Месяц семи дождей, 1003 год.

Заговоры в Империи драконов, оккупация территорий людей, тёмные махинации Верховного Пастыря и другие проблемы.

С

бежавшая императрица

Любовь, коварство, месть или борьба за честное имя? Какие мотивы двигали тобой, когда ты решила соблазнить самого Императора? Какими ты руководствуешься теперь, когда осталась за бортом дворцовой жизни, потеряла родителей, связи и объявлена вне закона? Мы ждём тебя для напряженной политической игры, ну и, конечно, для любви.

Х

рабрая сердцем

Аими, фея. Кто бы знал, что в таком маленьком тельце может скрываться столь храброе сердце? Увидев эльфийку, попавшую в ловушку, фея кинулась на помощь, но что она могла против драконов? Над ней лишь посмеялись и похитили вместе с эльфой. Аими предстояло стать игрушкой, питомцем в человеческом доме... Но иногда судьба складывается совсем по-другому.

По-волчьи выть

Ишью, оборотень. Ты сбежал из Королевства людей и укрылся на землях гномов и эльфов. Израненного тебя нашла светлая эльфийка Мармилирэя, вылечила и ты остался жить среди эльфов. Ты несколько раз предлагал Марми руку и сердце, но она отвечала отказом. Услышав его в очередной раз, ты ушел вместе со мной в столицу. Твоё сердце разбито, но у тебя есть цель — украсть королевский скипетр.

М

ежду двумя огнями

Мерседес живёт при королевском дворе и занимает должность фрейлины с тех пор как стало известно о её свадьбе с маркизом Вальгарда. И всё было бы хорошо, если бы в судьбу не вмешались драконы, вынудившие королевскую семью искать приюта в Адаминде, где Мерседес нашла не только новый дом, но и первую любовь.

Проклятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проклятые земли » Архив закрытых эпизодов » Правда или ложь?


Правда или ложь?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sg.uploads.ru/t/YC6I2.jpg
Сюжет или личный эпизод: сюжетный.
Участники: Лира, Риовен.
Время событий: 20 день Месяца огня очага.
Место: Гленхейм, подземная тюрьма-лабиринт темных эльфов.
Описание эпизода: Риовен - единственный, кто не верит полностью в опасное безумие собственной кузины и невесты. Прежде, чем принимать какие-либо решения, молодой эльф хочет понять, что происходит, и как ему отвести подозрения от себя самого.

