Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Момент настоящего » Облава [разбойники]


Облава [разбойники]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumstatic.ru/files/001a/1a/80/86337.jpeg

В лесах к востоку от торгового тракта, связывающего Хасин и Рейкхольт засели разбойники, доставляющие немало хлопот правителям обеих земель. Пользуясь неразберихой, царящей на пограничных территориях и извечным спором кто должен зачищать лес, они прекрасно выживали пока не покусились на святое — караван, перевозивший церковные святыни из одного города в другой. Верховный Пастырь гневается, Король приказывает правителям земель обьединить усилия, зачистить леса от ворья и вернуть святыни. Хасин и Рейкхольт собирают отряды и окружают разбойничий лес с обеих сторон. Разбойникам ничего не остаётся как сорваться с насиженных мест и уйти на восток — в пугающую, оставшуюся с древних времён мрачную крепость, зажатую меж гор.

ИГРОВАЯ ДАТА: 26 день Месяца жатвы.
Очередность ходов: Первым пишет ГМ — Барбариска, далее первый круг по мере готовности игроков, второй в установившемся первым кругом порядке.

0

2

Стоила ли украденная разбойниками добыча таких последствий? Знать бы ещё кто и что украл, но огребли все. И те, что были причастны к краже и те, кто просто промышлял разбоем в этих местах. Им всем пришлось спешно срываться с насиженных мест и бежать. Некоторые пытались прикинуться сельскими жителями, некоторые пытались прорваться сквозь войска, которые стягивались вокруг этих земель с неминуемостью удавки. Бандам не оставалось ничего другого, кроме как искать надёжное место, где можно держать длительную оборону и, возможно, искать выход.

Поговаривали, что замок, зажатый между гор остался еще с эпохи древних магов и хранил в себе колдовство, неведомое современным последователям. Поговаривали, что где-то среди запутанных уровней, уходящих глубоко под горы есть магический колодец, шагнув в который можно оказаться на другом конце земель. Поговаривали, что один из туннелей ведёт прямиком к тёмным эльфам, которые в нынешних обстоятельствах казались не такими уж и грозными соседями. Но за те несколько дней, что разбойничьи банды провели во дворе замка, пытаясь перебороть магические защиты и прорваться внутрь, надежда на чудесное спасение таяла. Погода — дрянная. Каждая банда подчиняется своему главарю. Еда и вода быстро заканчиваются и более сильные и агрессивные пытаются поживиться запасами слабых. И ясно лишь одно — если бандам не удастся объединиться, погибнут все — и виновные, и залетные, и случайно примкнувшие. Меж тем, как донесли разведчики — армии на подходе и не ровен час окажутся у замковых стен.

+4

3

Тучи сгущались над замком, заставляя меркнуть дневной свет превращая его в таинственный полумрак, делающий это место еще более зловещим. Неплохо сохранившийся замок, выглядывающий из расщелины между горами, сокрытый в глубине леса был заброшен уже не один век. И выглядел соответствующим – пустым и ужасающим, с зияющими провалами темных бойниц и окон. Шорохи и скрипы, срывающиеся с медленно ветшающих и разрушающихся под воздействием времени башен и стен только усиливали гнетущую атмосферу, окутавшую мрачную крепость вязкой и непроглядной пеленой. Порывы ветра, задувающие в расщелину, разгоняли пыль, сметая ее вместе с мелкой крошкой камней, и надрывно скрипели всем, чем только возможно, а пустующие помещения в окружившей замок стене издавали протяжный гул, отдаленно напоминающий вой. «Или это вовсе не ветер являлся источником различных звуков?» Некромант никаких особых неудобств не испытывал, будучи более привычным к тому, чего сторонились и боялись нормальные люди, но его вынужденные соратники были другого мнения. Нет, они не жаловались на единственное возможное укрытие, но то тут, то там он явственно слышал их перешептывания, что от этого места у них мурашки по коже и вообще дикое желание убраться как можно дальше. Вот только выбора у них не было, ибо тучи сгущались не только в мире, но и в метафорическом плане, подразумевая надвигающиеся проблемы.

Сейчас юный маг, закрыв глаза пребывал в медитативном состоянии внимательно изучая защиту замка магическим взором. «Уже в который раз». Лаэ-линии, при помощи которых он и обнаружил древний оплот были извращены и изуродованы каким-то ужасным ритуалом, его предназначения Эйреон не мог угадать, и представляли серьезные препятствия для любого нормального мага при создании заклятий, но для темного это было настоящим раздольем.  Именно изменения в магическом фоне и привели его сюда, когда заметив небольшие отклонения некромант  последовал за искаженными нитями и сейчас буквально находился в их сосредоточении – склизком ворохе подвижных колючих лоз с шипами.

К сожалению, защитное плетение, опутавшее твердыню плотным коконом и не пропускавшее никого внутрь все так же не поддавалось, как и пару недель назад. Все это время Эйреон бился над загадкой входа, любыми путями собираясь попасть внутрь, даже если для этого придется пойти на жертвы. «И кажется скоро он этим займется.» Ментально ощупывая пространство, он чувствовал что-то необычное и знакомое одновременно. Казалось, что еще стоит немного сконцентрироваться и у него получится сложить кусочки неведомой головоломки.  Внезапный шум выдернул мага из состояния транса, когда он почти приблизился и рассмотрел липкие сгустки, похожие на клочки ледяного тумана. Но попробовать взаимодействовать с ними он не успел и сейчас почувствовал раздражение и досаду. Возможно, он поспешил с выводами и зря согласился впустить этих людей в твердыню. Утешало его лишь те подозрения, что рано или поздно они бы все равно нашли его убежище и нарушили уединение. Сейчас то они находились внутри – за крепостной стеной, лишь с проявления его доброй воли. «И холодного расчета»

В тот день он отошел на достаточное расстояние от оплота магов – по неизвестным причинам представители местной фауны предпочитали не приближаться к этому месту, огибая окрестности замка по широкой дуге. Ранее подстегиваемый исключительно научным интересом, Эйреон отвлекся от своей основной цели и провел несколько дней в лесу, наблюдая за живностью. Тщательно зарисовав в дневник незримую границу, которую звери избегали переходить он в который раз убедился, что оказался тут отнюдь не случайно.

Как обычно желая пополнить запасы провианта, заканчивающегося в самый неподходящий момент Эйреон спокойно охотился на кроликов и диких куропаток, не гнушаясь использовать для этого дела магию. Как неожиданно его окружили разбойники. Ну то есть окружили это было громко сказано - наткнулись они на некроманта совершенно случайно, но их было больше, так что численное преимущество вполне логично было посчитать окружением. Тем более, что прятаться маг не стал.   

Он усмехнулся, вспоминая тот момент, когда до боли в ладони сжал кусочек горного хрусталя с запечатанной в нем душой феи, который носил на шее. Близость души Кенни и концентрация на исходящих от нее эманациях позволяла ему безошибочно определить и явственно увидеть души других существ, приближающихся с трех сторон. Некромант даже не удивился, увидев эти физиономии, на которых читалось не только полное отсутствие интеллекта, но и четко прослеживался крайне специфический род занятий. Только слепой или глупец мог бы думать иначе, а Эйреон не был ни тем, ни другим. Выбора у него было не много – он предполагал, что напоролся на одну из банд промышлявшую разбоем в окрестностях тракта и близлежащих к нему деревень – о них не раз ему доносила Кенни, которую он посылал на разведку. Иногда некрофея пропадала более чем на сутки, и юный маг не предполагал, что разбойники зайдут так далеко в лес.

Не сложно было предположить, что эти ребятки прикончат его и даже глазом не моргнут, что им будет стоить одна лишняя жизнь, принадлежащая парнишке, оказавшемуся не в то время, не в том месте.  Но пополнять мир мертвых так и не разгадав тайну древней крепости, в которой предположительно находилась целая кладезь знаний магов древности было довольно неразумно и обычно предпочитающий скрывать свои способности до поры до времени и сначала пробовать прикинуться дурачком Эйреон изменил своим привычкам.

Действовать нужно было быстро. Полуприкрыв глаза и не реагируя на возгласы приближающихся к нему мужчин с оружием в руках некромант сосредоточился, глубоко вдохнул и буквально выплеснул новую способность на разбойников. Не так давно он к своему удивлению обнаружил, что может подобным образом вызывать панический страх у людей и животных. Словно зарождая его в их душах. Вот и сейчас лица людей исказились от первобытного ужаса. Кто-то побелев застыл на месте с вытаращенными глазами не в силах сдвинуться с места от страха, кто-то с воплем ломанулся назад, откуда пришел, а здоровый мужик сжимавший в руке топор отползал спиной в кусты, осеняя себя знаком спасителя и крича «мама». Некромант не мог знать, хотя его порой это и интересовало, что они видят в данный момент на его месте –  объятого пламенем демона с рогами, распахнувшего забастую пасть дракона или же суровую мать с розгами. Кто знает.? Но главное это работало. Хотя с каждым мгновением воздействие на людские души все сильнее истощало его силы, а остаться совсем без них было бы крайне глупо.

Просвистел арбалетный болт, намереваясь впиться в плечо Эйреону, но был остановлен магическим щитом, который некромант инстинктивно решил поставить пару мгновений назад. Щит взорвался снопом искр, вызвав дополнительные крики ужаса расползающихся по кустам людей. Вне зоны видимости воздействие на разбойников прекращалось само по себе, вне зависимости от воли юноши.

Не давая бандитам опомниться Эйреон громким и так не свойственным ему властным голосом, потребовал сложить оружие или он за себя не отвечает, для демонстрации зажигая на пальцах правой руки пламя. Этот огонь был чистой воды блефом и годился только на то, чтобы разжечь костер. Но потрясенные только что пережитым ужасом люди не рискнули связываться с магом, хрен знает что придет в его голову и подчинились. 

Позже из разговора он выяснил, что банда бежит от облавы, которую власти Хасина и Рейкхольта устроили на всех разбойников в окрестных лесах, собираясь огнем и мечом очистить свои земли от этой заразы. Эйреон задумался, подобный поворот событий его не устраивал, как и всех присутствующих тут. И предложил заключить взаимовыгодное сотрудничество – разбойники его не трогают и дают спокойно заниматься своими делами, плюс ко всему делятся припасами, а взамен он предоставил им надежное укрытие в твердыни древнего замка, пообещал защиту и долю сокровищ золотом, если они их найдут. А также поделился припасами целебных трав с магом-целителем, уже имевшимся в банде. Добровольно тот присоединился или нет некромант не уточнял. Ему в целом не было никакого дела до того, кем они являются. «Душегубы, грабители, насильники – да какая разница?» Лишь бы его не трогали и дали завершить дело до конца, но с каждым днем дела принимали все более скверный оборот – спустя несколько суток у стен крепости появилось еще несколько банд, так же бегущих от неминуемой смерти, но с ними договариваться Эйреон не собирался, предоставив дело главарю. А сам старался не отвлекаться от работы – взломать защитное плетение было крайне нелегко, а пытаясь прорваться в замок грубой силой они не могли ничего добиться. Двери и ворота не поддавались никаким внешним воздействиям, а чтобы забраться в высоко расположенные окна и бойницы нужно было либо родиться птицей, либо истово желать смерти от падения с высоты. Выступы, образовавшиеся с веками, которые крепость ветшала были крайне нестабильны и могли обвалиться под весом человека в любой момент. Тем более, кокон защитного плетения охватывал весь замок, и некромант, изучивший его вдоль и поперек был уверен, что просто так попасть в него не получится. 

