Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Момент настоящего » На лезвии бритвы


На лезвии бритвы

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/44/662977.jpg

Сюжет или личный эпизод: сюжет
Участники: Ирбэт, Ивор Хольтский
Время событий: Месяц семи дождей, 1003 год. Вечер после покушения на маркиза.
Место: замок Рейкхольт
Описание эпизода: Маркиз ранен отравленным болтом и вряд ли доживет до утра. Остается только уповать на милость Спасителя... или на искусство эльфийских ювелиров, способных даже в Символе веры спрятать яд. Или лекарство.
Но чтобы поставить на карту все - успех операции, интересы Дома, собственную жизнь - нужно что-то посерьезнее, чем отсутствие прямого приказа.

Отредактировано Ирбэт (2020-05-01 20:48:07)

+2

2

Замок гудел, как растревоженный улей: на маркиза совершено покушение кем-то из нелюдей! На площади, средь бела дня! Кто-то возмущался, мол, совсем обнаглели ушастые; кто-то шептался, мол, что ж не добили.
Ингер в этих пересудах не участвовала - помалкивала да делала себе свою работу.
Ирбэт была в бешенстве.
"Безмозглые ублюдки!" - среди потока брани, которым она мысленно крыла горе-убийц, эти слова были самыми мягкими. Два года работы вне замка и в его стенах, сбор сведений, крохотные шаги к сближению - и все это грифону под хвост!!! О, как она была зла! Да еще неопределенность эта... кто говорил, что маркиза только оцарапало, а кто принимался расписывать страшные страсти. Если рана и впрямь пустяковая, то подобраться к Ивору будет еще труднее, чем сейчас (будто первые шаги дались ей играючи), а переменить его мнение относительно нелюдей станет и вовсе почти невозможно. Если же власть перейдет к Зигфриду, придется брать в оборот уже его - с нуля и наугад. То есть, конечно, не совсем наугад и не совсем с нуля, но работы предстоит море.
Вскоре прокатилась новая волна слухов - капитан стражи, которого тем же болтом ранило, скончался там же, на площади! Уж не яд ли? И что там, кстати, с маркизом?
На второй этаж мало кто осмеливался подняться, особенно сейчас, а потому невероятные слухи только множились, подпитываясь друг от друга. Никогда еще Ирбэт не была так рада окончанию дня и возможности подняться в библиотеку, заодно и самой узнать, что произошло.

Однако в библиотеке Ивора не было. Не было и в кабинете; Ирбэт уже думала, как повести разговор со стражей у дверей личных покоев, но увидела, что в комнате с дневниками приоткрыта дверь.
Он там? Интересно...

Через щель почти ничего не было видно; она открыла дверь шире, заглядывая в комнату. Увидела разложенные на столе медицинские инструменты, старого лекаря...
...и Ивора, белого как полотно, на кровати.

Вот тут у Ирбэт по-настоящему подкосились ноги.
Перед глазами встала ее дочь, копия красавца Соргалла - с резким точеным лицом, очень светлой кожей, почти белой рядом с иссиня-черными волосами... только зеленоглазая в мать, не в отца.
"Мефала Ан'Джейре скончалась сегодня от ран, полученных ею при исполнении воинского долга" - вспомнились сухие строчки из письма командира. Письма, доставленного в пустой дом, еще ожидавшего прибытия хозяйки.
Ирбэт не видела свою дочь умирающей, не знала, долго ли та мучилась - этого в письме не было. Никто не сообщил в Эшвуд, потому что агент должна была сохранять ясность рассудка; кроме того, у Шаэрры никогда и не было детей.
Ирбэт тогда даже не знала, что у нее самой детей тоже больше нет. По ее вине... она могла выковать из дочери свое продолжение, и та прожила бы, возможно, дольше. Могла, но не стала - и вот она, шутка судьбы: Мефала умерла из-за ее нерешительности. Умерла без нее, и Ирбэт ничего не могла сделать.
Она сбежала в Рейкхольт от опустевшего дома, от своей боли и вины. И ведь почти отпустило на время... А теперь за дверью умирал мальчишка, ровесник ее дочери - точно так же вдалеке от родных, точно так же его матери сообщат печальную весть, когда сочтут нужным, когда уже ничего нельзя будет изменить...
Эльфийке пришлось ухватиться за дверь, чтобы не упасть.
А, впрочем... сейчас еще была возможность кое-что изменить. Ирбэт совершала глупость - возможно, последнюю в своей жизни, - но бездействовать, позволив себе утонуть в собственном кошмаре, было еще хуже.
В конце концов, у нее не было прямого приказа так не делать.

