрудничать с инквизиторами. Как по началу еще пытался обернутся и как пришло чувство пустоты и полной беспомощности. Как приходилось, по факту, с самых азов учится пользоваться своим телом ведь звериные инстинкты приглушал ошейник, ярмом висящий на шее.
Теперь он вещь. У каждой вещи есть хозяин и здесь в гарнизоне его дрессировали и приучали слушаться команд хозяина. Беспрекословно. Полное подчинение. Но придет время и он освободится. Он отомстит. Настанет день, когда этот церковник потеряет бдительность и у Зейна появится возможность сбежать, по возможности прихватив брата. А если не получится сбежать, то постарается прихватить этого гада магического с собой на тот свет.
- Что если и так? - парень прищурился. - Неужели, вы, как добрый волшебник, приехали спасти меня от этого жуткого холода? - рот искривился в ядовитой усмешке - Что-то верится с трудом.
Зейн привалился спиной к стене, сложив руки на груди.
- Ведь вы же сами меня сюда и засунули.

+1

6

Едко пошутив-огрызнувшись (а что еще ему остается? Только зубоскалить, раз не может вцепиться недругу в глотку) Зейн, сам того не ведая, попал точно в цель. Вот уже пять лет Рамону удавалось водить окружающих за нос. Ну в самом деле, кому придет в голову, что чародей окажется столь наглым, что займет место в церкви? Да не мелкого служки, а Наместника! И все же, от слов перевертыша по спине пробежал неприятный холод. Рамон тихо вздохнул, покачал головой и натянуто рассмеялся - вот уж правда ирония! За оборотнем действительно явился волшебник, только далеко не добрый.
- А если и так, можно подумать ты откажешься и предпочтешь и дальше гнить в этом форте, пока в одну из ночей нечисть не сломит оборону и ты не подохнешь от рук вампиров.
Рамон досадливо поморщился - верно, он сам его сюда запихнул. Наместнику вспомнилось, как в монастыре, уже после заключения сделки, Зейн, закованный в ошейник, попытался обернуться и напасть. Не удалось, конечно, но именно тогда пришла мысль отправить перевертыша в армию. Он мог бы выбрать место потеплее и поприличнее, но рассудил, что скотские условия быстрее сломают оборотня, а позже заставят ценить то, что дает церковь - еду, безопасность, деньги... и, как ни крути, смерть на костре не назвать легкой, но все же, это вопрос нескольких минут. А оборотень должен был усвоить, что за неподчинение наказание может быть хуже смерти и вот такая жизнь может растянуться на месяцы и даже годы.
- У меня не было ни времени, ни желания возиться с дурным мальчишкой. К тому же, я и не обещал стать тебе заботливой нянькой. Однако, смотрю Асмунд был не слишком суров, раз не приучил тебя держать язык за зубами? - Рамон скептически выгнул бровь, хотя и знал, прекрасно знал, что с перевертышем здесь не особо церемонились. - Впрочем, главное чтобы у тебя хватило ума не зубоскалить при других людях и не трепаться о своей сущности. - и все же не удержавшись, желчно добавил. - Если ты не хочешь закончить, как твоя семья.
Время поджимало, чем быстрее они покинут форт - тем лучше, а значит препирательства и колкости следовало отложить до лучших времен. Рамон пересек комнату, подхватил с кресла сумку и вытащил браслет, металлический, широкий, украшенный затейливой вязью рун, отдаленно похожий на ошейник Зейна.
- Иди сюда. - короткий, четкий приказ, не оставляющий выбора и не позволяющий взбрыкнуть и заупрямиться. - Дай руку.
Наместник ловко нацепил на запястье оборотня браслет, а потом снял с шеи Зейна ошейник.
- Мы отправляемся в Лимпию. Несколько месяцев назад я возглавил инквизицию, стал Наместником и теперь мне пригодится твоя помощь. Твой второй облик может оказаться полезен. - Рамон убрал ошейник в сумку и кивнул на браслет. - Теперь ты можешь менять ипостась, но если попытаешься напасть на меня - будет очень больно.
Конечно, можно было зачаровать ошейник, а не браслет, но... Рамону стало интересно - воспользуется ли оборотень этой лазейкой? Решится ли отрубить себе руку, чтобы обрести свободу? Или все же предпочтет жизнь домашней зверюшки под защитой церкви? Но, заметив мелькнувшую в глазах Зейна надежду, счел необходимым уточнить.
- Бежать не советую - отправлю по твоим следам охотников за нечистью и когда тебя поймают, а тебя поймают, не сомневайся - нового договора не будет, пойдешь на костер.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

Отредактировано Виктор (2020-05-10 06:23:02)

+1

7

В чем-то церковник конечно был прав. Выбраться из этого оплода ветров, стужи и камня хотелось, а вот смерть на поле боя его почему-то не пугала. Совесть, за ранее сделанный выбор, иногда поднимала свою голову и мерзко нашептывала, что наложить на себя руки - лучшее искупление грехов перед братом. К тому же мертвый оборотень - бесполезный для церкви оборотень. Где гарантии, что Дани еще жив и его не убили просто ради забавы или из-за несговорчивости? Зейн отгонял от себя подобные мысли и в такие моменты старался переключиться на что-то другое или умотать себя физической нагрузкой до состояния, когда сознание покидает тело, до того как оно упадет на кровать.
Сейчас же приезд, так называемого, хозяина сулил стабильную жизнь у "Спасителя за пазухой".
Упоминание о семье сработало лучше кнута или ушата холодной воды. Мороз прошелся по хребтине, а внутри все заледенело и одновременно вспыхнуло. Ведь он говорит не о брате. Опять намекает на судьбу родителей и сестры? Какой удобный рычаг для воздействия. Если бы сейчас у него была возможность обратиться! Или хотя бы выпустить когти! С каким удовольствием он бы сломал шею этому гаду в рясе. Но вместо этого пришлось закрыть глаза, досчитать до 10 и молча выполнить приказ. Не время...еще не время.
Щелчок. Браслет занял свое место на правом запястье. Непривычное ощущение, но вроде бы нигде ничего не мешает. Щелчок. И шея получила свободу. Одновременно с этим пришло понимание - зверя ничего не сдерживает...Но как такое возможно? Зейн снова посмотрел на новое украшение. Попробовал обратится ко второй форме. И, о чудо!, она отозвалась! Рывок. И церковник прижат к стене, оборотень с оскаленными клыками и сверкающими очами держит того над полом за грудки.
- Не ожидал??! - рык вырвался из неполностью измененной глотки.
Но что это? Адская боль скрутила парня, заставила отпустить добычу и упасть на колени. Казалось, что кости выкручиваются, мышцы завязываются в узел, а голова готова разорваться на части. Клыки пропали. Зверь отступил и остался только парень, которого боль продолжала скручивать в дугу. Зейн стал дышать медленнее, как в те разы, когда комендант лично приходил исполнять наказание и плеть снимала слои кожи со спины. Постепенно болезненные ощущения стали отступать, что позволило услышать слова "хозяина".
- ... Твой второй облик может оказаться полезен. Теперь ты можешь менять ипостась, но если попытаешься напасть на меня - будет очень больно.
Шальная мысль проскочила и исчезла. То есть, если я смогу его снять... - он снова посмотрел на браслет -я смогу быть свободен? Видимо надежда проскочила в его взгляде, потому что Его Святейшество не забыл добавить:
Бежать не советую - отправлю по твоим следам охотников за нечистью и когда тебя поймают, а тебя поймают, не сомневайся - нового договора не будет, пойдешь на костер.
Хорошая альтернатива. Вечное рабство на побегушках у церкви или теплые объятия пламени. А чего он собственно ждал, соглашаясь на сотрудничество? Что получится обмануть кого-то вроде Рамона де Кастильо? И кому? Тогда еще 17-тилетнему подростку? Какая наивность с его стороны.
- Я...понял, Ваше Святейшество. - говорить после того, что он испытал, было несколько тяжеловато, но чтобы поднятся с пола сил хватило. - Каков Ваш приказ?