0

2

Семь шагов в длину и пять в ширину.
Таким теперь было пространство, отведенное для нее. Для нее - привыкшей к полным света и воздуха залам дворца в Грифоньем Пике. Для нее, вольно носившейся верхом на норовистом сером жеребце по солнечным лугам Саедар’ира или взмывавшей к небесам на спине Белокрылого.
Ублюдок Аграйнел!..
Ей не оставили ничего, что опальная принцесса могла бы использовать в качестве оружия. Ее вообще лишили всего, что хоть как-то гарантировало свободу воли, передвижения, слова и мысли.  О нет, кузен не отважился бы убить ее без суда. А суд - Лира догадывалась - он не устроит. Не хочет, чтобы в народе поползли слухи. Боится того, что ее видения, видения Прорицательницы Золотых Листьев, правдивы. Боится, что об этом узнают.
Он не станет судить ее - он просто дождется, пока она медленно умрет в этом подземелье. А возможно даже ускорит ее гибель, чтобы окончательно избавить себя от опасности.
Нет, в ее камере было сухо, а узкие бойницы под самым потолком, выходившие в просторный подземный коридор, хоть как-то разгоняли воздух. На кровати, где Лира проводила большую часть дня, было одеяло - тонкое и легкое, но не драное. Возможно, здесь даже был свет, но его Лира не видела.
Молчание и темнота - вот на какую участь проклятый кузен обрек свою несостоявшуюся убийцу.
Плотная черная повязка, закрепленная заклятьем на лице и глазах, не позволяла снять ее самостоятельно - о, это не значит, что Лира не пыталась! Но очевидно, стащить ее, не содрав с себя при этом кожу, было невозможно, если не найти заклятье-ключ. Колдовской ошейник же, застегнутый на горле, не позволял Провидице говорить - мало ли, что она могла сказать тем, кто приходил сюда кормить и обиходить ее. Лиранна не могла видеть их лиц и не слышала их голоса, но чутко прислушивалась к шагам и дыханию своих тюремщиков.
Однажды - когда она уже ощупью исследовала камеру и достаточно ориентировалась в ней - Лира напала на охранника, принесшего ей еду. По слуху определила, когда эльф повернулся к ней спиной и набросилась на него с яростью дикой кошки. Она вслепую сомкнула пальцы на его горле, не думая даже о том, что произойдет, если ей удастся убить его и выйти из камеры, и как она, ослепленная и безгласая, сможет выбраться из лабиринта Гленхейма. Она просто знала, что не может не пытаться - и попыталась.
Разумеется, ничего хорошего у нее не вышло. На полузадушенные вопли застигнутого врасплох тюремщика подоспели товарищи, безумную заключенную оторвали от него, отшвырнули прочь, пару раз вломили по ребрам, невзирая на титул и статус.
Тогда-то Лира и поняла, что ее высокое происхождение больше не защитит ее. Если она попытается напасть снова - изобьют. Будет упорствовать - изобьют сильно. А когда сверху придет приказ - или тем более, когда Аграйнел даст понять, что он никак больше не заинтересован в судьбе кузины...
Лучше бы он убил ее быстро. Она, по крайней мере, сделала бы это для него - тогда, на балу. Тогда - но не сейчас. О нет, сейчас-то бы она заставила его помучиться как следует - за лишение зрения и голоса, за заточение в холодном подземелье, за...
За кровь, которая прольется среди народа Morion'dorei, если он останется на троне.
Видения продолжали приходить к ней. Видениям было все равно, слепая она или зрячая. Они всплывали вновь и вновь, ночь за ночью. Лира пыталась не спать - эльфы сутками могли удерживаться в бодрствующем состоянии, - но стоило ей хотя бы немного утратить контроль, как кровавые картины возникали снова.
Растерзанные заживо. Висящие на кольях. Кровавые реки. Пустые глазницы. Сожженные деревья.
Как Аграйнел придет к этому? Что за безумие постигнет его? Если бы только можно было понять суть пророчеств, являвшихся ей!
Она старалась - раз за разом, и вновь и вновь - удержать видение и понять его. Она старалась сохранить разум незамутненным, поддерживая себя воспоминаниями о том, что некогда было дорого: о тепле и солнечном свете, о свежем воздухе в лицо, о нежном прикосновении шелка к телу, о музыке и запахах цветов, растущих в садах Грифоньего Пика. О том, как они носились верхом, бок о бок с Риовеном и Аэрисом - свободные, счастливые, безмятежные.
Но чем больше времени проходило, тем больше тускнели ее воспоминания, рвались и путались, как нити паутины. Какие деревья росли во дворе замка? Это были яблони или рябины? Какого цвета были глаза Риовена? На чем играла Вианна - была ли это арфа или флейта? Она уже ни в чем не была уверена.
Даже в том, сколько месяцев - а может быть, лет? - прошло в Гленхейме.
Тогда была весна, напоенная ароматами цветов и трав - а сейчас? Быть может, то ужасное будущее, которое она пророчила, уже наступило, и никто не успел этому помешать? Стражи Гленхейма годами жили на своем посту, на верхних этажах лабиринта, они могли и не знать, а если бы и знали - то не сказали бы ей...
Сейчас ей оставались только безумие и тьма. И отчаянное желание выжить. Больше у Лиранны Ар'мэлис не было ничего.