Когда она вошла, Хёльгар, похоже, готовился вырезать пораженные ткани.
- В этом нет смысла, - заметила Ирбэт, плотно закрывая за собой дверь. - Яд успел разойтись по телу, и иссечение тканей ничего не даст.
Оглянулась на дверь и шагнула к кровати маркиза, снимая с шеи символ веры. Крылатый меч был выкован эльфийским ювелиром по особому заказу, как и большинство украшений Ирбэт. Одно нажатие на крошечный рычажок, найти который можно, лишь зная, где он находится - и рукоять меча отсоединялась от клинка вместе с тонкой иглой, смазанной укрепляющим настоем; тот же настой был и в самом клинке, который становился при необходимости не только ножнами, но и флаконом.
Укрепляющее Ирбэт держала для себя по старой привычке, чтобы суметь при отравлении добраться до доверенного лекаря или собственного лекарского сундучка, и не раз оно ее уже выручало.
- Это даст нам от нескольких часов до суток. Пропусти меня.
Хёльгару было прекрасно известно, что бедная девушка из предместий не находит таких драгоценностей в бабушкином сундуке. И, что еще важнее, не приобретает ни привычки всегда носить при себе сильные снадобья, ни сноровки, чтобы ими пользоваться.
Ирбэт знала, что ему это известно.

Отредактировано Ирбэт (2020-05-01 20:49:26)

+1

3

Хёльгару не было дела до расползавшихся по замку слухов. Единственный из слуг, кого допускали в эту комнату, был конюшенный мальчишка, служивший передаточным звеном между старым лекарем и подчинёнными Паука.  Да и то... Ребёнок передавал всего лишь записки, не более. С приказом если что, уничтожить послание любым способом до того, как оно попадёт к гипотетическому противнику. А слухи... Глупая болтовня глупых людей, кому заняться больше нечем, кроме как сплетничать и обсасывать подробности случившегося.
А вот ситуация с отравлением постепенно менялась. И не в лучшую сторону. Медленно-медленно, но Ивору становилось хуже. И пусть он старательно не показывал виду, но было понятно, что от былого холодного спокойствия не осталось и следа. А короткие, чёткие описания внутренних ощущений становились всё более настораживающими. Хёльгар уже успел исследовать образцы вдоль и поперёк. И пришёл к выводу, что от этого яда в его арсенале противоядия не найти, а то, что есть, скорее всего лишь на малое время отсрочит самое страшное, если вообще подействует... Скорее всего завтра в Рейкхольте будет новый маркиз. И сам Хёльгар, и Ивор это уже прекрасно понимали, хоть и продолжали бороться. Хоть и продолжали ждать от "паучат" хоть каких-нибудь вестей или достойных результатов их операций. Но время шло, и по-прежнему было всё тихо и без изменений...
К вечеру Хёльгар всё-таки решился на довольно рискованный шаг - вырезать заражённые ткани. Вдруг получится ослабить действие яда, а там организм маркиза сам справится с отравлением, учитывая, что это далеко не первый яд, попавший в него, хоть и первый в таком количестве. Снотворное подействовало довольно быстро. Плохой знак, видимо совсем всё худо стало... И оба они уже ясно поняли, что Ивор может уже и не проснуться. Но не делать ничего было ещё хуже, чем хоть что-то.
Вот только стоило старому лекарю взяться за инструменты...
- Какого демона? - Обернулся Хёлььгар, одаривая внезапную посетительницу комнаты резким взглядом. И немного оторопел, узнав её. А потом и вовсе на несколько мгновений замер, услышав слова, явно так не подходящие обычной девушке из предместий. Потому и не сразу до конца осознал, что она собирается делать...
А когда осознал...
- Добить решила? Чтоб наверняка? - Несмотря на свои немалые годы, Хёльгар умел двигаться и действовать быстро. Да и логикой он обижен не был. Быстро сложил в голове все части картинки. И встал между девушкой и кроватью, не пропуская. Скрестил руки на груди и жёстко посмотрел на служанку. Прекрасно понимал, что захоти убийцы завершить незавершённое, и его устранят за милу душу. Он ещё не был уверен до конца в своих подозрениях. Но готовился стоять до конца, чтобы у маркиза был хоть крошечный шанс, который, по мнению старого лекаря, у него собирались отнять сейчас. Не важно кто, не важно за что, сам факт важен.