Отредактировано Зейн (2020-05-10 11:24:38)

+1

8

Наивно было бы надеяться, что оборотень поверит ему на слово и не попытается воспользоваться мнимой свободой. И все же, Зейн напал так быстро, так стремительно, что наместник действительно не ожидал. Удар о стену выбил воздух из легких, Рамон увидел глаза, чуждые, налившиеся хищной, звериной желтизной и на мгновение успел испугаться - а вдруг в магическое плетение закралась ошибка и браслет не сработает? Но нет. В следующую секунду хватка ослабла, а перевертыш рухнул на колени.
- Глупец. - наместник обдернул сбившийся плащ, снисходительно глянул на скрючившегося на полу оборотня и сокрушенно покачал головой. - Ты ничуть не изменился с тех пор, как вместе с братом угодил в расставленную ловушку. Все так же полагаешься на свою силу, лезешь напролом, не утруждая себя тем, чтобы чуть подумать и найти скрытый подвох. Неужели ты и правда поверил, что я допущу такую ошибку, отпущу зверя на волю? Но надеюсь тебе хватит одного урока?
Услышав ответ, наместник удовлетворенно кивнул и слегка пихнул Зейна сапогом, не больно, но обидно.
- Поднимайся. Мне не хочется остаться в этом форте с ночевкой. - Не то, чтобы Рамона так уж страшила приближающаяся ночь и нечисть, что полезет из Мертвых пустошей, гораздо большую неприязнь вызывала мысль о ужине в компании коменданта, надумай он все же задержаться в крепости. - Даю тебе полчаса на сборы, а потом жду во дворе.
Рамон подхватил сумку и направился к двери - перед отъездом следовало переговорить с Асмундом Барди и отблагодарить его за помощь.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

+1

9

За годы, проведенные в казарме форта оборотню так и не удалось обзавестись каким-то большим количеством личных вещей. Все как у всех и ничего лишнего. Полчаса на сборы двух тряпок и пары ботинок? Или это возможность попрощаться со всеми? А с кем? Друзьями в фоте он так и не обзавелся, а другой причины говорить всем "до свидания" не было.
Выйдя за дверь вслед за посетителем, оборотень направился в комнату, которую 5 лет мог считать своей. Ветер привычно завывал сквозь щели в камнях и оконных рамах. Гнев внутри еще клокотал, но воспоминания о не самых приятных мгновениях позволил не надолго отвлечься. Комнат встретила привычной прохладой. В холщовый мешок полетела смена одежды, приятная мелочь и кинжал, который он сам себе сделал в местной кузне, когда было свободное время. Больше его здесь ничего не держало.
Переодевшись в дорожные шмотки и оставив на койке местный доспех, парень последний раз оглядел помещение, глубоко вдохнул, запоминая запах этого места, и вышел прочь. Путь его лежал во внутренний двор к карете Его Святейшества. Снежная поземка пылилась над камнями внутреннего двора. Было муторно и зябко. Его жизнь сделала сальто, а может быть и все два, и теперь снова придется приучатся жить по новому.
- Зверский холод. Поскорее бы уже отсюда убраться. - пробурчал Зейн, переминаясь с ноги на ногу, периодически смотря на окна форта и ожидая, когда его хозяин наговорится с комендантом (а больше ему делать здесь нечего, не с солдатней же лясы точить) и явит уже наконец свою святейшую задницу.
Зейн теперь должен быть вежливым и учтивым на публике, но никто не запретит ему думать так, как ему одному хочется.