Тайны этого места, на поиски которого были потрачены месяцы манили его, захватывая с новой силой и увлекая подобно водовороту в темную пучину. Что-то будто звало его из глубин замка, но отказывалось давать ответы.

Он тряхнул головой, отгоняя воспоминания, поднялся на ноги. Шум, отвлекший его от дел, не прекратился, но узнавать о том, что его вызвало маг не спешил. «Скорее всего они опять что-то не поделили и устроили поножовщину, как уже было неоднократно. Ничего интересного». – Эйреон отошел к краю крепостной стены, приглаживая вечно лезущие в глаза волосы и неожиданно протянул руку ладонью вверх на которую тут же опустилась верная некрофея.

Краем глаза юноша заметил, как его союзники, находящиеся поблизости, поспешно отвернулись, делая вид что им все равно. В первый день вынужденного знакомства с Кенни один из этих людей, Эйреон даже не удосужился запомнить, как звали его подельников, кроме главаря, которого, кажется, звали Хуле или как-то так. Так вот, один из них высказал так некстати пришедшую в его черепушку мысль о том странном создании, принадлежащем магу и возможности посмотреть поближе, и даже для наглядности прицелился из арбалета в верхушку башни, словно высматривая Кенни. На что лениво зарисовывающий защитный узор в свой дневник Эйреон как бы вскользь бросил простенькое проклятие чесотки, длительностью на жалкие полчаса. А после того, как бедолага кое-как оклемался уточнил, что за любое поползновение в сторону феи на предмет пощупать, подстрелить, посмотреть и все в таком духе – у него сразу появится доброволец для экспериментов, которые он и так уже слишком давно откладывал.  С тех пор желающих помочь его научным изысканиям как-то поубавилось, и они старательно делали вид что никакой феи нет и в помине.

Любовно погладив свое творение, некромант привычно сжал амулет с ее душой и внимательно уставился в крошечные рубины, заменяющие его питомице глаза. Концентрация темной магии в этом месте позволяла ему просматривать все, что увидела Кенни и не заботиться о ее постоянной подпитке. Но это было единственным плюсом, ведь вести принесенные на темных крыльях феи были совсем не радужными. Кенни издали разведала расположение лагеря объединенных армий Хасина и Рейкхольта, благо чтобы заметить такое скопище народа и не требовалось подлетать слишком близко. Создав проекцию карты перед собой и сверившись с ориентирами, полученными из памяти феи Эйреон, к своему неудовольствию, отметил, что они подобрались уже совсем близко и сейчас их разделяет приблизительно день пути. «А они снова прервали меня» – тихим плеском отозвалось раздражение в его душе. Во что бы то ни стало он должен попасть внутрь этого замка, а времени почти не оставалось. И это удручало.

Отредактировано Эйреон (2020-05-10 21:02:16)

+4

4

Где-то в темном небе ярко сверкнула молния, молочно-белым светом осветив пустое поле перед крепостной стеной. Все что тут росло, лишь несколько десятков покосившихся полусгнивших елей, да сосен, и абсолютно никакой живности. Но Рональд уже знал, что так будет недолго. Двое суток от силы, если не меньше, оставалось до того момента, как армии Хасина и Рейкхольта выстроятся перед черными гранитными стенами древнего замка. Он стоял на парапете в тишине и гордом одиночестве, в первый раз за последние дни. Все что он слышал, это завывания ветра вокруг, да раскаты грома вдалеке. Это место, само по себе бывшее мрачным, в такую погоду становилось еще и очень жутким.

У него в ладони светился маленький шар света, бывший едва ли не единственным источником света здесь. Это все, что маг мог пока позволить наколдовать себе в этом месте. С самой первой минуты нахождения здесь он чувствовал, что этот замок словно проклят. Еще по прибытии магическим зрением Гриммсон видел, что магическая сущность этого места была в ужасном состоянии. С детства ему рассказывали, что такое возможно только в местах, где было много смерти, либо много темной магии. Как, например, в Мертвых Пустошах. Но здесь, посреди людских земель, где серьезных войн не было уже доброе тысячелетие, подобное представлялось немыслимым. Не иначе, как черная магия. К слову о ней. Когда он пришел сюда в компании своих вынужденных союзников, то это место уже не пустовало. Тут во всю орудовал другой маг. Магическим зрением парень Рональд увидел его темную ауру, но это все что можно было о нем сказать. Ну и то, что этот маг был до странного бледен, худ, и молчалив. Таких людей Гриммсон до этого не встречал, хотя повидал в Хасине всякого. Цель его нахождения здесь с самого начала не была ясна до конца, хотя догадки были.

Но вернемся к делам насущным. Он находился в старом замке, где помимо него, странного белобрысого темного мага находилась еще куча разбойников абсолютно разных мастей. Как такое вообще могло произойти?
Выехав с три недели назад по поручению своих родителей сюда, он долгое время проскитался по горам. Целью его были не встречавшиеся вокруг Хасина травы - Азорелла, Армерия, Алиссум дурачок, и еще какие-то, названия которых он нормально произнести не мог, а знал только, как они выглядят. Больше недели он проскитался по холодным ветреным горам, прежде чем собрал все, что было необходимо, и настала пора двигаться домой. Он бы добрался домой без проблем, если бы во время одной из стоянок, на него не напали бандиты.

Ронни остановился на перекус где-то в нескольких днях пути до Хасина. Благодаря своим способностям ему удалось быстро поймать вполне себе упитанного кролика, которым он и собирался отобедать, как внезапно услышал треск. Он вскочил с бревна, и уставился в ту сторону, откуда услышал звук. Магическое чутье подсказывало, что происходит что-то неладное, и было право. Вокруг него с разных сторон внезапно материализовали несколько бандитов. И по их виду было видно, что жареный кролик их интересовал меньше всего. Если только конечно в его брюхе не было хотя бы пары десятков золотых монет. В этот момент парня интересовали всего две вещи: как он умудрился прозевать, что в окрестных лесах есть кто-то еще, кроме него самого, и не видели ли бандиты, как он пользовался магией, чтобы поймать живность.

-А кто это тут у нас? Очередной заплутавший путник. Родители тебя не учили, что ходить одному по лесам по меньшей мере неразумно. Что тут могут водиться большие и опасные взрослые дяденьки?

Ронни усмехнулся. Знали бы эти люди, с кем они столкнулись на самом деле. У парня было два варианта. Рискнуть воспользоваться своими силами, благо несколько бандитов не самое большее, с чем он мог справиться. Но проблема была в том, что если с ними разбираться, то разбираться целиком, потому что быть сожжённым на костре не сильно хотелось, да и к тому же неясно, не больше ли их, может это лишь небольшой отряд. Плюс столько трупов в лесу в одном месте неминуемо бы породило кучу вопросов, найди их кто. Второй вариант был более адекватным, но и менее приятным. Попытаться договориться полюбовно. В конце концов золота у него при себе особо не было, значит он им особо и не нужен, а убивать его смысла нет. Но все же маг приготовился в случае чего атаковать, на всякий случай.
-Мне кажется, что я не тот, кто вам нужен сейчас. Золота у меня нет, ценностей тоже. На кой демон вам нужен простой лекарь? Да и кто сказал, что из нас всех сильнее будете именно вы?

На последних словах среди бандитов раздался громкий гогот. Еще бы, какой-то хилый пацаненок утверждает, что может справиться с несколькими вооруженными бандитам один посреди леса. Закончив смеяться, один из них, тот, что крупнее остальных, подошел ближе.

-Парень, а ты смешной. Можно было бы взять тебя в качестве нашего личного клоуна, но таковой у нас уже имеется. А вот как лекарь, ты бы нам вполне пригодился. У нас есть несколько раненых товарищей, и им не помешала бы твоя помощь. Взамен мы обещаем тебя не трогать, пока.

Рональд пораскинул мозгами. С одной стороны, лишняя драка и расходование собственных магических сил ему сейчас ни к чему. С другой стороны, было бы наивно доверять этим людям. Даже если у них и правда есть больные, кто сказал, что после того, как он их вылечит, они не попытаются его убить.

-А что будет, если я откажусь?

Бандиты снова рассмеялись. Им явно доставляло удовольствие разговаривать с таким чудиком.

-Ну вот посуди сам. Даже если вдруг сейчас сам спаситель на белых крыльях снизойдет на землю, и ты, щуплый пацан, один уложишь нескольких разбойников, что дальше? Кто сказал, что нас здесь не в разы больше? Ни один крылатый тебя не спасет, всех не переложишь ведь.

Уж в чем, а в этом их главарь был прав. Рональд не знал, сколько тут этих разбойников, а проверить это он не мог, не было у него таких сил. Парень решил, что была не была, лучше сейчас сдаться в мнимый плен, и потом при возможности сбежать, чем сейчас разгребать последствия собственных действий. Единственное, что ему было нужно, это чтобы от него держались на расстоянии. Ну это чисто на случай, если вдруг придется применять магию для защиты. Бандиты конечно рассмеялись над его просьбой, в третий раз за последние минут десять, но согласились. В конце концов, ин им был нужен, пока.

Его отвели к главарю банды. Численность их определить было трудно, но в этом не было особой необходимости. Парня разместили в палатке тех, кому требовалась лекарская помощь. Их было 5 человек, двоим из которых досталось действительно серьезно. Видимо, последнее их нападение далось слишком большой кровью, в прямом смысле. Непонятно было только, почему бандиты не бросили раненых помирать в лесу, ведь как слышал парень, для них это было в порядке вещей. Этим вопросам он озаботится как-нибудь потом, а сейчас эти люди были гарантией его жизни, во всяком случае пока они больны.

В течении нескольких дней Ронни занимался лечением больных и их восстановлением. Частично в этом ему помогала магия, благодаря которой он незаметно мог заживлять какие-то незаметные синяки и раны. И все же он старался соблюдать баланс лечения и собственных интересов. Он не хотел дать умереть этим людям, кем бы они не были, раз уж на него легла ответственность за их жизнь. И вместе с тем ему необходимо было подгадать момент, когда он сможет отсюда смыться, поэтому он планомерно затягивал процесс врачевания до поры, до времени. Но его планам не суждено было сбыться. Вскоре к ним вернулся один из разведчиков главаря и сообщил, что сейчас сюда движутся полки королевской армии, которые планируют зачищать леса, и истреблять все что движется. Рональд слегка побледнел, что не ускользнуло от взгляда одного из приспешников главаря.