Отредактировано Лира (2019-08-04 11:17:57)

+4

3

Узкие коридоры Гленхейма петляли, разветвлялись, пытались запутать и загнать в тупик, но Риовен недаром несколько дней подряд изучал карту подземной тюрьмы, запоминая все эти пути-повороты, и теперь был уверен, что не собьется и выйдет туда, куда следует – прямиком к камере, где держат его самонадеянную и повредившуюся рассудком кузину. Копия карты у него, конечно же, тоже с собой была (лежала за пазухой), но Риовен предпочитал к ней не обращаться – не терять время на лишние остановки. Времени у него было мало – могли что-то заметить не только стражи Гленхейма, но и шпионы Аграйнела, что следовали за ним буквально по пятам уже который месяц. Вместо себя дома он оставил мальчишку-слугу – выдал тому свою одежду, посадил с книгой перед окном и приказал никуда не отходить до своего возвращения – пусть люди брата считают, что он просиживает задницу в библиотеке, а вовсе не разгуливает по тюрьмам.
Гленхейм построили давно - еще при деде Риовена, когда междоусобицы среди знатных родов не затихали ни на минуту, - тогда он был на слуху и служил для устрашения врагов Дома Золотых Листьев. Позже войны стали вспыхивать все реже, переходя в мелкие стычки, и узников в Гленхейме убавилось в разы, но тюрьма все же служила грозным напоминанием о прошлых временах, постепенно пустея и ветшая – из ее семи подземных этажей хоть как-то использовались разве что три верхних.
Карта, что была у Риовена, хранилась в семейном архиве, и найти ее при должном усилии и желании не составило большого труда. Разве что она могла содержать некоторые неточности – за прошедшие годы что-то внутри Гленхейма могли и перестроить, но Риовен все же надеялся, что изменения, если и были, то оказались незначительными – некоторые преграды можно легко обойти, а уж лишняя дверь или лестница вообще делу не помешают.
Зачем он вообще поперся в Гленхейм? За истиной. Все последние месяцы Риовен чувствовал себя идиотом. Он не так часто общался с Лиранной в последнее время – их помолвка была всего лишь частью политики Дома, и ничем не связывала их друг с другом, кроме разве что обязанности заключить брак, который самим им был совсем не нужен. И когда кузина внезапно напала на брата, пытаясь его прирезать, Риовен и сам был поражен ее выходкой до глубины души. Ни о чем подобном он не знал и не ожидал такого поворота. Когда Лиру арестовали, она что-то твердила о видениях и о том, что Аграйнел приведет Дом к смерти, но, насколько Риовен мог помнить, видения кузины никогда не отличались стопроцентной правдивостью – даже она сама им не всегда доверяла. Так что изменилось на этот раз? Да и Аграйнел вместо того, чтобы поверить в его невиновность, сначала Ривена арестовал, потом все же выпустил, но приставил своих людей, которые обязаны были контролировать каждый его шаг. С Лиранной после всего случившегося так поговорить с глазу на глаз и не удалось, и Риовен подозревал, что либо брат, либо кузина что-то от него, да и от всех окружающих, усиленно скрывают. Но раз уж его втянули в это дело, он хотел знать правду о том, что происходит в Пике Грифона, и с Лирой казалось договориться легче, чем Аграйнелом, упавшим в паранойю и видевшим теперь врагов во всех и во всем.
В Гленхейм, кроме обычного с кучей стражи на воротах, вело еще несколько тайных ходов, давно замурованных решетками, магией, а после и вовсе позабытых. У Риовена ушло около месяца, чтобы взломать один из них, зато теперь он мог не беспокоиться о страже – охрана в это крыло лабиринта не совалась вовсе, судя по пыли, паутине и царящей вокруг тишине. Можно было даже зажечь обычный факел и не тратить силы на магических светляков, чтобы освещать себе путь.
Отказаться от него пришлось, лишь когда Риовен выбрался уже в рабочее крыло тюрьмы. Здесь по-прежнему было тихо, но уже светло – светильники в виде голов мантикор вдоль стен освещали коридоры, - и совсем не пыльно. Стражники на пути так и не попались, но вот камеру Лиранны пришлось поискать. Роивен шел по коридору, открывая окошечки, через которые охрана могла следить за пленниками, и мысленно матерился – заранее он не предполагал, что камер так много. Большинство из них пустовали, в пяти попались другие пленники, даже не обернувшие головы в сторону двери, видимо, принимая Риовена за совершающего обход стража.
И все же Лиранну он нашел. Безмолвную, неподвижно сидящую на постели. Он бы мог принять ее за статую, если не знал, что это живой человек.
- Лира? – тихо позвал Риовен, чтобы уж точно удостовериться, что не обознался – месяцы заключения никого не красят, да и повязка на глазах, закрывала пол-лица девушки.