+2

4

Какая трогательная преданность - и как же она не к месту и не вовремя! Ирбэт смерила целителя надменным взглядом, душа закипающую злость:
- Я год свободно ходила по замку. У меня была тысяча и одна возможность...
У служанки, вхожей и на кухню, и в прачечную, и в гладильню, и в библиотеку, возможностей даже побольше тысячи. Отравить еду, пропитать ядом одежду или страницы книг... да хоть в этой самой комнате, куда Хёльгар сам же ее так любезно привел, подменить флакон с обезболивающим зельем на другой, точно такой же, но с быстродействующим ядом, подобрав яд соответствующего вида и запаха - и никто бы в жизни не нашел отравителя. Точнее, могли и найти. Ненастоящего.
Либо существовал вариант для идиотов - подобраться на расстояние удара ножом и полоснуть по горлу. Такая возможность у Ирбэт тоже была, да не раз. Как и нож для разрезания бумаги, частенько лежавший на столе. Хороший, острый нож.
- ...и сейчас я могла бы просто отойти в сторону и не мешать, но вместо этого предлагаю помощь, рискуя своей жизнью. Потому что, хоть я и не имею отношения к сегодняшнему покушению, вам уже даже искать не надо, на кого его смерть повесить.
Конечно, она не собиралась сдаваться живой, но это уже детали.
- Можешь позвать стражу хоть прямо сейчас - и потеряешь его время. Или рискнуть и поверить мне - и выиграешь несколько часов на поиск противоядия. Итак?..

Отредактировано Ирбэт (2020-05-01 20:31:03)

+1

5

Хёльгар прищурился. Поверить? Вот так взять и поверить, что она действительно хочет помочь... Покушение тоже ведь не сразу устроили.
- И почему же ты вдруг решила  помочь? И почему я должен тебе верить?
Впрочем, дураком старый лекарь не был. Как и подлецом. Как и тупым служакой. Не даром же он уже около десяти лет был главой службы безопасности. Естественно неофициально. Да и сама эта служба была скрытой и тайной. Не обязательно кому-то постороннему знать, что у Ивора уже давно хорошая такая команда помощников существует. А заодно и тайных агентов, и простых добропорядочных граждан по совместительству.
Хёльгар посмотрел ещё какое-то время в лицо внезапной помощницы, потом всё-таки отошёл в сторону, освобождая подход к кровати. Но перехватил скальпель поудобнее. На всякий случай. Мало ли придётся в дело пустить.
- Тебе знаком этот яд? - Спросил, не особо рассчитывая на утвердительный ответ.
Стражу он звать не собирался. Как и хоть кого-то ещё. Но предполагал, что в любой момент может появиться кто-то из ребят Паука, тех, кто охотился за наконечником. Будь у них чистый образец яда, он бы мог приготовить противоядие... Ну или попытаться...