+1

10

Стоило выйти за дверь, как рядом, словно по волшебству, возник молоденький парнишка.
- Ваше Святейшество, что вам угодно?
Учтивый поклон, взгляд голубых глаз, горящих неподдельным восторгом. Мальчишка так напоминал любопытного щенка, что Рамон невольно улыбнулся.
- Отведи меня к коменданту.
Асмунд нашелся в одной из комнат крепости, сейчас он сидел за столом и разбирал кипу каких-то бумаг и похоже это занятие не доставляло ему никакого удовольствия. На звук открывшейся двери поднял голову и на его лице отразилось облегчение, кажется, желание Рамона остаться наедине  с перевертышем Барди счел безумием и сомневался, что этот разговор закончится добром.
- Я забираю Зейна.
Замешательство, растерянность, удивление, но кажется, весть, что перевертыш больше не будет трепать ему нервы пришлась Асмунду по нраву. Мужчина открыл было рот, но Рамон нетерпеливо махнул рукой, призывая к молчанию, пересек комнату, опустился в кресло напротив стола и продолжил.
- А вас вскоре переведут в Лимпию. Вы доказали свою верность и ваша дальнейшая служба может оказаться полезной для меня.
- Ваше Святейшество! - в волнении Асмунд вскочил на ноги, с грохотом опрокинув стул. Рамон мысленно усмехнулся - видимо, покинуть сей неуютный край мечталось не только теплолюбивому перевертышу. - Для меня честь служить вам!
Наместник одобрительно кивнул, словно бы и не ожидал другого ответа.
- Пока же... примите в знак моей признательности за помощь.
На стол перед комендантом лег довольно увесистый мешочек, наполненный золотыми монетами и небольшая шкатулка из дерева. При виде мешочка, глаза Барди масляно заблестели, потом он протянул руку и откинул крышку, в шкатулке, в специальной выемке лежала курительная трубка, дорогая, из темного дерева, с золотой каемкой по краю.
- Роскошный подарок. - восхищенно выдохнул комендант - Благодарю. - Асмунд с сомнением глянул на окно и перевел взгляд на Рамона - Сегодня Единолуние, думаю вам лучше остаться в форте, здесь гораздо безопаснее.
Рамон чуть помедлил, словно размышляя, поднялся на ноги, подошел к окну, выглянул во двор и чуть-чуть улыбнулся, увидев зябко ежащегося под холодным ветром Зейна - такая исполнительность и послушание перевертыша порадовали наместника - вздохнул и отрицательно качнул головой.
- К сожалению, вынужден отказаться. Да, сегодня Единолуние, а значит слово божье и моя защита будет гораздо нужнее мирным людям в Дьярви, чем солдатам, привыкшим к сражениям. Что же, думаю мне пора отправляться в путь, хотелось бы до темноты добраться до города. До скорой встречи, Асмунд.

...в карете было теплее и уютнее, чем в форте и уж тем более на улице. Стены, обитые толстым сукном не пропускали сквозняки, а мороз разукрасил стекла изящными, похожими на эльфийские письмена, узорами. Послышался крик возницы, захрустел снег, карета сдвинулась с места и покатилась, набирая ход.
Рамон думал о Асмунде Барди - пристрастие к табаку может быть губительно, особенно, когда трубка - магический артефакт, что при каждом вдохе наводит на мысли о тщете всего сущего, бесполезности и бессмысленности собственной жизни... Не пройдет и недели, как коменданта найдут в петле. Или, может быть, он предпочтет сброситься с крепостной стены? Впрочем, какая разница? Асмунд Барди мог проболтаться о оборотне или, хуже того, будучи падким на деньги и лишившись дохода, что получал на протяжении пяти лет, мог начать требовать плату за свое молчание.
Наместник откинулся на спинку диванчика, обитого темно-синим бархатом, продолжая незаметно, сквозь полуприкрытые веки наблюдать за оборотнем и пытаясь угадать какие мысли сейчас одолевают Зейна. Что он чувствует покидая форт, где провел столь долгий срок? И что бы сказал, узнав о скорой смерти коменданта? И мысленно усмехнулся - хотя, наверняка, известию о его, Рамона, смерти он обрадовался бы куда больше.
Время, казалось, застыло, стало тягучим, как гречишный мед, а дорога тянулась целую вечность. Через несколько часов небо заволокло низкими, косматыми тучами и снова повалил снег, пушистый, разлапистый, кони, запряженные в повозку двигались все тяжелее, медленнее и неохотнее. В какой-то момент карета и вовсе остановилась, послышались шаги, открылась дверь и в карету заглянул возница.
- Ваше Святейшество, боюсь до темноты мы не успеем добраться Дьярви. Но в часе езды есть поселок, может быть стоит остановиться на ночевку там?
Рамон с досадой прикусил губу - ночь он предпочел бы провести в Дьярви, небольшом (по сравнению с тем же Йеном) городке, за крепкими, каменными стенами, под надежной охраной городской стражи. Но раз уж не было выбора, поселок всяко лучше и безопаснее ночевки посреди тракта. Наместник согласно кивнул.
- Хорошо, поворачивай к поселку.
Поселение стояло чуть в стороне от основного тракта и оказалось окружено высоким, в два человеческих роста, забором из толстых деревянных кольев, послышались людские голоса и массивные ворота распахнулись пропуская в поселок карету. Взгляду предстали широкие, присыпанные свежим, пушистым снегом улицы и приземистые дома под снежными шапками. Наверняка в храме Наместника инквизиции приняли бы с большим почтением и радушием, вот только храма здесь не было - на его месте высился обгорелый, присыпанный снегом, остов и извозчик свернул к двухэтажному постоялому двору.
Конечно, можно было бы оставить Зейна здесь, он вполне мог переночевать вместе с возницей, на конюшне. Но Рамону хотелось посмотреть, как оборотень поведет себя теперь, когда приказы отдает новый хозяин, а рядом нет коменданта и вояк, что накажут за малейшее ослушание. Да и... чего уж там? Кнут - не всегда лучший выход, порой пряник оказывается более действенным. Сытная еда и чистая постель - один из способов показать Зейну, что подчинение и сотрудничество станет для него более приятным и выгодным, чем бессмысленный бунт.
- Идем. - Рамон кивнул перевертышу, открыл дверь, первым выбрался из кареты и направился к постоялому двору.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

Отредактировано Виктор (2020-05-14 11:04:46)

+2

11

В карете было весьма странно находится. Так вот значит как путешествуют Господа... пронеслась мысль в голове молодого человека, когда он влезал вслед за Наместником внутрь. Дверь отсекла уличный холод, оставляя за собой где-то там еще и коменданта, гарнизон и события последних лет заодно. Тепло окутывало, как будто заворачивало в пуховое одеяло, вытесняло тот холод, копившейся столько времени и выстудивший все внутренности за время прибывания в этом "гостеприимном" форте.
Свист хлыста. Окрик возницы. Карета слегка качнулась, начиная движение куда-то вдаль, подальше от этого богом забытого места.
Сначала оборотень вертел головой из стороны в сторону, пытаясь получше рассмотреть обстановку вокруг. Может быть он и вел себя как неотесанный деревенщина, попавший первый раз, если не в королевский дворец, то в приличное место, но почему-то где-то глубоко внутри ему было все равно, что подумает о нем Хозяин. Раз нацепил свою цацку - уже за человека не считает. Зачем тогда напрягаться? За окном пейзажи не радовали глаз разнообразием. Леса, заснеженные поля, елки...их Зейн видел каждый день с крепостной стены, когда стоял в дозоре. Особо каких-то мыслей в голове не было. Присутствовала какая-то внутренняя опустошенность, перемешанная со смиренным ожиданием дальнейшего развития событий. А что он будет делать, если сейчас Наместник даст команду убить кого-то из своих? Что тогда? Или убить ребенка? Сможет ли тогда оборотень договорится со своими остатками совести как это было там в казематах?
Слишком много "если".
Мерный стук копыт, хруст снега, монотонное покачивание в такт...оборотень начал клевать носом и не заметил как провалился в сон, используя стенку кареты вместо подушки.
В следующий раз он открыл глаза после того, как карета дернулась, останавливаясь. Щурясь после сна, Зейн выглянул в окно. Небосвод затянули сизые тучи, а в окна лезли навязчивые белые мухи.
- Мы приехали? - пробурчал с просони. Потом вспомнил где находится и решил благоразумно заткнутся на время.
Поселок, в котором они оказались не был похож на город.
Протирая глаза, парень пытался сбросить с себя сонную дрему и чуть не прозевал момент, когда спутник вышел из кареты и направился к постоялому двору.
- Ну, на улице мы ночевать не останемся, что уже не может не радовать. - шепот затерялся в пустоте. Затем он вышел на улицу и направился в след за Наместником, натягивая на голову глубокий капюшон.
- Эй! Захвати это с собой. - оборотень только успел подставить руки, чтобы скинутая возницей вещевая сумка не упала в снег.
- Я что, носильщиком нанимался? Сам тащи... - мешок полетел обратно, метко брошенный Зейном. Подхватив свой мешок и закинув его на плечо, направился в сторону дверей в таверну, на ходу бросив - Если чем-то недоволен, спроси Хозяина зачем он меня нанимал.