+4

4

Она услышала шаги еще задолго до его появления - непохожие на уверенный, неспешный шаг охраны. За те месяцы, что она провела лишенной зрения, Лира все больше улавливала окружавшие ее звуки. Звуки помогали создавать хоть какую-то иллюзорную картину мира - ведь она даже ни разу не видела, как выглядят изнутри коридоры Гленхейма.
Шаги и звяканье ключей - значит, время кормежки.
Полубезумное, едва слышное хныканье, доносящееся откуда-то издали - заключенный из далекой камеры не спит. Кажется, он был единственным пленником на одном с ней этаже, но Лира могла ошибаться.
Короткое завывание ветра в бойницах-окошечках, выходящих в коридор - значит, открылась дверь на нижние этажи.
Но о чем свидетельствуют эти новые шаги, Лира понять не могла. До того самого момента, как они остановились возле ее дверей, коротко лязгнула поднятая створка оконца, и неожиданно знакомый голос позвал ее по имени.
- Лира?
"Риовен?" - от неожиданности она попыталась ответить ему, забыв, что не может.
Неужели действительно он? Или она бредит? Может, ее пытаются обмануть, выпытать что-то, прикинувшись им? Но что - ведь она все равно безгласа?
Лишь когда он окликнул ее второй раз, Лиранна спохватилась, что не бредит и не спит, и это в самом деле он. Вскинула руку к горлу, коснувшись ошейника и соображая, как дать ему понять, что она не может говорить. Вскочила с кровати, нащупав руками край стола, чтобы не врезаться в него, вслепую добралась до дверей. Пальцы дрожали от волнения, когда она нашла открытое окошечко и, помедлив, просунула туда ищущую, раскрытую ладонь.
В следующий миг она коснулась теплой руки и едва не охнула от этого неожиданного прикосновения. Лихорадочно ощупала рукава его одежды, плечи, свисающие длинные косы, перевязанные узкими лентами. Усмехнулась. Да, он любил именно так заплетать волосы. Лира провела по ним ладонью, радуясь ощущениям.
Но если это был Риовен - то что он здесь делал? Его пропустили? Он пришел сам? Но как? И что происходит наверху? Он не под преследованием? Он поверил ей или подослан Аграйнелом?
Она засыпала бы его этими нетерпеливыми вопросами, если б могла. Но вместо этого с досадой дернула большим и указательным пальцами ошейник на своем горле, затем закрыла ладонью губы. Уж если он пришел сюда с нею поговорить, придется сперва снять эту дрянь с ее шеи!

+4

5

Лиранна похудела, осунулась, но это все же была она, хоть уже с виду и не та гордая и высокомерная девочка, какой ее все знали. Она на ощупь добралась до двери и протянула руку в окошко – Риовен не отстранился, сдернул на шею платок, которым на всякий случай закрывал лицо, чтобы при встрече с охраной сразу не сдать себя, - пусть Лира признает его хоть уж таким странным способом.
- Подожди, - он протянул к ней руку сам, когда девушка коснулась сначала своего ошейника, а затем губ. Не может говорить? Значит, ему так и не узнать сейчас то, что здесь происходит. Пока что. Но ему так хотелось поскорее добраться до истины!
Риовен дотянулся до ее повязки на глазах – пальцы пронзило словно сотней мелких иголок. Артефакт, как он и подумал. С ошейником, было то же самое.
- Извини, я не могу это снять, - тихо ответил он, убирая руку. – Я попробую тебя забрать отсюда, а там что-нибудь придумаем. Сейчас мало времени, чтобы объяснять... Отойди подальше на всякий случай – я взломаю дверь. Ключей у меня нет. А затем мы побежим - очень и очень быстро. И если нам повезет, то выберемся. Если нет – вернемся сюда уже вдвоем. Договорились?
Лира кивнула и попятилась назад.
Риовен убедился, что она достаточно далеко, чтобы не задело магией, натянул платок обратно на лицо и сосредоточился на заклинании. В промозглых и сырых подземельях Гленхейма плести его было легко. Дверь вокруг замков и засовов начала затягиваться ледяной паутиной, сначала тонкой, едва заметной, затем все более яркой и смертоносной, повреждая металл, промораживая его, делая хрупким и слабым.
- Сейчас, - тихо произнес Риовен, предупреждая Лиру – он знал, что она его слышит. А затем несколько раз со всей силы врезал ногой по запорам, ломая их. Промороженный металл не выдержал, треснул, рассыпался. Риовен распахнул дверь и, быстрым шагом зайдя внутрь камеры, взял Лиранну за руку:
- Все, бежим.
Он знал, что теперь уж шум точно привлечет стражу – не услышать в тишине подземелий, как он сбивал замки, было просто нереально! А значит, и действовать дальше следовало быстро и четко.   