+2

6

Совместно

- Ты не должен, но можешь попробовать, - глубокий вздох. - А помогать у меня есть причины.
Она понимала старого лекаря - сложно вот так просто взять и поверить кому-то, когда твоего сюзерена чуть не прикончили. Особенно когда сюзерен - еще и друг.
Она легко выдержала взгляд Хёльгара, не отводя глаз. И, не тратя более времени, подошла к кровати маркиза.
Закатала рукав его рубашки, с некоторым трудом нащупала иглой нужный сосуд. И еще одним нажатием соединила клинок-флакон с полой рукоятью иглы, но не как полагается, а сверху под углом - так, чтобы по игле, как по желобу, стекало густое золотисто-зеленое зелье.
Быстро. И молча. И только вынув иглу и снова превратив инструмент в обычное украшение, эльфийка заговорила:
- Скоро подействует. Расскажи пока о симптомах - на глаз я почти ничего не могу сказать.
Хёльгар наблюдал за введением зелья. Внимательно так наблюдал. Но ничего опасного не увидел. Рассказал о том, что агенты службы безопасности увидели у тела капитана, что он сам смог понять по образцам, что наблюдалось у Ивора до принятия снотворного...
Эльфийка нахмурилась:
- Похоже на "белую смерть"... ее основа - зачарованная ртуть, насколько мне известно. Универсальное противоядие на мху с тролля на нее действует, но гораздо медленнее и слабее, чем на отравления обычной ртутью, - она говорила, неотрывно глядя на лицо Ивора.

+1

7

Постепенно снадобье начало действовать. И лицо Ивора перестало напоминать гипсовую маску. Хоть до понятия "хорошо" было далековато. Но уж что есть, и то небольшое облегчение.
Хёльгар продолжал смотреть на девушку.
- Ты ведь не та, за кого себя выдаёшь. "Игрушки" вот эльфийские при себе таскаешь, яды знаешь, которые мне даже не известны. Книжки с Ивором читаешь, хотя прочие слуги не то что книжки в библиотеке читать, обратиться к нему лишний раз опасаются. - Старый лекарь будто бы взялся рассуждать вслух, не особенно веря в то, что внезапная помощница вдруг возьмёт и раскроет перед ним все свои карты. - Так кто же ты такая, и почему вдруг решилась не только на общение с нашим маркизом, но и на помощь ему?
К сожалению он не знал ни о таком яде, ни о противоядии к нему, ни даже где взять тот самый мох. Оставалось только надеяться на наконечник. Хотя... С каждым часом что-то всё слабже верилось, что тот ещё не расплавили к такой-то матери в гномьем горне. Впрочем... Если расплавили... Хёльгар ни тёмным эльфам, ни гномам бы не позавидовал. Ивор оказался предусмотрительным. И нужные приказы уже были получены его людьми, а нужные бумаги подготовлены и ждали своего часа в специальном тайнике.
- Наконечник уже пытаются отыскать и добыть. Будем надеяться, что на нём осталось хоть немного яда, чтобы с него удалось получить сыворотку. Плохо, что он ещё и магический. Против обычного у маркиза было бы больше шансов. Просто потому уже, что за эти семнадцать лет его организм к чему только не привык. - И, чуть помедлив, добавил. - А ты прячь подальше свою "игрушку". А я сделаю вид, что ничего не видел и не знаю. А то как бы святоши не понабежали, узнав, что маркизу лучше, и его можно исповедовать. А заодно загрузить по самую маковку, что он помереть рад будет, лишь бы этих всех речей не слыхать.
Высказывать подобное Хёльгар сейчас не боялся. Та, что носит в символе веры такой вот тёмноэльфийский секрет, явно так особого трепетного отношения к церкви не испытывает. А если и испытывает (ну предположим, что он всё-таки ошибся), то у него всяко найдётся, как заставить её молчать.