Постоялый двор встретил его морем разных запахов: от убийственного аромата жаркого, до кислого запашка сильно давно не мытых тел. Недалеко от входа стоял стол, где пьянствовала группа работяг пропитой наружности (такие в каждом селе водятся - не дурны залить за воротник), часть можно было найти уже под столом - видимо начали уже давно. В остальном трактир, как трактир. Разлюбезный хозяин заведения уже семенил на встречу дорогим гостям широко растягивая рот в дружелюбной, по его мнению, улыбке.
- И как эти прохиндеи узнают к кому надо бежать на цирлах, а на кого можно даже взгляд не поднимать? - как бы между прочим заметил Зейн, осматривая помещение.

+1

12

Короткая перепалка оборотня с возницей заинтересовала Наместника и заставила чуть задержаться на крыльце постоялого двора, а Зейн, сам того не ведая, дал церковнику еще один козырь. Братья Ясин слишком уж разные, конечно, при желании Дани удалось бы сломать, перевертыш превратился бы в послушную безвольную марионетку, но страх наказания, боли и даже смерти - не лучший стимул, случается люди (да и оборотни тоже) доходят до предела, когда все это становится не важным. Другое дело - жажда власти, ощущение собственной избранности и важности. Судя по перепалке, Зейн хоть и признал хозяйскую руку, но подчиняться кому-то кроме хозяина вряд ли станет, а раз так, то определенные привилегии и власть, что даст покровительство Наместника наверняка придутся оборотню по вкусу и отказаться, обменять это на мнимую свободу будет куда сложнее.
- И как эти прохиндеи узнают к кому надо бежать на цирлах, а на кого можно даже взгляд не поднимать?
Услышав фразу оборотня, Рамон покосился на спутника и едва заметно усмехнулся, позабавившись такой наивности - может быть в форте Зейна и выдрессировали выполнять приказы и научили с какой стороны браться за меч, но вот светские повадки и умение держаться так, чтоб перед тобой "бегали на цирлах" ему еще предстоит освоить. Наверное, заявись Зейн на этот постоялый двор в одиночку, он вел бы куда непринужденнее и свободнее (а то бы и подсел к столу, за которым сейчас предавались греху пьянства работяги, самого что ни на есть затрапезного вида) и перед ним не стали бы льстиво гнуть спину.
- Господин...
Хозяин постоялого двора был на десяток лет старше Зейна, но уже в плечах, худее и ниже на полголовы. Короткие темные волосы, карие глаза, лицо... пожалуй, можно было бы назвать приятным, если бы не излишне угодливая, даже подобострастная улыбка. Мужчина похоже еще не понял, кто пожаловал на его постоялый двор, но успел оценить и пару породистых коней, запряженных в карету, и саму карету, и дорогую одежду гостя.
- Рамон де Кастильо, Наместник инквизиции. - скрывать свою должность он не собирался. Правда, трактирщик отчего-то слегка побледнел, а в угодливых заверениях о том, какая это радость и великая честь, принимать столь важного гостя на его постоялом дворе, наместнику послышалась фальшь пополам с досадой и страхом.
А вот пьяной компании не было ни малейшего дела до новых посетителей (да кажется они и вовсе не заметили их явления) и от возлияния они перешли к песням, исключительно непристойным! Рамон неприязненно, раздраженно покосился на пропойц, брезгливо поморщился и направился к столу в центре зала. Тяжелая золотая монета перекочевала к трактирщику вместе с указанием накрыть стол, приготовить комнаты и позаботится о конях.
Едва спутники уместились за широким деревянным столом, как из кухни показались женщина и юная девушка, должно быть жена и старшая дочь трактирщика (двое сопляков, сидя на лестнице, что вела на второй этаж, крысятами зыркали на Рамона и Зейна), а сам трактирщик, заметив сколь неодобрительно церковник косится на пропойц и не желая наживать лишних проблем, принялся руганью и пинками изгонять их из зала.
Не прошло и пяти минут, как стол был заставлен едой, пьяная компания, недовольно ворча, убралась с постоялого двора, а Рамон, чуть подумав, решил не откладывать разговор и поманил трактирщика.
- Как твое имя?
- Йоран Колль, Ваше Святейшество.
- Что случилось с вашим храмом, Йоран? И где ваш священник? Я желаю его увидеть.
- Так это... сгорел. И святой отец вместе с ним. В прошлом году еще, по осени, вампиры напали да пожгли.
Рамон удивленно выгнул бровь - занятно, но вопрос о храме и священнике заставил Йорана занервничать, под цепким взглядом церковника он мялся, переступал с ноги на ногу, вздыхал и нещадно потел.
- Вы отправили прошение в Дьярви или Йен? Почему никого не прислали восстанавливать приход?
Мужчина громко вздохнул, виновато развел руками и промямлил.
- Так это... мы хотели... собирались...
Слушать столь невразумительное блеяние не хотелось, Рамон недовольно качнул головой, обрывая оправдания и распорядился.
- Приведи ко мне главу, может быть он даст более вразумительный ответ.
Окончанию "допроса" Йоран весьма обрадовался, облегченно выдохнул, низко поклонился и, прихватив тулуп, чуть ли не бегом метнулся к двери. Рамон проводил трактирщика взглядом, тяжелая дверь тихонько скрипнула, впустив в жарко натопленный зал снежинки и белые клубы мороза, после чего подхватил пузатый, глиняный кувшин, налил вина в кружку, понюхал, но не притронулся - конечно, глупо было ожидать, что в такой глуши найдется вино с виноградников из поместья Эс-Исбель и кто знает из чего местные жители его гонят, но все же, что-то в запахе его смутило. Мужчина глянул на Зейна, а потом плеснул вина во вторую кружку и пододвинул ее оборотню, надеясь, что более тонкий нюх перевертыша сослужит хорошую службу.
- Странное дело... - поданная еда не отличалась особыми изысками: исходящее горячим, вкусным паром жаркое, квашеная капуста, свежий хлеб, масло и сыр, и хоть за долгую дорогу успел разыграться аппетит, но поведение Йорана сейчас занимало церковника куда больше ужина. - Среди людей встречаются отступники, что не особо жалуют церковь и служителей Спасителя, но такое впечатление, что нас здесь боятся больше, чем Единолуния и нечисти.
Рамон задумчиво потеребил тяжелый "крылатый" перстень на пальце - отличительный знак Наместника и артефакт, сродни ошейнику Зейна, он отсекал от магии, но и прятал магический фон, не позволяя "сородичам" опознать в Рамоне колдуна. (Хорош бы он был, если б на допросе какая-нибудь ведьма начала визжать, обвиняя его самого в чародействе!)
- Нет храма и нет священника и не похоже, что их это так уж тревожит. Может быть среди местных затесался колдун? И именно поэтому ночь Единолуния их не страшит - возможно своим колдовством чародей сумеет отогнать нечисть... - Рамон сцепил руки в замок, уперся в них подбородком. Нет, он не спрашивал совета у Зейна, но, пожалуй, оборотня, что последние пять лет просидел за крепкими стенами форта и которому даже обычный постоялый двор теперь в новинку следовало предупредить, что в этом поселении что-то явно не так и им не следует слишком уж расслабляться. - но колдовство губит людские души, а за укрывательство колдуна грозит костер. Может быть именно этого они и боятся?
Но чтобы проверить свою догадку, придется снять перстень... и в свою очередь, колдун, если доведется с ним столкнуться, поймет кто на самом деле скрывается под церковным одеянием.
Рамон рассеянно ковырнул жаркое, прожевал кусок мяса, проглотил, даже не ощутив вкуса и перевел внимательный, задумчивый взгляд на Зейна. Или местные жители - оборотни? Слишком близко от северных лесов, где водится эта погань, да и сгоревшая церковь вполне логична (сами же и сожгли?) - у перевертышей свои боги и бояться нечисти им нет смысла - большинство тварей брезгуют звериной кровью. Разве что годятся для алхимиков, на оборотневую мазь? Но вряд ли вампиры станут тратить ночь, когда можно устроить охоту и хорошо повеселиться на то, чтобы выковыривать из-за высоченного забора перевертышей. Нет, блохастых недоносков проще наловить в Хасине, чем выцарапывать из этого убежища.
- Зейн, - голос Рамона прозвучал тихо, только оборотню и расслышать - ты чувствуешь запах? Чем они пахнут? Они люди или перевертыши?
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