 
Они едва успели пробежать до конца коридора и свернуть за поворот, как послышались торопливые шаги и трое стражников промчались мимо – прямиком к камере Лиры. Риовен осторожно, стараясь не шуметь, двинулся дальше, зная, что останавливаться нельзя – охрана быстро сообразит, что если пленница не попалась им навстречу, то свернула где-то по пути. В подтверждение догадок, вскоре до беглецов долетел отборный мат, а затем топот – стражники, как заправские псы, взяли след. Наверное, они очень удивились, что Лира, как бы она не выбралась, свернула в боковой коридор – этот путь вел не к выходу, а, наоборот, вглубь подземелий – туда, куда нынешняя стража Глейнхейма и не заглядывала. С другой стороны, что можно было ожидать от слепой пленницы вообще?
Риовен добежал до металлической двери в конце прохода, проскочил в нее вместе с Лирой и остановился, сплетая заклинания и примораживая закрытую за собой дверь намертво. На какое-то время преследователей это должно было задержать - пока лед не растает самостоятельно, или они его чем-либо не расколют. Если, конечно, среди них нет мага, который может придумать, как все прокрутить побыстрее. Риовен надеялся, что его нет.
- Ну вот, у нас есть фора в несколько минут, - объявил он Лире, зажигая «светляка», и потянул ее за собой к разбитой каменной лестнице, ведущей вниз.

+3

6

Забрать ее отсюда?
Он всерьез собрался сделать это?
Не веря собственным ушам, Лира поспешно отошла назад, не в состоянии увидеть, что именно Риовен собирается делать. Ее кузен был стихийным магом - одним из редких в роду Золотых Листьев колдунов, на его обучение возлагались большие надежды. И чтобы он рискнул всем, пытаясь освободить ее...
Почему? Ведь между ними никогда не было особой любви - ни братской, ни романтической.
Должно быть, Рив сломал замок магией - раздался грохот, теплая рука коснулась ее запястья, и кузен с силой потянул ее прочь.
Она бежала за ним, спотыкающаяся, незрячая - даже неспособная ругнуться, как следует, когда нога задевала о выступающий камень. Риовен не давал ей упасть, и вскоре Лира приноровилась к ритму его шагов. Она слушала их эхо, отражающееся от стенок коридора, слушала его размеренное дыхание, и первой услышала приближение караульных, с силой сжав его ладонь и давая ему это понять.
Голова кружилась от непривычного после стольких месяцев быстрого движения, ее разрывало от вопросов. Что происходит? Почему он решил ей помочь? Куда они бегут, и откуда он знает план Гленхейма? Неужели готовился к этому и заранее рассчитывал, что так и будет?
Как же ее злило, что она не могла задать ему эти вопросы! Риовен - тоже хорош! Мог бы хотя бы попытаться что-то объяснить! Но нет же, кузен у нас всегда таинственный, всегда в его авантюры все должны просто поверить - и следовать за ним. Всегда был таким, грифон его отымей!..
Где-то рядом Лира ощутила короткое магическое воздействие, и Рив снова потянул ее вперед и вниз. Ей пришлось проглотить снедавшее ее нетерпение - сейчас было не время и не место! - и бежать.
Становилось холоднее. Лица коснулось дуновение стылого ветра, а затем они с разгона влетели в мелкую ледяную воду, промочившую ноги до щиколоток. Теперь бежать бесшумно не получалось - плеск, отражавшийся от стен, выдавал их присутствие, и рано или поздно их все равно нашли бы здесь. Звук их шагов по воде изменился, эха стало больше - должно быть, они выбежали в большой подземный зал, наполненный водой и холодным воздухом. Вода достигла колен, и Лира остановилась вслед за кузеном.
Их преследовали. Теперь, когда сами они не издавали ни звука, она отчетливо слышала плеск воды под ногами кого-то из стражей. Одного - будь их несколько, плеска было бы больше. Они с Риовеном отступили вбок, и ощущение колдовства исчезло - должно быть, кузен погасил шар света, чтобы не выдавать свое местоположение.
Лира беззвучно нагнулась, погрузив руку в холодную воду, нащупала увесистый камень величиной с ее кулак и крепко сжала его, выпрямляясь. Даже если их обнаружат, она не позволит вернуть себя в камеру, в которой ее собирались сгноить заживо...
И в тот момент, когда эльф-караульный показался из прохода, Лиранна с силой и удивительной точностью, какую могла гарантировать лишь случайная удача и слепая злость, обрушила камень ему на голову.