+2

8

Ирбэт будто не слышала рассуждений лекаря - она все так же глядела на Ивора и видела его и не его одновременно. В заострившихся чертах еще проглядывал образ эльфийской девицы, и коротко остриженные черные волосы сейчас казались не такими уж и короткими... хотя, в общем-то, какое это имеет значение...
Не удержалась - ласково погладила юношу по волосам, хотя почти сразу отдернула руку. Подняла взгляд на Хёльгара:
- Ведь его матери никто не писал, верно? Она не знает, что сын при смерти. А если бы даже и узнала - что она могла бы сделать, кто бы ее отпустил сюда... - выдохнула и перешла на прежний деловой тон: - С моей стороны теперь довольно глупо отмалчиваться, но с минуты на минуту могут вернуться твои люди, а мне бы не хотелось говорить при случайных свидетелях.
Нетрудно было догадаться, что Хёльгар при особе маркиза - не только лекарь, но и, вероятнее всего, тайных дел мастер или даже глава над всеми мастерами. Очень уж быстро он среагировал на вероятную угрозу.
Его слова о том, что наконечник ищут, в эту версию вполне укладывались.
- Будем надеяться, но коня привяжем. Дай подумать... Отошли распоряжения на кухню, чем кормить отравленного, когда очнется. Брусника, калина, смородина пойдут в любом виде, облепиховый или шиповниковый чай, чеснок, отвар из корней лопуха, говяжий бульон - помогли бы вывести обычную ртуть, нам просто выиграют немного времени.
Украшение, принявшее свой обычный вид, отправилось туда, где ему и положено быть - на шею, в целомудренный вырез платья. Эльфийка улыбнулась, представив себе лица местных святош:
- Не учи учёную. Хотя, знаешь, забавное дело - такая сила в святом символе, кто бы мог подумать... - она говорила тихо, но не слишком старалась прятать сарказм. Так уж сложилось, что к вере в Спасителя Ирбэт теплыми чувствами не прониклась.

Отредактировано Ирбэт (2020-05-02 15:17:32)

0

9

- Не успели ещё. У Ивора другим голова занята была, а я и вовсе только о яде и думал. Впрочем, не думаю, что ей в её монастыре есть хоть какое-то дело до мальчишек. - Хёльгар не одобрял слабовольного поступка вдовствующей маркизы. За два года от неё не было никаких вестей. Она полностью погрузилась в свою скорбь по мужу и в молитвы, а о том, что сыновья остались здесь одни, кажется даже не вспоминала. - Но мне другое интересно. По идее младший брат должен бы уже выносить дверь комнаты в желании прорваться к брату. Однако его нет. Мои люди конечно ведут за ним наблюдение, но... - Мужчина развёл руками. При этом у него на лице лишь на миг промелькнуло искреннее такое желание отыскать младшенького и любыми способами заставить доставить сюда того подонка, что готовил яд, чтобы тот кровью умылся, но противоядие предоставил. И желательно в ближайшие часа два максимум.
- Пожалуй да. Лишних свидетелей не нужно. Оставим на время этот разговор. Но не забудем.
Старый лекарь хотел быть уверенным в внезапной союзнице. Заметил он её короткий жест. И запомнил. Так не притворяются. Так просто не притвориться. Но знать о девушке побольше просто необходимо. Чтобы понимать, о чём можно будет потом поведать Ивору, если тот выживет, а о чём покуда стоит умолчать, предоставив возможность девушке самой открыться, когда придёт для этого время.
Пояснения Хёльгар слушал молча, мысленно отмечая, что у собеседницы явно так опыт борьбы с отравлениями имеется. При чём вполне возможно и на себе. Иначе б вряд ли стала носить при себе такие интересные вещички.
На последние же слова не смог сдержать фырканья. Вот уж да. Хотя церковники за такое по головке явно так не погладят. Уже за само попрание святого символа, волею какого-то ювелира превращённого в невесть что.