-Что, думаешь, перебей ты нас тогда в лесу, ты бы не попался королевской армии, либо если попался, они тебя пощадили? В лучшем случае бы допросили, а потом казнили, а в худшем порешали прямо на месте. Это же солдаты. Они не привыкли думать, а привыкли только делать, что им велят.

Уж в чем, а в этом бандит был прав. Как бы Гриммсон доказал, что он не бандит, он и сам не знал. Помахать перед солдатами травкой в качестве доказательства было такой себе идеей, а отсиживаться в деревнях тоже сомнительное удовольствие, местные легко могли сдать тебя с потрохами солдатам, лишь бы их не трогали. Банде, а вместе с ним и Рональду ничего не оставалось, как направиться вглубь лесов. В конце концов, кто знает, может ему удастся сойти за пленника в случае чего, и таким образом обезопасить себя.

Спустя несколько дней они наткнулись на древний, до жути темный и мрачный замок, стоявший где-то между гор, по которым еще пару недель назад шастал Рональд в поисках лечебных трав. Которых, к слову, из-за лечения разбойников, у него знатно поубавилось. Замок производил гнетущее впечатление, кроме того маг чувствовал очень темную энергию, исходившую от него, а магическим зрением увидел, что и магические линии здесь в ужасном состоянии, что значительно затрудняло создание заклинаний. В этом пришлось убедиться воочию, когда сразу несколько попыток сотворить сколь-нибудь значительную магию оказались безуспешны. Сомнительное место, чтобы укрыться, но выбора особо не было.

Так он и оказался здесь, в древней твердыне посреди гор, в не самой лучшей компании, в которую помимо его банды, за несколько дней присоединились еще несколько других, также бежавших от Хасинской и Рейкхольтской армий, так что внутри стен замок стал больше похож на шумный улей, чем на тихое загадочное место. Вокруг по замку то и дело шныряли десятки вооруженных до зубов бандитов, к тому же устраивавших периодически между собой всякие стычки из-за запасов еды, воды, а также награбленной ранее добычи. Рональд был рад, что не принадлежит их числу, и надеялся, что нынешнее его сотрудничество с этими людьми будет последним в жизни. Главное, чтобы сама жизнь не оборвалась в ближайшее время. Во многом на это влияли события, происходившие сейчас недалеко от главного замка, куда и направился Гриммсон, медленным шагом спустившись с крепостной стены.
Рональд направился к магу, имя которого, как он запомнил, Эйерон. Было очевидно, что тот не просто так пытался находился в состоянии медитации почти все время. Понятно, что он искал выход отсюда. Парень и сам понимал, что он должен быть. В столь древней крепости, а тем более магической, абсолютно точно есть запасной выход. Точно также, как он наверняка был и во многих людских замках в землях. Но чтобы этот запасной выход найти, надо попасть в замок, который был огражден темной магической защитой. Хотя толку от Гриммсона было мало, колдовать тут он почти не мог, помощь свою он все равно решил предложить. В конце концов, как сказал бы любой инквизитор, попытка не пытка, а так, легкое покалывание.

-Тебе не нужна помощь?

Ожидаемо, что Эйерон хоть и согласно кивнул, сам не знал, чем тут можно помочь. Древнее заклинание было столь могущественным и древним, что разгадать его было практически нереально. И тут в голове внезапно всплыли истории, которые он услышал за последние несколько дней нахождения здесь он несколько раз слышал легенды об этом месте, все они были абсолютно разными, подчас бредовыми, но одна из них явно могла иметь смысл. Легенда о том, что в замке магическим образом похоронены сотни душ умерших и убитых в этом месте. Что если это правда. И тогда чтобы попасть внутрь, необходимо эти души как-то потревожить?

Эйерон при упоминании этой легенды знатно оживился, и с каким-то явно нездоровым блеском в глазах начал расспрашивать все, что Рональд про это знал. И тот рассказал легенду про похитителя душ, который еще до первой войны с нечистью крал души невинных, и заточал их в своем замке, число этих несчастных неизвестно никому. Может сотни, а может тысячи. А также, что сам похититель внезапно пропал совсем незадолго до начала войны с демонами, что само по себе было странно и навевало на определенные мысли.

-Может звучит глупо…но что, если деревенские россказни правда, и в основе защиты этого замка действительно лежат души мертвых? И тогда их надо разбудить, но как?

Хотя сама мысль казалась абсурдной, в критический момент надо попробовать и её. Учитывая, что место это магическое, то простыми барабанами под дверью духов вряд ли можно потревожить, и оба мага это прекрасно понимали. Да и какую-нибудь бутылку в окно не закинешь. Хотя бы потому что это глупо, бутылок у них нет, и ближайшее окно настолько высоко, что ни один человек не докинет ничего так высоко. И тут Рональду пришла в голову мысль о магическом воздействии. Что если попробовать закинуть каким-нибудь шумным заклинанием в окно, и тогда что-нибудь, да получится. Из детских сказок парень помнил, что духи и призраки жутко не любят, когда их тревожат светом, или громкими звуками. Хотя отношение Эйерона к подобной идее осталось для парня загадкой, он признал, что в этом что-то есть. Оставалось самое сложное.

Колдовать здесь он не мог, а значит надо было покинуть стены твердыни, где с магией хоть чуть-чуть, но попроще. Но сделать это сам он не мог, да ему и не дадут. Какая банда захочет лишиться лекаря при себе. Но едва они высказали эту мысль банде, та согласилась, с условием, что вместе с ним пойдут еще пара головорезов, якобы для защиты. Но Рональд понимал, что это скорее для того, чтобы он сбежал. Ха-ха, было бы куда. Кроме того, от него не скрылось, как некоторые разбойники с серьезной опаской посматривали в сторону темного мага, а некоторые еще и обзавелись седыми волосами. Что произошло между всеми ними, оставалось загадкой, неважной в нынешней ситуации.

Покинув твердыню, Гриммсон направился на достаточное расстояние, где он почувствовал относительный прилив магических сил. Достаточный для сотворения заклинания. Но предварительно ему пришлось просмотреть местность магическим зрением, чтобы не возникло неприятных сюрпризов в виде солдат в процессе. Все было чисто.
Первые несколько попыток не увенчались успехом, так как нужное заклинание никак не хотело создаваться. Рональд уже начинал отчаиваться, но собрался последними силами и, сконцентрировав всю имевшуюся в его власти магию, попробовал создать нечто, напоминающее птицу. И…у него получилось! Слабый поток воздуха, по форме напоминающий воробья, взмыл в воздух, и понесся в сторону древнего замка. Внутрь он заключил громкий, насколько это возможно, звук крика. Оставалось надеяться, что это поможет, иначе они обречены. Истощенный парень помчался обратно в сторону крепостной стены. И он надеялся, что за ним по пятам не шли солдаты Хасина.

Вернувшись, он первым делом обратился к Эйерону с вопросом, получилось ли, тот молчал. Гриммсон мысленно проклял все, что можно было проклинать. Непонятно, в чем причина промаха. Не сработало ли заклинание, или же духи на самом деле не существуют, и все это сказки. Факт оставался фактом, попытка провалилась. А значит их конец казался неминуем. Вряд ли разрозненная шайка разбойников, пусть и такая многочисленная, как сейчас, сможет победить городскую армию. Словно в подтверждение мысли, ему в голову внезапно прилетел камень. А затем еще один. Рональд оглянулся в поисках того, кто это мог сделать, но вокруг никого не было кроме них. Кроме того до него внезапно дошло. Камни-то прилетели не откуда-то сбоку. Они прилетели сверху.

Отредактировано Рональд Гриммсон (2020-05-13 09:58:23)

+3

5

Кто бы мог подумать, что ответ на загадку, над которой некромант бился уже пару недель, скрывается в давних байках, что ходят об этом месте? Самому юноше и в голову такое не приходило, но выслушивая мага, который представился как Рональд, он все больше склонялся к прозвучавшей теории заключённых в стенах душ. «Неужели их энергия подпитывает это странный кокон, защищавший все проходы внутрь?» Осталось только понять каким образом можно с ними взаимодействовать.

В глазах Эйреона с новой силой вспыхнул уже было потухший огонёк энтузиаста исследователя. И если ранее худой, припыленный и несколько изможденный постоянным магическим воздействием юноша лишь отдалённо напоминал восставшее умертвие, то сейчас сходство практически бросалось в глаза. Впрочем, не все сторонились тёмного мага. Тот же Рональд, он определённо понимал, кто такой Эйреон, но от чего-то не опасался, в отличие от всех остальных разбойников. И даже желал помочь. Вот только чем он мог помочь некроманту, не имея подобных навыков? Запустив пятерню в волосы Эйреон слегка взлохматил их, такое неосознанное действие было одной из его давних привычек. Главное светлый маг уже сделал – своими размышлениями подтолкнул в правильном направлении, но этого ему было мало. Продолжая рассуждать и сбивать некроманта с мыслей, он предложил достаточно бредовую идею – но увидев этом предложение ненадолго избавится от неожиданного помощника юноша согласился. Он не верил, что какой-то звук сможет пробудить души, запертые в стенах замка, да и стоит ли их будить? Если бы все решалось при помощи звука, то это было бы слишком просто, да и уже давно произошло бы само собой. «Думаю даже дух не испытал бы восторга, чтобы все это терпеть». – поморщился Эйреон от звуков скопления людей, которые он всегда недолюбливал.

Решив не терять времени даром, некромант снова погрузился в подобие медитации, не без усилий возвращаясь к тому, на чем его прервали в прошлый раз. Уже зная, что искать он почувствовал нечто, те самые кусочки тумана, показавшиеся ему отдаленно знакомыми. Если присмотреться, то они имели схожую структуру с душами живых, но уже несколько размытую и деформированную. «Все-таки был некий ритуал, привязавший души к этому месту» – удовлетворенно отметил про себя Эйреон, словно делая мысленную пометку в дневнике. «Осталось понять только зачем?» - и этот вопрос был одним из множества появившихся в его голове, как вдруг некроманта отвлек не просто шум толпы, а жуткий писк, усиленный эхом пустующих стен, волной прокатившийся по замку, достигая глубин. Кажется, это сработала проделка Рональда.

Не обращая внимания на поднявшийся от разбойников гомон, он принялся листать дневник, прикидывая, где будет лучше попробовать провести ритуал. В его необходимости тёмный маг уже не сомневался. Осталось только найти жертву и... Эйреон не сомневался, что тут возникнут проблемы. Чутье подсказывало ему, что даже собравшиеся душегубы будут несколько против жертвоприношения. Хотя, если припрет к стене и армии карателей появятся под стенами, то возможно согласие будет получить гораздо проще, но… Ждать последнего момента некромант не хотел. В его планах была ещё возможность осмотреть замок на предмет древних реликвий и утраченных знаний.