+1

13

То, как подбежавший мужичок держал себя, вызывало приступ раздражения. Он сильно напомнил крысу, которая стащила кусок сыра, ее за это поймали и вот теперь она висит в лапах у кота, а тот размышляет - сожрать сейчас или сначала сделать ее жизнь невыносимой. Или жабу... Да, наверное жаба даже ближе. Скользкий, услужливый...и несет  от этого гада какой-то прелостью... плесенью...тухлятиной что ли.
Пока шли до стола, оборотень покрутил башкой и осмотрел зал на предмет подозрительных личностей. Кроме, ранее замеченных, пьянчуг подозрений никто не вызывал, да и те оперативно, но не без недовольства, покинули сие заведение.
Общий зал таверны заполнен был не до конца и пустых столов было досточно. Парень решил благоразумно не влезать в разговор де Кастильо с владельцем заведения, пусть сам разбирается, в конце концов именно церковник здесь представитель власти, а он сам только мимо проходил. Правда это не мешало ему строить глазки очаровательной дочке трактирщика и дразнить любопытных карапузов на лестнице, не сводивших своих глаз с неожиданных гостей. Добравшись до стола, он закинул свой мешок под лавку и сел. В носу откровенно свербило от навязчивого душка и хотелось чихнуть. Это настолько захудалое село, что нет времени прибраться?
Человек, назвавшийся Йореном, убежал куда послали. Его женушка нервно мяла заляпанный фартук, не то от волнения, что их посетили такие именитые гости, не то по какой-то другой причине. Шикнула на дочь, отправляя ту на кухню - Зейн только улыбнулся. От запаха поданной еды узлом сводило желудок и ничего подозрительного в нем не было, поэтому ничего не мешало оборотню пододвинуть к себе тарелку и накинутся на еду. Ни о каких церемониях, естественно, речи и не шло. Горячая пища прокатилась по пищеводу, согревая изнутри. Хозяин тем временем пустился в рассуждения и оказал большую честь - персонально наполнил оба кубка и один пододвинул ближе к нему. Зейн проследил за кубком и поднял удивленный взгляд на человека, сидящего напротив. Тот в свою очередь, был больше занят своими мыслями, некоторые из которых высказывал в слух.
Ясен красен!!! Он еще удивляется, что его, Наместника, боятся больше чем вампиров в ночь Единолуния. Те хоть только в эту ночь буйствуют, вы же, Ваше Святейшество, лютуете когда захочется только вам.
Естественно произносить подобные речи вслух - самоубийство в особо жестокой форме. Бессмысленная и беспощадная смерть после всех тех усилий, которые он вынужден был приложить чтобы выжить. Пришлось заткнуть свою язвительность на время подальше.
- Не каждый день в забытый богом поселок прибывает сам Наместник. Помилуйте, простой люд так и разума лишится может.
Совсем скоро оборотень потерял нить рассуждений, все его мысли заняла вкусная еда. А раз потерял смысл однажды, зачем вникать дальше? Протянул руку за ранее предложенным напитком и осторожно поднес к губам. Едкий, но слабый, запах неизвестной дряни не смог до конца перебить даже стойкий вонизм кислой браги, названной здесь вином. Принюхался получше. Нет, дрянь точно не знакомая. Гнида. Аккуратно отставив кубок с подозрительным содержимым в сторону, оборотень выпрямился, как будто спина затекла и искоса глянул на жену трактирщика, оставшуюся за главную. Давешняя нервозность уже не показалась таким обычным делом. Да и женщина слишком уж тщательно терла стойку и нет-нет да посматривала в сторону их стола.
В какой момент Хозяин перестал работать фоновым шумом и обратился непосредственно к Ясину, оборотень проворонил. Если бы был простым человеком, мог бы вообще ничего не услышать, так тихо де Кастильо задал свой вопрос. Сев поудобнее и уже не так активно работая ложкой, он ненадолго задумался.
- Люди. - повел еще раз носом, смакуя окружающие их запахи и также негромко ответил - Точно люди. Но гнильцой здесь тянет изрядно. - кивнул на нетронутое, церковником вино - И...это...ешьте спокойно, а вот к вину я бы прикладываться не стал. Разве что видимость создать, а то вон та дамочка, - легкий кивок в направлении стойки - сейчас чувств лишится, так она на ваш кубок пялится.