+1

10

- Подозреваешь Зигфрида? - эльфийка кивнула, чуть заметно улыбнувшись: мелькнувшее на лице старого лекаря выражение она отметила, и выражение это её позабавило. - Подождем твоих людей.
Такой поворот ее бы не удивил: в усобицах и внутренних интригах Домов случалось, что братья и сестры, дети и родители, мужья и жены точили друг на друга клинки и готовили яд. Но в рассуждения она углубляться не стала - мало ли кто может зайти и услышать обрывок фразы...
И, как выяснилось, была права: всего через несколько мгновений быстро и без стука вошел агент тайной службы, принесший сведения о младшем Хольтском и отравленный наконечник.
"Полукровка-светлый? - Ирбэт на долю мгновения удивилась, разглядев очаровательное лицо агента. - Но дело свое знает, так почему бы и нет... Похвальная избирательность в подборе людей, маркиз. Браво", - ей всегда нравился такой подход, как и те, кто для пользы дела способен жертвовать своими принципами, симпатиями, предрассудками и чем там еще.
Но на лице не мелькнуло и тени ее настоящих мыслей. Сцепленные до белизны руки, бледное лицо, потрясенный взгляд - держит себя в руках и в истерику впадать не собирается, но очень напугана, как и полагается простолюдинке, впервые столкнувшейся с мерзостью и грязью дворянских усобиц.
Будто не она совсем недавно стояла перед главой тайной службы маркиза, готовым свернуть ей шею голыми руками, с лицом королевы, которой свиньи мешают пройти.
Сейчас она не позволила себе даже лишнего взгляда на болт - служанке лишнее любопытство не по чину, и так узнала больше, чем надо, - и с облегчением перевела дух, когда полукровка скрылся за дверью. Искренне улыбнулась Ивору:
- Почти ничего, ваша светлость. Как вы?

+1

11

- Как поднятый труп. Сейчас оживу немного, сделаю, что надо, убью кого надо, и самому помирать можно... - Отозвался Ивор, честно старающийся не провалиться раньше времени в темноту беспамятства. Всё-таки ему действительно только чёрным юмором блистать и оставалось. В таком-то состоянии. Полегчало конечно, то да, но не настолько, чтобы подобно героям древних саг и баллад, едва открыв глаза, кидаться в бой со множеством врагов, отбивать штурм или хотя бы защищать честь дамы от гнусных посягательств какого-то злодея.
- Оставь свои шуточки для Лира. Он их оценит. А девушку пугать нечего. - Хмыкнул от стола Хёльгар, уже умело обрабатывавший наконечник так, чтобы получить с него качественный образец яда.
- А я почти и не шучу. Впрочем, полагаю, что и выгляжу сейчас как тот самый труп.
- Не-не. Пока ты ещё довольно живенький. Говорить вот можешь. - Полукровка вновь возник в комнате. Теперь с объёмистой корзинкой в руке. - Но если хочешь, могу помочь и довести тебя до состояния прекрасного такого трупа. Будешь лежать, ничего не видеть, ничего не слышать и олицетворять молчаливый укор всем своим недругам.
- На твоём месте, язва ушастая, я б из замка сваливал уже поскорее. Чтобы не засёк кто. - Проворчал Хёльгар.
- Сам послал за травками, а теперь недоволен, что я ещё тут. Где логика?
Вместо ответа в полукровку полетела увесистая деревянная ступка. Впрочем, он её поймал на подлёте и вернул на стол.
- Ладно-ладно. Сваливаю... Маркиз, ты только скажи напоследок, тебе твой брат ещё нужен, али уже не особо?
- Пока не трогай. Сам разберусь.
- Ясно. Тогда позвольте удалиться. - Полукровка явно так показательно поклонился, одарил ещё одним внимательным взглядом девушку и таки окончательно удалился из комнаты, а затем и из замка, пройдя тем же ходом в библиотеке.
- Наглец, но дело своё знает. - Старый лекарь бросил взгляд на недавно закрывшуюся дверь комнаты. Потом вновь вернулся к делу. А спустя ещё пару минут отвлёкся на содержимое корзинки.

+2

12

- Я вам помру, - проворчала Ирбэт достаточно громко, чтобы её услышали. Черным юмором её было не напугать. Впрочем, как и девушку, которую она изображала: Ингер, успевшая и поухаживать за тяжелыми больными, и схоронить свою семью, наслушалась и насмотрелась всякого. Мало ли как шутит больной, побывавший на переднем краю смерти - что ж, от каждого дурного слова в обморок падать? Даже наоборот - от дурацких шуточек её слегка отпустило.
Пока Лир-полукровка не вернулся. Его слова, такие спокойные рассуждения о братоубийстве, служанку порядком напрягли - и пристального взгляда в лицо Ингер не выдержала, первой отвела глаза. Ирбэт совершенно не нужны были лишние подозрения, довольно и одного посвящённого в ее тайну.
- Я, пожалуй, тоже пойду, - она слегка поклонилась и поспешила к закрывшейся двери. Сейчас она все равно ничем больше не могла помочь: уже сказала и сделала все, что могла. - Коли понадоблюсь - зовите, я в библиотеке буду.