Вернулся светлый, донельзя довольный собой и несколько возбужденный, вот только никакого присутствия духа Эйреон не ощущал, а значит план его пришёл в негодность. Пожав плечами на вопрос о том, что все сработало – впрочем иначе и быть не могло, темный маг подумал, с какой лучше формулировкой ему обратится к главарю с требованием отдать одного из людей на убой. Как вдруг в голову Рональду прилетел камень, тот обернулся, но поблизости никого не было, да и камни летели сверху.

- Такое бывает. Замок очень старый хоть время его и пощадило, но иногда камни осыпаются. Ничего… – договорить некроманту не дал камушек, свалившийся прямиком на его белобрысую макушку. Подняв голову, он не заметил ничего, кроме вороха мелкой каменистой пыли, так и норовящей попасть в глаза. Переключившись на магическое зрение, он так же не обнаружил никаких аномалий, ни в заклятии, опутавшем замок, ни в окружающем фоне лаэ-линий. «Но ведь мы говорим о возможном духе» – Эйреон уж очень хотел хлопнуть себя рукой по лицу, но сдержался, вытаскивая из-за пазухи амулет с душой Кенни, бывший его посредником с душами других существ. Сконцентрировавшись и глубоко вдохнув, он явственно видел душу Рональда рядом с собой, небольшие скопления душ разбойников, чуть поодаль от них. Некоторые были за крепостной стеной, но сравнительно недалеко, Взор некроманта медленно, будто неохотно устремился ввысь, к тому месту откуда на них посыпались камни. И замер. Он был там. Дух, которого они все же умудрились разбудить. Вот только он отличался от всех тех душ, что были заточены в древней твердыне, как и от душ живых. Внутри этого грязно-серого сгустка то и дело возникали красные всполохи, подчиняясь какой-то замысловатой пульсации. Определить, что именно это такое Эйреон не мог, как и оторвать взгляд от подобного завораживающего зрелища. Вот пара камней окуталась едва различимой некроманту алой дымкой и тут же под ее воздействием устремилась вниз, под ноги ему и Рональду. Юноша даже не подумал шевельнуться. Сделать шаг назад или же просто как-то инстинктивно среагировать продолжая стоять как изваяние и смотреть в одну точку.   

Природное любопытство все же сыграло с юным магом свою злую шутку, лихо взяв верх над разумом, который не одобрял возможности близкого знакомства с духом, и Эйреон действуя исключительно по наитию попытался вступить с ним в ментальный контакт. Возможно, он действовал несколько топорно и оттого вместо мягкого контакта и слияния на него обрушилась целая какофония образов, сменяющих друг друга с невероятной быстротой до полной невозможности различить происходящее и жутких душераздирающих воплей множества голосов, слившихся в единый гул.   А затем он различил среди них и свой...

Ощутимая оплеуха по щеке заставила его прийти в себя и осознать, что крик, тут же оборвавшийся, действительно принадлежал ему. А сам юноша прижался спиной к стене и сжимает голову руками столь сильно, что чувствует ладонями нездоровую пульсацию в висках. Как будто бы он бежал со всех ног, но дыхание оставалось спокойным. Перед глазами то и дело мелькали обрывки картин, показанных духом. Некромант сполз по стене, принимая сидячее положение и попытался сфокусироваться на ударившем его парне, но ему мешала мельтешащая перед лицом Кенни. Осторожно заграбастав фею рукой, Эйреон попробовал было прибегнуть к темной магии, чтобы увидеть произошедшее ее глазами, но сильный всплеск головной боли отрезвил его как только может отрезвить ведро с ледяной водой, упавшее на голову.   

– Если ты хочешь знать, то вся эта якобы байка о духах отнюдь не является таковой. – обратился Эйреон к Рональду и поморщился, потирая ушибленную часть лица. – Мог бы действовать и более деликатно. – заметил некромант с легкой укоризной, проскользнувшей в темно-сапфировых глазах. – Но все равно спасибо. – с неким запозданием произнес он, скорее по привычке вбитой в него с детства матушкой, истово заботящейся о манерах единственного и горячо любимого отпрыска.

- Дух действительно есть и возможно он зол. – Эйреон задрал голову вверх, там, где видел оного в последний раз, но без концентрации лицезреть его вновь не представлялось возможным, а он и так чувствовал некое истощения и не смотря на весь интерес воздержался от повторной попытки.

- И кажется у меня есть план. Ну, вернее будет сказать нечто отдаленно его напоминающее. Правда.. – некромант несколько замялся. – Я не думаю, что ты будешь рад узнав подробности. – здесь он нисколько не лукавил, говоря об возможном отношении Рональда к тому, что Эйреон задумал провернуть. В отличие от темных, в сообществе светлых магов человеческие жертвоприношения порицались и вообще производили шокирующее впечатление. Самому юноше было глубоко плевать с каким видом на него посмотрит общество, разве что он старался не попасть под явное подозрение церковников. Это бы сильно помешало ему на избранном поприще научных изысканий.

Отредактировано Эйреон (2020-05-15 16:53:04)

+4

6

Шара сидела на бревне под раскидистым деревом и смотрела как дождь барабанит по камням. При всей нелюбви девушки-тролля к воде, сейчас стук капель  по спине и плечам действовал умиротворяюще. Раскрошив пальцами кусок хлеба, оставшегося на самом дне сумки она подкармливала с ладони Хвостика, мелкого мышонка, составлявшего ей компанию вот уже на протяжении месяца.
- Камни, - мелькнуло в голове- Очень странные камни. Страшные камни. 
Что-то в этих камнях беспокоило девушку, не давало покоя. Смутное, не знакомое чувство опасности, пока не ясной, но явной. Инстинкт лесного жителя подсказывал уходить подальше от этого странного места. Об этом же говорил какой-то запах исходящий от некоторых людей. Не пугающий, а скорее чужой. Чуждый.
На другой чаше весов простых рассуждений стояло то, что пока с ней никто и не думал рассчитываться за выполненную работу. Заказ был ясным, остановить повозки. И выполнила его Шара на совесть. Два здоровенных сухостоя надежно перекрыли дорогу. Лошадь шарахнулась и перевернула повозку, стоило Шаре рыкнуть на неё.
Но, тот кто давал заказ, был мертв. Она сама похоронила его, получившего стрелу возле одной из повозок, единственной, где охрана решила проявить геройство.
Заказ был выполнен. Оставалось ждать платы или требовать свою долю. Она уже присмотрела то, что её бы вполне устроило, и то, за что можно было выручить прилично звонких блестяшек у любого из её прошлых нанимателей.
И вот уже третий день Шара сидела в ожидании. Ей всегда находилось место у костра. Она молча таскала дрова и разделывала их, как это умеют только тролли. Собирала грибы на общий котёл. И слушала. Её не боялись. Но и не обращали особого внимания. Это было понятно. Это было привычно.
Она повернула голову и принюхалась. От лагеря слегка тянуло дымком, а это значило, что ей пора подниматься и снова собирать дрова для костра. А потом отловить кого-нибудь и потребовать свою долю или хотя бы услышать когда ей её отдадут. Лучше конечно сейчас.
Она слышала, что злые люди идут сюда, чтобы убить всех. Но это было понятно. Это было объяснимо. И это значило, что её умения телохранителя могут быть полезны.

Отредактировано Шара (2020-05-18 14:24:03)

+3

7

Это было похоже на охоту на волков - охотники развешивают красные флажки, а потом вместе с собачьей сворой гонят волков в ловушку и прижав, просто расстреливают. Только вместо серых хищников - люди, а красные флажки заменил старый, заброшенный, окутанный колдовством замок.
...с самого начала с этим караваном все пошло не так - охраны оказалось гораздо больше, чем доложили разведчики и в охране были не селяне с вилами, везущие репу на ближайший базар, а тертые воины. Благо хоть накануне нападения к банде прибилась троллиха, Шара, она повалила пару деревьев и шуганула коней, отрезав каравану путь. И все же, в твой сваре сложили головы шесть человек (самая большая потеря за последние полгода!), а Киппа, Югера и Рыську ранили и самое поганое, Атли-лекарь оказался среди убитых.
И все бы ничего, банда взяла хорошую добычу (а при отступлении повезло наткнуться на мальчишку-лекаря, что собирал в этих лесах какие-то травы и он сумел подлатать раненых), но через несколько дней в окрестностях начало твориться что-то невообразимое, королевские войска и церковники забегали, как укушенные за задницу и вряд ли их так уж достали выходки разбойников на тракте, видимо, в караване оказалось нечто особенно ценное. Но вот что?
Уве провел ладонью по лицу, стирая влажные капли дождя, раздосадовано ругнулся, сплюнул, отвернулся от замка, скользнул взглядом по двору и собравшимся здесь людям и нахмурился, приметив сидящую на отшибе троллиху. Сказать по правде, Уве надеялся, что эту нелюдь угробят в схватке, но она выжила и даже, кажется, не пострадала.
Прихватив кусок вареного мяса и хлеб Мясник не спеша направился к троллихе. Нет, поделиться едой с Шарой он решил не из благодарности и даже не из симпатии (сказать по правде, Уве полагал, что было бы гораздо лучше запрети король и церковь шляться троллям по людским землям, пусть бы лучше сидели в своем вонючем болоте), просто вчера случайно увидел, как парнишка из банды Кривого трепался с троллихой и даже предлагал ей вино. Вряд ли парень так соскучился по женскому обществу, что решил накачать эту тварь и трахнуть, скорее уж, Кривой надеялся переманить Шару на свою сторону - собравшийся во дворе замка сброд вовсе не испытывал друг к другу симпатии, свары и драки вспыхивали по пять раз на дню и чем дальше - тем чаще и чаще, а запасы еды и воды таяли на глазах и при таком раскладе эту зеленую нелюдь (сильную, туповатую, но поистине неубиваемую) лучше иметь в союзниках, чем во врагах.
Но прежде, чем разбойник успел открыть рот, раздался крик да такой жуткий, словно человека растягивали на дыбе. Мясник обернулся, помянул не добрым словом демонов и Спасителя и швырнув мясо и хлеб троллихе, коротко распорядился.
- Ешь. - и чуть ли не бегом рванул к замку, к вопящему во всю глотку магу.
Сказать по правде, чародеев Мясник боялся до дрожи - эти выродки порой творили такое, что не снилось и самым отъявленным негодяям! При других обстоятельствах Уве с превеликим удовольствием сдал белобрысого колдуна церковникам и поглядел, как он сгорел бы на костре, но (вот же ирония!) сейчас этот проклятый чародей был единственной надеждой выбраться из ловушки живыми.
- Чего ты дерешь глотку, будто тебя за яйца подвесили?
Вопрос прозвучал резко и грубо - среди разбойничьей шайки авторитет зарабатывается годами, а потерять его можно за мгновение и поэтому Уве просто не имел права показать свой страх.
- Что там за план? Долго еще нам тут сидеть? Между прочим, мои разведчики донесли, что войска уже на подходе, несколько суток и они будут здесь. Ты обещал, что сумеешь открыть этот гребанный замок, но ничего не меняется!
[nick]Уве Кровавый[/nick][status]главарь банды разбойников[/status][icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/1a/80/3/848796.jpg[/icon]