+1

14

После жарко натопленного, пропахшего горячей едой трактира на улице было особенно неуютно. Холодный ветер выл голодным волком, бросал в лицо колючие снежинки, словно бы надеясь, что человек устрашится и вернется в дом. Солнце уже скрылось за горизонтом, небо затянуло косматыми тучами и сквозь редкие прорехи пробивался красноватый свет сошедшихся Лун.
Скуля, как побитый пёс Йоран привалился спиной к двери - ноги неприятно подкашивались и дрожали - провел липкой от пота ладонью по лицу и хрипло вздохнул. И какой демон притащил сюда этого церковника?! Да еще и в Единолуние! Если он узнает... Йоран судорожно сглотнул - страшно подумать, какое наказание грозит за такой проступок. Мужчина отлепился наконец от двери и ссутулившись, словно нес на плечах тяжелый груз, вышел со двора и побрел к дому Хрута - нужно было сообщить главе, что за гости наведались в их поселок.

*****
- Интерееесно. - вполголоса протянул Рамон пристально, изучающе глядя оборотня. - Я спросил только про людей, с чего это ты решил поведать и про вино?
Ответ на свой вопрос заинтересовал церковника, но гораздо любопытнее был "жест доброй воли" перевертыша. Что это? Желание угодить хозяину, показать свою полезность? Или всего лишь попытка усыпить бдительность? Ведь кто знает, какие мысли бродят в голове оборотня.
Наместник снова покосился на кружку с вином и перевел внимательный, неприятно-цепкий взгляд на женщину. Чародейский дар - хорошее подспорье на охоте, он помогает увидеть нечисть, магов, оборотней... но даже с таким даром людские души и мысли не становятся открытой книгой, здесь он так же слеп, как прочие и точно так же ему приходится полагаться на собственные чувства и догадки.
- Нет, Зейн, моя должность тут не причем. - кажется визит церковника не принес радости не только хозяевам постоялого двора, но и посетителям: без выпивох в зале стало тише, но и как-то неуютнее, люди за соседними тихонько переговаривались и таращились на важных гостей украдкой, с опаской, а кто-то и вовсе торопливо собирал вещи и покидал зал. - Даже в таких отдаленных поселках люди, не отягощенные грехами, смотрят на служителей Спасителя, как на защитников, а не на палачей. А я уже не так молод, чтобы верить столь откровенной лести и спутать страх с почтением.
На секунду Рамон пожалел, что отправился в это путешествие в одиночку, без приличествующей его положению свиты и охраны. Но тогда, в Лимпии, собираясь в путь, он не был уверен, что сумеет подчинить оборотня и если пришлось бы (а может, еще и придется?) его убить, то лучше это сделать без лишних свидетелей. Впрочем, что толку от пустых сожалений?
Наместник задумался - не оборотни, уже хорошо. Но что же тогда здесь происходит? Если в местном поселке завелся чародей, то на кой демон подливать им какую-то дрянь в вино? Чего они хотят этим добиться? Рамону до нестерпимого сильно захотелось подозвать хозяйку сего заведения и предложить разделить трапезу. А потом прижать, как крысу в капкане, выпытать, что же на самом деле здесь творится. Но... что если перевертыш ошибся и в вине не окажется яда? Может быть, вино просто изготовили из каких-нибудь не знакомых ни Рамону, ни Зейну ягод? К тому же, за соседними столами все еще сидели постояльцы и устраивать допрос с пристрастием вряд ли было хорошей идеей. Нет, пожалуй, лучше дождаться Йорана с главой и уже потом решать, как поступить.
- Говоришь здесь пахнет гнилью? - Наместник принюхался, но не обладая столь тонким нюхом, не сумел в мешанине запахов выделить нужный. - Надеюсь, жаркое они приготовили не из павшего неделю назад поросенка?
Рамон потянулся за хлебом и словно бы невзначай смахнул со стола и кубок, и кувшин с вином, гулко грохнуло, во все стороны брызнули глиняные черепки и брызги вина, а хозяйка заведения отчего-то побледнела, как смерть.
- Какая досада! - в голосе Рамона зазвучала почти искренняя печаль за свою неаккуратность и тише, себе под нос, добавил. - Но возможно оно и к лучшему? Теперь нашей гостеприимной хозяйке не придется переживать о том, что вино не пришлось по вкусу.