В библиотеке было темно и пусто. И тихо. Очень тихо.
Ирбэт с трудом дошла до ближайшего стула. Рухнула, откинулась на спинку и закрыла глаза - не спала и не плакала, просто не было сил.

+1

13

Приготовление противоядия затянулось на пару часов. Впрочем, это время без пользы для Ивора не прошло. Вместо нормального обеда - лечебные отвары, настои и вытяжки... В итоге чуть уже в затылке всё это не булькало, судя по ощущениям. Но полегчало чуть заметнее. Бледность и упадок сил по-прежнему оставались и проходить не торопились, но вот помирать уже не хотелось.
Сыворотка оказалась противной на вкус. Но всё-таки подействовала. Хоть маркиза абсолютно не аристократично потянуло старательно избавиться от всего содержимого желудка, возможно включая и сам желудок, судя по ощущениям. Хёльгар такой глупости ему совершить не дал, попросту высунув головой в окно и заставив дышать. Под окном был неромантично пахнущий внутренний двор замка, но жить захочешь...
А уже спустя двадцать минут Ивор решительно занял своё кресло и сообщил, что отправляется в кабинет, где будет решать оставшиеся дела, ждать известий от Паука и его ребят, и дожидаться брата, так до сих пор и не почтившего их своим присутствием. Старый лекарь пробовал возразить ему, но потерпел поражение. И, проследив за уезжающим в кабинет маркизом, всё ещё бледным, но кажется к предкам ещё не скоро попадущим, сам отправился в библиотеку. Нужно было всё-таки поговорить... А там им точно никто не помешает. Потому, что библиотека как-то спросом не пользуется. Даже в такое время. Тем более в такое время. А слуги... Да пусть пока помучаются неизвестностью. А заодно помучают ей всех любопытных со стороны. Но перед тем всё-таки сходил на двор и отправил всё того же мальчишку с коротким посланием на словах к младшему брату маркиза. О том, что его ждут в замке.  Но пока без подробностей...