+4

8

Даже сквозь дождь, запах подходящего человека Шара почувствовала ещё за десяток шагов. Большинство обитателей лагеря по наблюдениям девушки предпочитали если и тратить воду, то лишь для питья, а отнюдь не для умывания. И если самой Шаре, почти не потеющей, как всякий тролль, чтобы отбить запах, было достаточно оттереть кожу песком, то о людях этого сказать она не могла. Впрочем это было привычно. Так пахли все, или практически все, с кем ей доводилось сталкиваться за последние годы. Дым,пот, кожа, приправить сталью и кровью по обстоятельствам. Сейчас запаха стали было немного. К тому же человек подходил не со спины, и не с левой, не вооруженной руки, к тому же шел не торопясь и не таясь. А значит, как подсказывал опыт, прямой опасности не представлял. К тому же, он был один.
Шара не запомнила его имени, однако чётко успела понять, что это один из местных вожаков. Причем, надо признать, судя по всему, наиболее злой. Нет, не злобный, а именно злой. Она хорошо помнила, как озирался вчерашний смешной мальчишка, стоило ему заметить косой взгляд со стороны костра у которого сидел этот человек. Он говорил сбивчиво, и непонятно, а Шара, по выработанной годами привычке отвечала чаще ухмылками и односложными высказываниями. Она знала, чем глупее ты выглядишь, и шире улыбаешься, тем меньше тебе воспринимают как опасность, а значит, тем меньше шанс ввязаться в драку, от которой ничего путного не получишь. К тому же, ввязаться совершенно бесплатно и без интереса. Именно поэтому Шара предпочитала сидеть поодаль, ближе к лесу и подальше от таких вот, странных дел.
И вот сегодня ещё один человек, к тому же, явно опасный, решил начать разговор.
Шара пересадила мышонка на плечо и откинулась спиной на ствол дерева.
Ему оставалось пройти ещё три шага, когда резкий крик буквально полоснул по ушам. Кричали со стороны каменной громадины.
На долю мгновения Шара напряглась, слегка сдвинув ладонь на выпирающий булыжник между корнями. Она сама раскачала его прошлой ночью и теперь могла одним движением вырвать. 
Но крик прервался как отрезанный. 
- Ешь! - на камни рядом с Шарой шлёпнулся изрядный кусок вареного мяса и хлеб. Не сказав более не слова человек развернулся и быстро зашагал прочь в сторону камней.
"Ну и поем!" - девушка быстро сгребла еду поближе к себе и огляделась. В лагере поднималась суматоха. Крик привлёк всеобщее внимание. Многие из людей вскочили на ноги, кое кто даже схватился за оружие. Шум усилился.
Миг и Шара уже медленно отступала от каменной громадины по краю лагеря, нервно озираясь, оскалив клыки и выставив перед собой дубину. Вторая рука девушки прижимала к груди еду. Тихое рычание прорывалось через приоткрытые губы тролля. Раздутые ноздри ловили воздух.
Она знала, сейчас вряд ли кто то из людей обратит на неё внимание, а даже обративший не стал бы подходить. Тупой тролль напуган и охраняет еду. Нападать не будет, но и общаться не захочет. Крадучись девушка нарочито медленно отошла  от места, где сидела до этого, на несколько шагов и сгрузив на камень снедь вновь села в пол оборота к лагерю. Её мало занимало, что подумают о ней и что произошло. Но вот куда люди побежали, было гораздо показательнее.
Этот прием ей объяснил в своё время старый наёмник. Люди, если поднять шум бегут всегда только в три места. Либо к опасности, либо от опасности, либо туда, где хранится самое ценное. Источник опасности был понятен. Защиты люди всегда ищут у огня. Вот и сейчас, многие бросились к кострам, озираясь и хватаясь за мечи. Но несколько человек бросились к одной из повозок, а двое и вовсе выскочили уже с мечами и из неё.
Шара намеренно не поворачиваясь к лагерю лицом подхватила мясо и принялась за еду. Оставалось дождаться удобного момента. Ибо "Дядя долю не даёт, тролль добычу сам возьмёт".

+4

9

Рональд понял, что у Эйреона был какой-то план, но в его суть он вникать не стал для собственного спокойствия. Было ясно, что это определенно связано с темной магией, иначе и быть не могло. Пока маг готовил ритуал, Гриммсон стоял в стороне, отмечая, что после инцидента с криком народу вокруг становилось все больше. Кроме того, многих взбудоражила новость, что королевская армия на подходе, а значит многие готовились при первой же возможности спрятаться в древнюю твердыню. Вот только успеют ли они? Тем временем Эйерон закончил подготовку, и начал проводить сам ритуал. Что произошло дальше, Ронни и сам не понял. Он только увидел, что некоторые из разбойников вокруг лежали мертвыми, а его самого обдало такой волной темной магии, что стало дурно, и парень еле удержался на ногах. Какое счастье, что он не принимал в этом участие. Когда все более менее успокоилось, он посмотрел в сторону замка. Сработало, или нет? Сначала показалось, что нет, но присмотревшись, он увидел, что ворота замка были приоткрыты. Получилось. Вот только следом за решением одной проблемы сразу появилась другая. Испуганные не то шумом, не то произошедшими событиями место совершения ритуала начали окружать почти все разбойники, что были. И вид у них был отнюдь не дружелюбный. Неясно, что им больше хотелось. Попасть в ставший открытым замок, прикончить угробивших их товарищей недомагов, иои все сразу. Ясно было одно, надо бежать. Дернув Эйреона за руку, Рональд быстрым темпом направился в сторону дверей, а вместе с ним и те, кто оказались неподалеку.
Им удалось попасть в замок до того, как туда же ворвалась свора озлобленных разбойников. Краем глаза Гриммсон увидел, как вместе с ним в замок успели вбежать несколько разбойников, среди которых был парень не сильно старше самого Рональда, с каким-то блестящим золотом ящиком в руках, чем и привлек внимание мага. Наверняка бандитская добыча после одного из налетов. На крышке Гриммсон разглядел фигуру Спасителя. Значит это не только ценности, они еще и церковные. Не то, чтобы ему было до этого дело, но даже в глазах мага было, как минимум, грехом грабить место, посвященное существу, в которое они якобы верят.
После недолгих раздумий Рональд решил, что лучше разделиться, так как замок был настолько большим, что чтобы найти возможный выход, можно было убить уйму времени. А так у них есть шанс найти выход быстрее. Единственное, оставалось условиться, когда и где всем встретиться.
***
Рональд бродил по темному мрачному замку в полном одиночестве, углубляясь все дальше вглубь в поисках другого выхода из замка. Стук его ботинков гулким эхом отдавался по всему коридору. Впереди маячила непроглядная тьма, нарушаемая лишь светом факела в руках, да иногда светом луны из маленьких окон. Парню все время казалось, что кто-то идет позади него. Он отчетливо ощущал на себе чей-то взгляд, несколько раз даже оборачивался на звуки шагов, но никого не видел. Вдруг ему показалось, что он на мгновение услышал плач. Нет, это уже определенно была какая-то демоновщина. Маг конечно понимал, что крепость пропитана и черной магией, и злобными духами, но это уже было слишком. Ему очень хотелось повернуть назад, но тут впереди замаячил конец коридора в виде больших резных железных дверей. Лучше, чем ничего. Войдя в них, Рональд оказался в большом зале. Зажгя несколько факелов, висевших на стенах неподалеку, он осмотрел помещение. Стены были украшены дюжиной больших, выцветших от времени, гобеленов. Гриммсон присмотрелся, что изображено. Многие из них изображали сцены подземного мира, агонии людей, какие-то пытки и прочие ужасы. Увидел он и каких-то темных существ с рогами ростом на две-три головы выше самого парня. Демоны. Было ощущение, что их глаза смотрели прямо на Ронни, ведь с какой стороны он на них не смотрел, взгляд все равно был обращен на него. Создавалось впечатление, что эти картины живые. Впрочем, он бы уже ничему не удивился. Посреди комнаты, под потолком висела громадная кованная люстра с полусотней столетия назад погасших свечей. Она была украшена кучей завитков, каких-то странных фигур, отдаленно напоминавших черепа. Впрочем, это могла быть и разыгравшаяся фантазия парня. Под люстрой стоял большой круглый стол, вокруг которого стояло 13 высоких резных стульев, поблескивавших в свете пламени потускневшей бронзой. Видимо когда-то тут был зал собраний. Вот только кого? Гриммсон прошел вглубь комнаты, где за дальним стулом виднелась еще одна небольшая дверь. Парень опустил металлическую ручку вниз. Она не сразу, но поддалась. Это помещение оказалось несколько меньше, чем то, в котором Рональд был сейчас, но заставлено оно было куда сильнее.
Вокруг было с полтора десятка разных шкафов, тумб, комодов. Везде, где только можно, валялись кучи старых выцветших свитков, книг, рассыпавшихся в прах перьев. Судя по всему тут не были как минимум несколько столетий. Парень аккуратно пролистал несколько книг. В одной их них он узнал эльфийский язык, в другой его родной, человеческий. Остальные же книги были написаны непонятным для мага языком. Отойдя от книг, Гриммсон резко ударился обо что-то локтем. Обернувшись посмотреть, он резко отшатнулся. Прямо рядом с ним стоял шкаф, на полках которого стояла куча банок с различным содержимым. Глазами, ушами, пальцами, причем далеко не все из них были человеческими. По телу пробежала дрожь, а горлу подкатили нотки тошноты. Нет, это место определенно было совсем не для светлого мага.
Парень прошелся дальше, в поисках чего-то полезного, вроде карты, которая бы указала путь к выходу из замка. Покопавшись с полчаса в кучах бумаги, он не нашел ничего дельного, но нашел какой-то амулет с изображением молнии. Наверняка он мог подпитывать магов воздуха, но был не заряжен. И все же парень кинул его к себе в карман с намерением воспользоваться им позже. Главное, чтобы это не оказалось полной темной магии вещью. Гримссон тем временем едва перешел к другой куче свитков, как под ногами раздался скрежет, а после комната внезапно задрожала. С потолка посыпались пыль и куски камней, а комнату заполнил грохот. Ронни обернулся, и увидел, что дверь, через которую он вошел, захлопнулась. Он попробовал открыть её, но ничего не получалось. Замечательно, просто замечательно. Видимо он случайно наступил на какой-то защитный механизм. Гриммсон принялся лихорадочно изучать комнату на предмет возможных рычагов, кнопок, еще чего-то, что помогло бы открыть эту чертову дверь. Должен же быть какой-то запасной выход отсюда. Явно, хозяева замка не могли себя тут замуровать. Но все оказалось тщетно. Похоже, открыть комнатку можно было только снаружи. Оставалось надеяться, что его пропажу заметят, и пойдут искать, но шансы на это были крайне малы.
Не успел Ронни с разочарованным вздохом облокотиться на стену, как у дальней стены раздался скрежет, и кусок стены отодвинулся в сторону, открыв взору парня проход, в котором царил непроглядный мрак. И теперь у него было два варианта. Оставаться здесь и ждать помощи, что вряд ли случиться, или отправиться во тьму в попытке найти выход. Выбор был очевиден. Взяв свой факел, Гриммсон собрался направиться во тьму.