*****
Дом Хрута Огмунда, главы, сейчас тоже напоминал трактир - широкий деревянный стол был заставлен едой, а воздух пропитался запахом табака и кислого пива. За столом сидели сам Хрут, Вемунд местный кузнец, скорняк Гисли и лекарь Мортен.
- Сколько их? - Хрут Огмунд разменял уже пятый десяток, не слишком высокий, но крепкий, темноглазый, с короткими словно присыпанными пеплом волосами.
- Дв... двое. - Йоран, нервно мнущийся у порога, тряхнул головой и торопливо поправился. - Нет, трое. Наместник, охранник и возница. Но возница на конюшне.
- Дурак! И из-за этого ты скулишь и трясешься, как баба?! - Хрут смачно сплюнул с досады, Вемунд отхлебнул пива и громко рыгнул, а лекарь со скорняком зашлись смехом. - Я уж решил, что "святой отец" - фраза прозвучала с изрядной долей яда и издевки - прознав про наш договор явился сюда со всей свитой! А трое... Все как обычно? Тора подлила в вино яд?
- Нет, - Йоран отрицательно затряс головой - я велел заменить яд на отвар из ягод ледвянца.
- Что? - Мортен удивленно поднял брови - Снотворное? Но зачем?!
- Хрут, послушай... Это же не приблудный монах, Наместника будут искать... они просто уснут и ничего не узнают, а завтра уберутся из поселка и все станет, как прежде.
Но, кажется, слова не возымели должного эффекта, Хрук задумчиво почесал подбородок и качнул головой.
- Говоришь Наместник заинтересовался сгоревшей церковью? Значит наверняка сообщит остальным долгополым и сюда явится очередной святоша. Их нельзя отпускать.
- Но как же...
Растерянно протянул Йоран. Троица за столом поддержала слова главы, а Хрут улыбнулся и от этой улыбки по спине Йорана побежал холод, трактирщик впервые подумал, что Хрут свихнулся после той ночи и весь их поселок подчиняется безумцу.
- А кто докажет, что Наместник нашел пристанище в нашем поселке? Мало ли где он сгинул по пути? Тем более в Единолуние! - глава поднялся на ноги, стащил со стены тяжелые, украшенные драгоценными камнями ножны, вытянул из них клинок, полюбовался игрой света на лезвии и кивнул своим сотрапезникам. - Идем.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

+3

15

Кувшин разлетелся вдребезги. Вино растеклось по полу бесформенной лужей, которая в глухом свете таверны на деревянных досках смотрелась кровавым пятном. Кисло пахнущим кровавым пятном.
Не удивительно, что церковник не поверил его словам... или прислушался, но все равно ищет двойное дно. Ведь никому нельзя доверять в этом мире, в особенности зверю, которого пленили. Ясин же, за эти годы в форте, поменял свою точку зрения касательно участи ему уготованной. Получилась неплохая взаимовыгодная сделка - он жив и здоров, а взамен нужно выполнять некоторого рода поручения. Да, быть может не всегда приятные или честные, но все же это лучше чем гореть синим пламенем где-нибудь на центральной площади деревни на потеху частично недоумевающим, а частично жаждущим твоей крови, односельчанам. Было бы лучше вообще избежать всего этого, но из двух зол, парень выбрал меньшее. К тому же...никто не запрещает ему искать способ избавится от нежелательного украшения не прибегая к услугам нового Хозяина.
Хозяин...Как же это нелепо. Как будто кто-то завел себе домашнюю зверушку и теперь посадил его на цепь. Какого же дикому зверю чувствовать себя домашним котом. Но он не домашний. Настанет еще день, когда он сорвет это позорное клеймо вместе с этим браслетом и станет свободным.
Зейн еще раз вскользь пробежался взглядом по залу, отмечая, что пока обстановка остается прежней: женщина за стойкой все также украдкой наблюдает за новыми гостями и все чаще поглядывает на дверь, в ее движениях угадывается нервозность и начинающаяся паника, а завсегдатаи подозрительно зыркают поверх своих кружек. Напряжение витало в воздухе и если бы  оно было материальным, то на нем можно было бы повесить топор. Да еще и его благое намерение теперь превратили не понятно во что...
- Ваше Святейшество... - губы растянулись в язвительной ухмылке.  Одна рука оборотня лежала на столе, второй он приподнял край рукава, показывая край браслета. - Есть у меня подозрения, что если, не дай Спаситель, с вами что-нибудь случится...где гарантии, что меня не потащит в след за вами. - рукав вернулся на прежнее место. - А своя шкура, как говориться, ближе к телу.
Хозяина где-то таскали демоны вместе со старостой. Домов в деревне было всего ничего, да и пурги не ожидалось. Где их может носить? Давно уже должен был вернуться.
- Гнилью, мертвецами, тленом, сыростью - выбирайте, что нравится. - в носу свербило. Внутреннее чутье подсказывало, что ночка спокойной не будет. То ли ненавязчивое переползание оставшихся постояльцев таверны, то ли косые взгляды, иногда бросаемые в их сторону намекали на это.
Добавить что-то еще оборотень не успел, дочка трактирщика, видимо посланная матерью, споро вытирала остатки питья с пола и могла греть уши на разговорах Наместника и его подчиненного. Тарелка тем временем опустела и была отставлена в сторону.
- Дорогуш, - Зейн тронул за плечо девушку - принеси что-нибудь горло промочить. И...попроси матушку больше ничего туда не добавлять. Я люблю чистый напиток...без примесей. Аллергия, знаешь ли...
Видимо что-то было в глазах оборотня такое, что понять его не правильно было не возможно. Дочка трактирщика закивала болванчиком, подхватила поднос с осколками кувшина и умчалась выполнять поручение. Ясин проследил за ней взглядом: как она подошла к матери, как что-то шепнула ей, в свою очередь хозяйка спала с лица и затравлено посмотрела на него, получив в ответ одну из очаровательных улыбок. На стойке появился новый кувшин и два бокала, которые потом перекочевали к ним на стол. Зейн налил себе жидкости из кувшина, принюхался и, смотря на женщину за стойкой, выпил. Вино как вино. Ничего лишнего. Обычная трактирная бормотуха, даже у них в казарме можно было найти лучше.
- Дрянь редкостная, но пить можно. - проворчал, ставя стакан на стол.