+1

14

Совместно

Услышав шаги, Ирбэт села прямо и открыла глаза. Хёльгар... конечно, кто бы еще.
- Как Ивор? Все в порядке?
- Противоядие я сделал. Всем, чем можно, напоил. Теперь он отправился заниматься делами дальше. - Хёльгар со вздохом облегчения опустился в одно из кресел у длинного стола, стоящего у стены. Несколько часов напряжённой работы давали о себе знать. - Вроде бы ему полегчало. Хотя окончательный результат будет виден явно так не сразу.
- Вот и хорошо. Что же, теперь ты хочешь знать, кто я и почему помогла, не так ли? - усмехнулась Ирбэт, но усмешка вышла кривая, вымученная. - На второй вопрос легче ответить. Ты, наверное, слышал - я вдова, потеряла дочь... так вот это правда. Только моей дочери было двадцать пять, когда... Я не знаю подробностей. Служила на границе, погибла от ран, полученных в бою, вот и все, что написал ее командир.
Она помолчала недолго, глядя в пустоту.
- Я в то время тоже служила. Далеко от моего родного города. Похоронку доставили мне домой, и никто, конечно же, не переправил ее по месту службы: я нужна была спокойной и собранной, способной работать. Но если бы даже переправили, я ничего бы не смогла уже сделать... вот, пожалуй, и все. Хотя нет, не все... у нее были очень красивые черные волосы.
Хёльгар помолчал немного, обдумывая услышанное.
- Так ты эльфийка? - Он почти не спрашивал, а скорее утверждал. Собеседница хоть и не была юной, но и на мать такой взрослой дочери никак не походила. - Память прошлого... - Старый лекарь вздохнул. Сам-то он ни семьи, ни детей так завести и не сподобился. - Но зачем ты тогда вообще начала общаться с Ивором? Полагаю, что свою расу ты скрываешь и поэтому тоже. Иначе бы он даже заговаривать с тобой не стал.
- Да, эльфийка... и Ингер - конечно же, не настоящее мое имя. А общаться с Ивором я начала по долгу службы, разумеется. Земли моего Дома к Рейкхольту ближе прочих - еще бы нам не было интересно, что за человек сменил Улафа Хольтского, а в последнее время интересно вдвойне. Я должна быть рядом и следить за тем, что происходит. Нам не очень-то выгодны толпы беженцев, которые побегут, разумеется, к нам - но если так случится, мы хотим быть к этому готовы. У меня довольно много свободы, и я рассчитывала пробиться в близкое окружение Ивора, чтобы, возможно, смягчить его мнение касательно моих соплеменников. Но это покушение... - она глухо зарычала, закатив глаза. - Сегодня утром я просто злилась на безголовых ублюдков, по чьей милости два года работы чуть не улетели грифону под хвост. А сейчас мне, к тому же, не все равно.
Эльфийка глухо рассмеялась:
- Знаешь, я ведь и о переводе сюда просила, потому что думала, что в работе, да еще среди людей, мне будет легче... что все пройдет. А вышло, что вышло.
- После этого покушения... Сомневаюсь, что тебе хоть что-то удастся сделать. Да и, честно говоря, лучше вернуться на родину. Ивор нелюдям не простит. Он уже бумаги составил о том, чтобы "очистить от них Рейкхольт". В течении месяца. Понимаешь, он убеждён в том, что не дело, что нелюдей в городе стало так много, и Рейкхольт медленно превращается из крепости в невесть что. А сегодня на площади, ещё до начала церемонии... Мне лично хотелось убить каждого из тех, кто поливал мальчишку грязью, пусть и словесной. Тогда-то он ещё готов был стерпеть. Но теперь уже нет. - Хёльгар устало потёр виски пальцами и покачал головой. - Спасибо тебе за помощь. Но... Как помочь тебе и твоей работе... Я не знаю. Кто-то либо по глупости, либо специально портит всю игру и нам, и вам. Ну или эти же неизвестные просто не знают о том, что твой Дом в происходящем имеет свои интересы и старается их отстаивать... Более мирным путём, чем смерть Ивора, разруха и руины на месте Рейкхольта, и начало непримиримой вражды между расами.
"Месяц?! Да что ж вы такие быстрые..." - с досадой подумала эльфийка, но сдержалась.
- За сведения и совет спасибо. Но последовать ему я не могу: у меня приказ, и пока меня не отзовут из Рейкхольта, я не имею права покинуть город. Придется тебе меня потерпеть... впрочем, теперь ты знаешь, что я не собираюсь вредить Ивору. Так что терпеть меня тебе будет легче, чем толпу площадных сквернословов, - она встала и, подойдя к лекарю, протянула руку. - Союзники?
- Да дело не во мне. Я-то потерплю. Вопрос в том, вытерпишь ли ты то, что тут скоро начнётся.
Хёльгар пожал протянутую руку.
- Союзники. Пока Ивору ничего не угрожает с твоей стороны.
Подумал немного и спросил.
- А ему ты когда намеревалась сказать о себе?
Ирбэт фыркнула - за полвека на службе Дому она убила больше своих сородичей, чем Ивор вблизи видел за всю жизнь:
- Я сентиментальна, конечно, но не настолько, - в первую очередь её волновало благополучие её Дома.
Когда она собиралась признаться? "Ну, скажем, никогда..."
- Это очень зависело бы от того, что мне удалось бы сделать. Сейчас - даже не знаю.
- Ладно. Поживём, увидим. Пока можешь передать своим, что либо через месяц что-нибудь тут точно произойдёт, либо за этот же месяц в Рейкхольте всё-таки сменится правитель по причине удачного убийства прежнего. А уж что за этим последует... Даже я не берусь предсказывать.

+1


Вы здесь » Проклятые земли » Момент настоящего » На лезвии бритвы