+2

10

Эйреон потер висок пальцами и поморщился. Грубый, с нотками раздражения голос предводителя банды отдавался в голове неприятным эхом, подобно колокольному звону церквушек спасителя, которые появляются на территории королевства как грибы после дождя. Юноше было ясно, что этому человеку попросту не понять своим скудным умом всей сложности задачи, которая стояла перед магом. Открыть проход в древний замок, запечатанный неизвестным заклинанием - не так просто как может показаться на первый взгляд, но некромант с детства был привычен к подобного рода вызовам и поиск не очевидных путей для достижения поставленной цели со временем стал для него чем-то вроде хобби и дополнительной тренировки мыслительных способностей. Впрочем, вступать с этим нелицеприятным типом в любого рода конфликты в попытке доказать свою правоту Эйреон не собирался по нескольким причинам, одной из которых была та самая нехватка времени о которой Уве упомянул с свойственным разбойнику нетерпением, за которым в данной ситуации скорее всего прятался обыкновенный страх перед надвигающейся армией карателей.   
   
– Завтра. – несколько приглушенно после истошного ора произнес маг, чувствуя неприятное саднящее чувство в гортани. – Они будут тут уже завтра, к утру. – на непонимающий взгляд Уве он пояснил. – Я их видел, что они встали лагерем на ночь в деревне, за лесом. – некромант показал рукой в сторону надвигающейся беды и неожиданно улыбнулся, глядя на помрачневшее лицо мужчины. – Но есть и хорошие новости. Мне удалось установить контакт с одним из обитателей этого места, думаю вы как раз слышали результат нашей недолгой и плодотворной беседы. – о том, насколько неприятным вышло взаимодействие с духом Эйреон предпочел не упоминать. Понимания или сочувствия от этого угрюмого типа точно ждать не стоит, да и не нужны все эти сантименты некроманту, так же, как и лишняя информация Уве. – Теперь я уверен, что сумею открыть дверь. Для этого мне потребуется провести небольшой ритуал… – он осекся, делая вид что задумался, но на самом деле в последний момент здравый смысл подсказал ему, что не стоит разбрасываться такими страшными для простых людей словами как «жертвоприношение». – И я надеюсь получить от вас всю обещанную помощь. – как само собой разумеющееся произнес маг и пристально уставился на бандита, магией потянувшись к Кенни и заставив фею спорхнуть к нему на плечо. Одно это небольшое магическое воздействие откликнулось небольшой вспышкой боли в висках, но юноша не подал вида, лишь немного искривив губы.

– Мне потребуется несколько твоих людей и три, нет лучше четыре живых кролика. – Эйреон расценил выражение на лице Уве как замешательство и постарался как можно четче сформулировать свою скромную просьбу, попутно вспоминая, что еще необходимо для ритуала и мысленно прикидывая хватит ли ему тех немногих ресурсов, что он взял с собой. А заодно и сил. В последнем он уверен не был, но это место в буквальном смысле бурлило искаженной магией, как раз подходящей для еще одного жуткого колдовства, которые в этом месте осуществлялись не раз. Прикинув, что теоретически ему это по силам, да и выбора особо то нет – иллюзий, что при неудаче его не сдадут церковникам, маг не питал.  Но боялся он отнюдь не провести остаток жизни, несомненно, недолгий, на дыбе в темницах инквизиции, а не добраться до всех тех сокровенных тайн, которыми манил его к себе древний оплот и до которых казалось уже рукой подать.

– Что там с троллем? Он на нашей стороне? – не желая отвечать на возможные вопросы главаря банды и пытаясь увести мысли Уве в более привычное для бандита русло поинтересовался Эйреон. Он не успел познакомиться лично с этой громадной игрушкой, пришедшей в замок с толпой разбойников. Максимум что он смог сделать – это потратил немного времени тайком изучая троллиху с расстояния, использовав в качестве глаз фею. Так же он зарисовал ее изображение в дневник, немного сетуя, что не может подойти поближе и с точностью измерить размеры и пропорции. – Сможем как-нибудь использовать ее грубую силу? Не думаю, что эта махина нам сильно пригодится внутри – да и кто знает как тролли относятся к замкнутым пространствам… – маг, словно заправский повар приправил свои домыслы щедрой горсткой опасений. – Возможно, польза от троллихи все же может быть. Например создать баррикаду или обрушить ворота после того как мы войдем внутрь. – вдаваться в подробности о том, что сам тролль при этом свою полезность потеряет вместе с жизнью Эйреон не стал, в привычной для него манере выдавая окружающим лишь необходимые с его точки зрения сведения.

Раздав Уве еще несколько наставлений, в частности расчистить площадку непосредственно перед воротами замка, создать несколько укреплений на всякий случай, подготовить необходимые для ритуала предметы и решить, как поступать с зеленой громадиной, Эйреон повернулся к Ронни, намереваясь озадачить делом и его.

Осторожно присев, опасаясь неосторожным движением вызвать еще один приступ головой боли и удостоверившись, что разбойник скрылся из виду некромант шепотом поинтересовался: – Как считаешь, можно кому-нибудь их них доверять?  Я вот не уверен. – это было чистой правдой, ведь понимать мотивы других людей ему всегда было довольно непросто, а сейчас ему не помешает еще один союзник. Вот только как долго он им пробудет после того, что произойдет ночью? Ответа на этот вопрос у некроманта не было, но запасной план, как показывала практика, лишним не бывал никогда. – Постарайся раздобыть немного припасов и держи их при себе, ладно? И вообще, постарайся быть ближе к входу, когда я их открою. – Эйреон взглядом указал на массивные врата, надеясь, что Рональду хватит ума прислушаться к его совету. 

Пока все складывалось как нельзя лучше. Мрачные тучи нависали так низко, что казалось вот-вот сорвутся с небес и не предвещали ничего хорошего тем, кто собирался идти через лес или болото. «В любом случае ритуалу помешать они не сумеют и тайные знания достанутся тому, кто их достоин». – на этой мысли, так будоражащей его сознание, некромант погрузился в медитацию.   

Шум. Голоса людей. Шелест шагов. Мягкий звон разбивающихся крупных капель дождя. И легкое прикосновение к щеке жестких крылышек Кенни. Все это в миг вырвало Эйреона из состояния концентрации. Поднявшись на ноги и разминая затекшие конечности юноша осознал, что чувствует себя достаточно бодрым и полным сил. Это придало ему небывалое ощущение уверенности, которое, к слову, несколько померкло, стоило группе людей приблизиться. Кивнув Ронни и Уве, тем самым демонстрируя приветствие и радушное расположение духа Эйреон велел всем оставить предметы и расходиться, оставив подле себя только тех, кого Уве выделил в качестве помощников. 

Некромант мельком скользнул по их лицам, не пытаясь даже запоминать и тут же принялся раздавать указания – где каждому из них предстоит стоять, что и главное, когда сделать. Словесные наставления ничуть не помешали ему выпустить кровь из одного кролика в чашу и теперь он, опустившись на колени проводил линии в месте проведения ритуала, сотворяя кровавую пентаграмму – неизменный атрибут жертвоприношения, вкупе с заклятием, которое маг беззвучно шептал на наречии демонов. 

Закончив с начертанием, удовлетворенно кивнул самому себе он потянулся плетением к искривленному клубку лаэ-линий и зажег свечи, расставленные по углам причудливой пентаграммы. Огонь, повинуясь воле мага, вспыхнул тотчас же, вызвав невольные вздохи ужаса у его помощников и было отчего – высокие зеленоватого оттенка языки пламени плясали на темных свечах и потрескивали под усиливающейся моросью не прекращающегося с вечера дождя.

Некромант еще раз осмотрел начертания символов на камнях и встал ровно в центр. Он не зря тщательно выбирал это место для проведения ритуала – именно здесь концентрация темной магии разлитой в пространстве была максимальной. И Эйреон намеревался воспользоваться этим в полной мере, чтобы реализовать свой рискованный план. Он прикрыл глаза, сосредоточившись на магическом зрении и потянулся к лаэ-линиям, ощущая их силу и пропуская ее через себя, взывая к самой сути темной магии. В результате подобных манипуляций клубок переплетенных исковерканных лоз постепенно видоизменялся, закручивались по спирали, в которой то и дело начали проскальзывать молнии мертвенно-зеленого цвета, формируя своеобразную воронку, возвышавшуюся над замком и наверняка видимую для всех магов в окрестностях, если таковые присутствовали. Подпирающий стену и находящийся на безопасном расстоянии Ронни мог наблюдать это из первых рядов, если бы не периодически не отворачивался, но Эйреону было немного не до того, чтобы наблюдать как кто-то столь безответственно пропускает момент триумфа его гения. Пальцы юноши неистово зудели от многочисленного покалывания всей этой энергии в эпицентре которой находился некромант. Его бледное лицо выглядело еще более зловещим не только благодаря отсветам пламени свечей, но и из-за плохо скрываемого предвкушения чего-то особенно приятного.

Настало время переходить ко второй и самой рискованной части плана. Некромант привычно потянулся сознанием к висящему на шее кулону с заточенной в нем душой Кенни, ставшей его импровизированным проводником, позволяющим настроится на видение других духов. Некоторое время он ощущал только слабую пульсацию, словно в кристалле бился мотылек, но потом маг уловил еле заметный шелест, попеременно раздающийся по сторонам от него – то слева, то справа. Он распахнул глаза и увидел их – темно-серые, выделяющиеся даже в непроглядной ночи сгустки замученных душ выползали из щелей крепостной стены древней твердыни. А потом появился он, тот кого Эйреон окрестил Привратником. Главный призрак соткался перед взором мага из мельчайших кусочков такого же грязного тумана, но в отличие от остальных безликих, излучавшими легкую ментальную вибрацию, по этому порождению темной магии проскальзывали алые вспышки странной энергии. И, быть может у него просто разыгралось воображение, но создавалось впечатление, что он ждет. Ждет того, что собирался совершить Эйреон.