+1

16

Рамон полюбовался бледной, как полотно хозяйкой трактира, а потом перевел взгляд на Зейна. Чуть прищурился, внимательно, с легкой насмешкой разглядывая сидящего напротив парня. Он мог, но не стал вплетать в браслет заклятье на смерть. Нет, не из милосердных побуждений, просто создание такого браслета потребовало бы куда больше времени и сил. Но Зейну знать о том, что после смерти хозяина браслет станет простой побрякушкой уж точно не стоило.
- Потащит. - Рамон серьезно кивнул. - А значит для нас обоих лучше, чтобы со мной ничего не случилось.
Наместник чуть помолчал, рассеянно ковыряя вилкой еду в тарелке и размышляя. Улыбка Зейна и интонация ему совсем не нравились, мальчишка хоть и опасался прогневить хозяина, но все же, мало-мало показывал клыки, похоже стараясь убедить в своей независимости, если не Рамона, то самого себя. Глупый. Но угроза смерти или наказание причиняющее физическую боль лучший ли способ заручиться преданностью? Искусство риторики всегда было подвластно Рамону и подчас ему удавалось подобрать нужные слова, чтобы превратить неприятеля, если не в друга, то в союзника. Сработает ли на этот раз?
- Скажи мне, Зейн, на что твоя семья рассчитывала, когда вы покинули Джохар? - название города было странным, чуждым для человеческой речи, похожим на бархатное львиное рычание и Рамон произнес его медленно, не до конца уверенный, что слово прозвучало правильно. А глядя в лицо перевертыша, едва не рассмеялся и слегка покачал головой. - Не удивляйся, я знаю про город, затерянный в песках, в архивах церкви порой встречаются весьма интересные сведения. Но насколько мне ведомо, там правят львы, вы же, пумы, своего рода низшая каста, слуги, почти рабы. Но неужели людские земли семье Ясин показались более привлекательными, чем Джохар, где не властна инквизиция?
Наместник отодвинул тарелку, отложил вилку, уперся локтями в стол, сцепил руки в замок и опустил на них подбородок.
- А какая жизнь ожидала тебя, если бы на твою семью не натравили инквизицию? Жизнь селянина в деревне на окраине Королевства? Куча детей? Причем не полноценные оборотни, полукровки, рожденный от человеческой девки и лишенные второй ипостаси. Подурневшая, постоянно чем-то недовольная жена? - Рамон нетерпеливо тряхнул головой - Да брось! В вечную любовь верят только наивные сопливые юнцы! Месяц-другой после свадьбы помилуются, а потом только ругань из избы и слышна. И неужели тебе бы понравилось до самой смерти горбатится на других людей? А в качестве благодарности получать страх и презрение? - Рамон махнул рукой, призывая помолчать. - Не спорь. Случается, что люди вас чувствуют, не запах конечно да порой они даже сами не понимают отчего им так неуютно рядом с обычным казалось бы парнем или симпатичной девицей. А неизвестность всегда пугает. И рождает ненависть.
Наместник плеснул в новую кружку вина, что принесла девчонка, сделал глоток и продолжил медленнее и тише.
- Знаешь, Зейн, по церковным законам человека, что уличат в укрывательстве чародея или оборотня должны провести по улицам города под градом камней, а потом распять на городской стене. - мысленно фыркнул и добавил "А за чародейство полагается - костер!" Но кто мог стать лучшим союзником для мага под церковной рясой? Только оборотень! - Но все же я решил рискнуть. Меня не устраивает то, что сейчас творится в церкви, наша власть значительно ослабла в Королевстве и я собираюсь это исправить. Ты же... ты не глуп и пять лет назад мне показалось, что ты жаждешь большего, чем жизнь селянина, для которого за счастье сидеть в своем огороде, а самое большое событие - раз в год выбраться в соседнюю деревню на ярмарку. Мое покровительство даст тебе определенную власть, а власть и право распоряжаться чужими судьбами - это свобода, подчас гораздо большая, чем у большинства людей в Королевстве и тем более оборотней. Не зря ведь говорят: хочешь что-то спрятать - положи на самое видное место. Кто поверит, что в свите Наместника инквизиции бродит оборотень? Так неужели служение мне такая уж большая плата за жизнь, свободу и власть?

*****
Йоран вился вокруг, как голодный комар и точно так же нудно зудел! В конце концов его причитания так достали Хрута, что тот, резко остановившись, развернулся и со всей дури заехал кулаком по морде трактирщику. Тот тонко взвизгнул (от боли ли или просто от неожиданности) и шлепнулся на задницу в снег, а из разбитого носа алой струйкой брызнула кровь. Хрут радостно заржал.
- Заткни нос! А то кабы наши "друзья" не учуяли и не сочли тебя законной добычей! - кивнул своим спутникам - Идемте! Не хорошо наших дорогих гостей заставлять ждать.
Настроение главы было на высоте: у этих гостей наверняка будем, чем поживиться, а справиться с ними легче легкого - возница - ерунда, а церковник и его охранник наверняка уже накачались вином и теперь мирно дрыхнут за столом. Всего-то и нужно - прийти да прирезать их, как пару поросят по осени. А может все же их лучше продать? Сколько за них интересно дадут? Нет. Пожалуй, не стоит так рисковать.
Не прошло и десяти минут, как впереди замаячили резные ворота постоялого двора. Хрут Огмунд пересек двор, первым поднялся на крыльцо и толкнул тяжелую, толстую дверь.
Трактир уже почти опустел, лишь за самым дальним столом осталась пара посетители, у стойки нервно мялась перепуганная, белая, как молоко Тора и... проклятые церковник и со своим стражем вовсе и не думали спать! Эти ублюдки вполне мирно трапезничали и о чем-то негромко переговаривались! Неужто Йоран набрехал про вино?! Или его глупая баба перепутала склянки и вместо ледвянца подлила им какой-нибудь настой из листьев малины, годный для лечения простуды?! И тут Огмунд заметил мокрое пятно на полу и глиняный черепок - горлышко от разбитого кувшина. Что же здесь произошло? Неужели церковники догадались, а Тора им все рассказала?!
Наместник - не молодой уже, худощавый и седой, а вот его спутник... Хрут на миг встретился с ним взглядом и ему стало жутко, словно бы светло-карими глазами на него посмотрела сама смерть. Мужчина тряхнул головой, прогоняя наваждение, выхватил клинок из дорогих ножен и взревел.
- Убить! Смерть им!
Говорят церковников с детства учат махать мечами да и его охранника не стоит сбрасывать со счетов. Но что значит воинское мастерство, когда у врагов численный перевес? В руках скорняка появился короткий нож, а у Вемунда - топор, лекарь же испуганно попятился к двери, видимо ввязываться в драку ему не хотелось. Но на его призыв откликнулись люди за дальним столом. Впрочем, нет, не люди. Теперь, когда они вышли на свет и сбросили капюшоны, стало видно, что их лица изъедены жуткими язвами, а мерзкий запах гнили и тухлятины не оставлял сомнений - падальщики.
Ну и как же этим двоим одолеть пятерых противников? Да и он сам в свое время служил в городской страже в Йене, кой чему все же научился! Гадкий глупый страх на миг поселившийся в сердце сгинул без следа и сейчас Хрут Огмунд ни капли не сомневался в победе.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/6/138417.jpg[/icon][nick]Рамон Дамиан де Кастильо[/nick][status]Наместник инквизиции[/status]

Отредактировано Виктор (2020-08-03 08:10:22)

+1


Вы здесь » Проклятые земли » Мгновения прошлого » Служить и защищать человека