Глубоко вдохнув, некромант позволил стоящей перед глазами картине запечатлеться в памяти, радуясь, что никто не мог в полной мере лицезреть происходящее. Для окружающих его людей было слишком темно и хватало нагоняемой жути от тихого шелеста дождя, да отблесков зеленоватого огня. Маги могли бы наблюдать еще и колоссальных размеров мерцающую воронку, возвышавшуюся над мрачной громадой замка. А вот столпотворение душ, дополняющее картину, было исключительно для него, оставаясь незамеченным для всех остальных. С трудом оторвавшись от затягивающего зрелища Эйреон повернулся к стоящим чуть позади него на коленях людям, отмечая про себя как они вздрогнули, встретившись взглядом с вертикальными росчерками пламени, отражавшимися в темных глазах некроманта. Он явственно ощущал эманацию страха, вязкой патокой растекавшуюся внутри пентаграммы.

– Эрсс виррес хайсс… – произнес маг, неотрывно смотря человеку в глаза, легонько, слово перышком, касаясь его души и на несколько мгновений подавляя волю, страхи и желания, погружая в апатию. Этого времени хватило, чтобы перенаправить дрожащий в руке человека кинжал ему в шею, перерезая артерию и втыкая острое лезвие по самую рукоять. Эйреон намеренно не акцентировал внимание на жертвах, попросив притащить кроликов, ибо у него были некоторые подозрения, что Уве слишком уж привязан к этим дурно пахнущим субъектам. Такой вывод был сделал исходя из рассказа Ронни о том, что разбойникам позарез требовался лекарь. И возможно было предположить, что им было далеко не так наплевать друг на друга, как мог считать некромант. В любом случае Эйреон не желал рисковать возможностью проникнуть в замок и зарубить его на корню, раскрывая свои истинные намерения касательно предстоящего жертвоприношения.

– Данн ркхальт… – резко развернувшись на пол-оборота корпуса, он проделал тоже самое с другим бандитом, и развернулся к третьему в глазах которого всколыхнулась паника – он увидел залитую кровью одежду Эйреона и торчащий из горла его товарища нож, но ничего не успел сделать, подчиняясь гипнотическому взгляду.

– Имендо тотем весс! – завершил заклятие маг, пронзая кинжалом последнюю жертву, от которой к воронке протянулась третья потрескивающая алая нить. Теперь оставалось самое сложное – жертва принесена и требовалось отделить душу у умирающих людей. Используя всю собранную силу с трудом удерживаемую тремя нитями, некромант нащупал бьющиеся в панике души людей, но уже не пытался их успокоить, а попросту попытался отделить их от скорчившихся в агонии тел.

Казалось, что с тем выбросом энергии, буквально переполняющей его будет несложно осуществить задуманное, но все оказалось не так как предполагалось в теории. Души людей отчаянно сопротивлялись, не желая покидать тела. На что упрямый маг, не желающий сдаваться, тянул все сильнее, не замечая, что сопротивление душ снижает его контроль над темной магией. Это уже не походило на ту ювелирную работу, что он проделал когда-то с Кенни, действуя в интересе науки, пусть и интуитивно, но крайне аккуратно, а сейчас он орудовал грубо, используя с трудом удерживаемую мощь проходящих сквозь него плетений. Концентрация некроманта достигла пика, но он и не думал остановится, не чувствуя, как из носа потекла струйка крови, не ощущая дрожь по всему телу, напряжение в каждой мышце. Сейчас его интересовал только результат. Еще одно усилие. Казалось, под натиском накопленной в ходе ритуала энергии даже мысли ворочались медленно, подобно гигантским валунам…

Строенный хор предсмертных воплей разрезал ночь подобно раскаленному ножу. На мгновение Эйреону показалось, что он не удержит мечущиеся безумно и хаотично в бессмысленной панике души. И все пойдет прахом… Но он справился.

– Аллефрессе! – не смотря на застилающую глаза тьму и головную боль, расцветающую яркими вспышками, он закончил заклинание запечатав беснующиеся души в каменной стене замка.

И лишь сделав вдох почувствовал все. На мага тут же набросились боль и усталость, подобно своре голодных псов. Но взгляд его был прикован к массивным вратам, которые неспешно отворяли свои створки с невыносимо противным скрежетом, от которого кровь застывала в жилах. Но кажется что-то явно пошло не так – хоть ворота и начали открываться, но с людьми, высыпавшимися из укрытий, было явно что-то неладно. Некоторые носились, схватившись за голову, кто-то просто вопил, а были и те, кто в приступе ярости вытащили оружие и с невиданной жестокостью нападали на ближних, с которыми до этого существовали вполне мирно, деля кров и пищу. «Возможно, на них подобным образом повлияло изъятие душ. Интересно..» Додумать Эйреон уже не успел – Ронни схватил его за руку, прерывая умственные процессы некроманта, уже уходящие в сторону исследования воздействия на души живых, и буквально втащил внутрь замка. Внутрь устремились не только они, но Эйреон не мог сосредоточиться на лицах, его больше заботило то, что стены стонали и трещали, роняя им под ноги мелкую крошку. И он мог бы поклясться всеми демонами подземного мира, что слышал приглушенный хохот, похожий на сдавленное бульканье.

Каменный пол под ногами практически повисшего на Ронни некроманта вскоре сменился на потрескавшийся плитки из резного и не исключено, что дорогого дерева и такие же полусгнившие от старости ковры. Хотя самой сырости на них не наблюдалось. На большее, чем кое-как оставаться в сознании и едва переставлять ноги Эйреон был неспособен. Тот ритуал, являющийся по своей сути импровизированной смесью двух – жертвоприношения и извлечения души, опустошил его полностью. Маг подозревал, что не сумет воспользоваться даже простейшим магическим зрением, но был слишком слаб, чтобы проверить это предположение. 

– Я дальше не пойду. – безапелляционно заявил маг, стоило им войти в темный зал, ранее служивший хозяевам просторной гостиной, отпуская Рональда и буквально падая на небольшой диванчик, жалобно скрипнувший под его весом, но все же не развалившийся, едва не теряя сознание от усталости. Зияющая дыра потухшего камина, у которого он расположила неприятно сквозила леденящим кожу ветром, но Эйреон этого не замечал, в отличие от злобных взглядов, которые смотрели на него отовсюду. Как будто это он один был повинен во всех их бедах.  Не что чтобы юношу мучали угрызения совести, которой по меркам нормальных людей у него не было от рождения, но он прекрасно понимал, что истощен и не сможет защитить себя, если у кого-нибудь возникнет желание его порешить.
 
Ронни предложил разделиться и осмотреть замок. Некроманту было плевать, лишь бы его оставили в покое.

– Делайте что хотите. Только подальше, если жить охота. –  пригрозил он, слабым жестом подзывая Кенни, которая неотрывно следовала за ним. Опустившись на спинку дивана некрофея вытащила из-за спины длинную стальную иглу и замерла, удерживая ее наподобие шпаги. – Не советую проверять какой из ядов на ней. – пробормотал Эйреон и тьма с которой он упорно боролся окончательно поглотила его.

+4

11

Защита пала и замок открыл свои ворота для разбойников. Но древняя магия, хранящая секреты чародея-душегба, некогда обитавшего среди каменных стен не собиралась так просто сдаваться. И пока уцелевшие бандиты радовались, что выжили и попали внутрь, по замку пронеслась волна холодящего душу хохота. Или.. может быть это ветер, сквозняком из разбившихся окон древних башен промчался по коридорам? Так или иначе, тот кто жил здесь тринадцать веков назад не собирался допускать магов к своим тайнам. Заклятие, разрушившее, опутывающую двери и окна магическую паутину и принесенные жертвы, обагрившие кровью двор, вплелось в клубок темных невидимых обычному глазу нитей, пробуждая древнее существ. Липкой маслянистой субстанцией стекая из каждого кирпича своей кельи, оно собралось в центре комнаты и сквозь трубы просочилось в подземелья. Страж знал, что делать.

В подземельях, уходящих на несколько этажей под землю открылись шлюзы и вода из реки стремительным потоком хлынула внутрь, затопляя, пустующие больше тысячи лет темницы.
Замок встряхнуло и в нескольких залах с потолка посыпалась штукатурка, а в главном холле с оглушительным грохотом на пол рухнула огромная люстра. Стены стонали, пока подземелья и фундамент древнего строения заполнялись водой. Но как только она достигла начертанных пиктограмм на несколько мгновений в замке воцарилась глухая тишина.. закончившаяся потусторонним лязгом с которым на все окна и двери опустились магические решетки, созданные из ледяных прутьев.

Страж был доволен. Его магия заперла тех, кто так отчаянно жаждал попасть внутрь. Игра началась.

Тихий шепот заклинания, заговаривающий камни меняться местами, заставил пол провалиться под каждым живым существом..

Они летели словно в колодец. И каждому мерещилось что-то своё, но итог один на всех: речная вода, принявшая каждого в свои объятия. Многим, уцелевшим после бойни во дворе, разбойникам не повезло и их путь сквозь этажи замка и подземелья был особенно тернист — не все кирпичи отошли в сторону, тунель извивался в неожиданных местах и в воду упали мертвые, искалеченные тела. Но часть разбойников выжила.

(!) В подземелье темно. Воды набралось под самый потолок.
(!) Рони и Эйреон падали вместе.
(!) Шара упала самая последняя и гигантский плюх от её падения окатил с головой Рони и Эйреона
(!) Фриду утащила магия, заставившая воду из реки наполнить замок и стать частью заклинания, запечатывавшего все выходы.
(!) Вода продолжает прибывать.
(!) Все персонажи смутно (вокруг темно) видят друг друга и находятся в одной части подземелья.
(!) Вокруг полно плавающих обломков мебели — кто не умеет плавать цепляйтесь. Трупы не переживших падение разбойников так же могут плавать среди обломков.
(!)  Осмотревшись персонажи видят скобы на стене — единственный понятный шанс на спасение. Под потолком темнеет лаз достаточного размера, чтобы в него протиснулся тролль.

+3

12

Шара падала в пропасть полную звёзд. Они были повсюду, колкие, холодные, равнодушные точки света. Она не видела своего тела, разбитого кажется вдребезги и всё, что могла, это лететь к своей непонятной цели в бессилии и пустоте, сжав всё своё существо, всё, что осталось в один тугой комок страха и бессилия. Отдалённый гул, словно от сотен и сотен голосов лился откуда-то и тонул, растворяясь в безмолвии окружающего ничто. Звёзды падали навстречу, больно обжигая, и вновь пропадали где-то, откуда тролль начала свой полёт.
Далеко? Близко? Здесь не было этих понятий, стиралась граница между ними, делая противоположности чем-то единым.
Пустота давила, неживая, бездушная, стремясь сломать последний барьер рассудка, тот барьер, за которым только животный страх и это вечное ничто в сиянии звёзд, черту, за которой распадается прахом воля, последнее, оставшееся.
Миг и реальность вновь возвращается, хлёсткой мокрой холодной пощёчиной.
Воздух вылетел из лёгких, Шара слабо отдавая себе отчёт забилась в тщетной попытке сбросить с себя тяжесть навалившуюся со всех сторон. Кругом была вода, страх и гибель любого тролля.
Вода обнимала и тянула вниз. Миг, и ступни коснулись чего-то жесткого.
Дно оказалось не так глубоко и Шара изо всех сил оттолкнувшись вынырнула и забила ладонями стараясь глотнуть воздуха. Но вновь кто-то словно дёрнул её за ноги и тролль погрузилась.
Хвостик, до этого сидевший в сумке с писком выскочил и поплыл куда-то, но сейчас девушка в первую очередь спасала себя. Новый прыжок от дна. Снова руки шарят вокруг ища опору, снова слышится удаляющийся куда-то влево писк.
Прыжок. Под ладонь попадает что-то мягкое, в нос бьёт запах крови пополам с потом. Шара отпихнула труп в сторону.
Тролль загнанный в угол дерется, пока не погибнет. Этот принцип известен на севере всем. Но сейчас не было воздуха даже чтобы зарычать. Коротких вдохов едва хватало на то, чтобы не захлебнуться. В какой-то момент, пальцы задели кусок дерева плававший рядом, что позволило наконец полноценно вдохнуть, прежде чем обломок, бывший судя по всему прежде дверью погрузился вместе с ней.
Она в очередной раз вынырнула на поверхность, когда явственно услышала плеск и почувствовала движение рядом. Кто-то невидимый, подобно ей самой сейчас сражался за жизнь. И почти сразу пальцы нащупали каменную кладку.
Это была не река, а скорее колодец, или комната. Перчатки скользили, но девушке удалось зацепиться за чуть выступающий камень и, наконец вдохнув, хотя бы немного взять себя в руки. И только теперь в уши ударили звуки. Сбывались самые худшие кошмары. Вода явно прибывала.
Потянувшись к поясу Шара вынула нож и ощупью найдя щель в кладке загнала туда клинок. Изо всех сил подтянувшись попыталась зацепиться, или нащупать край, но лишь снова свалилась, едва не потеряв опору. Оставалось одно. Искать выход. Хотя бы в той дыре, откуда льётся вода.
Перебирая руками, отчаянно скользя и шипя как кошка, которой наступили на хвост, тролль двинулась вдоль стены, ножом прощупывая щели и шаря свободной рукой вокруг. Несколько раз под ладонь попадали обломки мебели, а пару раз и трупы. Сейчас за пазухой у девушки было уже 3 ножа.
Прошло, по прикидкам Шары, уже несколько минут. Кладка крошилась. Один из ножей ,сломавшийся в очередной щели между камнями пришлось выкинуть. Но сил оставалось всё меньше, а стена и не думала кончаться.
Найдя очередной уступ, за который можно было уцепиться, Шара, тяжко дыша, попыталась оглядеться. Глаза привыкшие к темноте наконец дали представление о происходящем.
Зал был огромен. Глаза и уши подсказывали, что рядом есть ещё живые, однако различить движение в беспорядке обломков сейчас не представлялось возможным. И уж тем более не было уверенности, что живые желают добра кому бы то ни было и лично ей в особенности. Однако на этом плохие новости похоже заканчивались. Во-первых рядом плавал её верный дорожный посох, незамедлительно вернувшийся к хозяйке. О том чтобы нести его, не было и речи, однако толкать перед собой вдоль стены и отпихивать мусор - весьма сподручно. На пределе зрения Шара разглядела как серый комочек сиганул с одного куска дерева на другой и проследив взглядом направление едва не заорала от радости. Выход был. Наверху зиял лаз к которому по стене вели вмурованные в стену скобы.
Оставалось добраться до них и молиться всем известным богам, чтобы около последней скобы не оказалось достаточно крепкого люка.
Шара перехватилась поудобнее и продолжила свой путь.

Отредактировано Шара (2020-09-17 11:08:10)

+3

13

С головой погрузиться в ледяную воду. Поддаться эмоциям, следовать интуиции. Было темно и холодно поначалу, но выныривать не хотелось. Вода успокаивала, питала силой, помогала сосредоточиться. Фрида нырнула глубже, к самому дну. Для нее это не было проблемой, она могла дышать под водой почти час. Хотелось лечь на мягкий ил как на постель, укутаться в водоросли и, закрыв глаза, уснуть и видеть сны. Она зачерпнула горсть ила, и тот начал быстро растворяться, просачиваясь сквозь пальцы. Оттолкнувшись от дна, девушка вынырнула на поверхность и легла на спину, позволяя течению унести её куда угодно. Ей было хорошо и спокойно. Сердце больше не стучало как бешеное, и голова не кружилась, мысли были только о вечере, о прохладе. В ушах лишь шум воды, короткие всплески дождя. Она смотрела в небо, затянутое тучами, и наслаждалась каждой каплей, стекающей по лицу. Это был момент счастья, умиротворения.
Она не сразу поняла, что течение стало быстрее. Что-то сжалось в груди, и Фрида невольно подогнула ноги, уходя под воду с головой. Всё произошло слишком быстро. Будто она была лишь листочком в большой бочке, которую вылили в колодец. Упала откуда-то сверху, провалилась в бездну. Вода превратилась в клетку. Обуял страх. Хотелось вынырнуть, вздохнуть полной грудью и не удавалось. Некоторое время девушка бессмысленно барахталась, прежде чем осознала, что все еще находится под водой и может пусть и с трудом, но дышать. Что-то давило, заставляло бояться собственной стихии. Это явно была магия. Очень нехорошая. Страшная. Сильная. Она не понимала её, и это только усиливало страх. Нужно было предпринять что-то, собрать всю волю в кулак. Усилием воли, Фрида опустилась на каменное дно помещения, в котором находилась. Закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться, раскинула руки в стороны, прислушиваясь не к собственным ощущениям, а к воде. Это просто вода. Та же вода из реки. Просто. Вода. В ней не было ничего особенного. Она была всего лишь оказалась здесь, в закрытом пространстве по чьему-то желанию. Но продолжала прибывать. Прибывать и убивать.
Нужно было что-то решать. Фрида сложила руки перед собой и сотворила шар света. Так, по крайней мере, она могла видеть то, что происходило вокруг, в радиусе пары метров. Вместе с ним она поднялась на поверхность и, наконец, вдохнула. Мимо неспешно проплывали трупы и предметы мебели. Вода поднималась быстро. Нужно было спешить. Ухватившись за кусок двери, Фрида подняла шар света над своей головой и попыталась осмотреться. Увидев стену, у которой смутно различалась какая-то возня, направилась туда.

музыка в атмосферу

Отредактировано Фрида (2020-09-18 00:11:00)

+3

14

Пробуждение вышло не из приятных – погрузиться с головой в прохладную воду, спросонья показавшуюся Эйреону ледяной. В первое мгновение уставшему магу показалось, что это чья-то глупая шутка – взять и окатить его спящее тело с головы до ног и он уже было потянулся отдать фейке мысленный приказ покарать нерадивого шутника, как в него кто-то вцепился, утаскивая некроманта с головой под воду, окончательно выбивая все возможные предположения о сне вместе с воздухом из легких. С усилием вывернувшись из хватки Эйреон развернулся и лицезрел перекошенное от боли и паники лицо одного из разбойников, одна из рук которого была вывернута под неестественным углом, а второй он отчаянно пытался схватить его в тщетных попытках удержаться на плаву. Вот только у темного мага были другие планы, не включающие в себя альтруистические услуги и отплыв чуть подальше от захлебывающегося тела он принялся внимательно осматриваться, насколько позволяли еще не привыкшие к темноте глаза.

Он сумел различить еще несколько барахтающихся в воде фигур, прежде чем до него снизошло откровение задействовать для этой цели Кенни, зрение которой, усовершенствованное при помощи изысканий темной магии подходило как нельзя лучше. Ментально потянувшись к сущности некрофеи Эйреон с каким-то подобием ужаса, осознал, что ее нет рядом. И барахтаясь в воде он не может сконцентрироваться настолько, чтобы определить ее местоположение и призвать к себе. Больше всего в данной ситуации его пугала мысль утратить столь ценное для него создание, в которое юный маг вложил немало усилий и испытывал чувство привязанности к своей полезной питомице.

Неожиданно резанул по глазам идущий откуда-то из-под толщи воды слепящий свет, невольно привлекая к себе внимание некроманта. Свечение заклятия становилось все ярче, по мере того как он поднимался из глубин и рядом явственно виднелась фигура сотворившего его мага. Да, в данной ситуации это было вполне логичным и самым простым решением, и юноша с трудом сдержался чтобы с досады не хлопнуть себя ладонью по лбу, что не додумался до этого ранее, пытаясь тщетно воспользоваться связью с феей. 

Огонек, поднявшийся из воды, озарил помещение, но недостаточно, чтобы разглядеть все скрытые во тьме границы.  Все еще жмуря глаза, темный маг поплыл к нему, с достаточной ловкостью огибая трупы и обломки мебели, старясь добраться до силуэта, скрытого от него сияющим шаром и уплывающим к дальней стене. Эйреон постарался его догнать, немного погружаясь для того, чтобы оплывать обломки под водой, таким нехитрым образом сокращая расстояние между магами.  Вынырнув в очередной раз, он оказался на расстоянии вытянутой руки и быстро стряхнув с лица мокрые пряди постарался привлечь к себе внимание. 

- Ронни! Да постой же ты! – громко воскликнул некромант, и коснулся рукой плеча товарища по несчастью, слегка разворачивая его к себе. Каким же было его удивление, когда вместо физиономии Рональда он увидел прелестное девичье лицо. Прозрачные голубые глаза незнакомки сияли в бледном свете шара, парящем над ней. Эйреону показалось, что девушка была удивлена не меньше увидев его.

- Откуда ты взялась? – немного опешив совсем невежливо поинтересовался некромант, который был абсолютно уверен в том, что среди разбойников не было магически одаренных дев. Рассеяно моргнув он убрал руку, не желая топить незнакомку до того, как она изволит утолить его любопытство. – Живешь здесь? – он на мгновение подумал, что это может быть русалка и попытался разглядеть хвост под толщей воды, жалея, что успел отпустить ее плечо и теперь она сможет удрать

Отредактировано Эйреон (2020-09-22 22:27:21)

+2


Вы здесь » Проклятые земли » Момент настоящего » Облава [разбойники]