Отредактировано Лира (2019-08-14 16:36:41)

+4

7

Маг среди стражников все же был, иначе Риовен не смог бы объяснить, как  так быстро преследователи справились с замороженной дверью. И теперь приходилось признать, что обратный путь оказался сложнее и опаснее, чем Риовен полагал первоначально. Да, у него был план, когда он шел за Лирой, но план этот доходил до точки «вытащить из камеры и сбежать», и вовсе не предполагал, что погоня будет такой упорной и ловкой.
Что ж, для всех экстремальных ситуаций у Риовена был план Б, заключавшийся в «действуем по ситуации, как-нибудь выкрутимся» -  в общем, не умел Риовен продумывать планы. Его мысли обычно хаотично разбегались на сто осколков и собираться вместе во что-то складное не хотели вовсе.
«Всегда должно быть десять запасных вариантов, чтобы предусмотреть все», - говорил Аграйнел.
«Если хорошо продумать вариант А, то Б не нужен вовсе», - смеялся над ним Гатран.
Риовен же должен был признать, что даже единственный вариант продумать до конца не в силах, что подтверждалось сейчас еще раз. Но Лире он, конечно же, в том сознаваться не собирался, да и не только Лире, а вообще никому.

Зал, куда они выбежали, - круглый, с решетками камер по стенам, - был наполовину затоплен – возвышение напротив входа вело на балкон, где раньше располагались комнаты охраны. Надо было как-то добраться до лестницы, но шаги по воде были слишком слышны для преследователей, и Риовен медлил – шел осторожно, небольшими перебежками от колонны к колонне, да и светляка погасил, чтобы совсем уж затеряться в темноте.
И все же это не помогло. Шаги приближались, Риовен так сосредоточился на заклинании, что совсем упустил из виду, что делает Лира. Стражник, что шел первым, магом не был, – Риовен собирался его просто пропустить мимо, - но Лиранна внезапно метнулась прямо ему на встречу и врезала камнем по голове. Эльф вскрикнул от неожиданности, и Риовену пришлось дать кулаком ему в висок, чтобы вырубить окончательно. Проверять, жив стражник или нет, никто не стал – не было времени. Риовен схватил Лиранну за руку и помчался в направлении лестницы – их местоположение обнаружили, и теперь оставалось уповать на то, что бегает охрана в темноте медленнее, чем преступники, которых она ловит.
Лира тоже  не смогла бы проверить, убила она охранника или нет, да и Рив не дал - снова вздернул на ноги и потащил прямиком по воде, плюхающей с каждым их шагом. Она надеялась лишь, что источник не слишком глубок - утонуть Лира не боялась, но вслепую лезть в незнакомый водоем не захотел бы никто здравомыслящий.
А еще - и это она осознала с пугающей ясностью, - Риовен вовсе не собирался изначально вытаскивать ее. О, она достаточно хорошо знала кузена: все, что он сейчас творил, он придумывал на ходу. О великий Лауриндиэ!
Позади них вновь послышался плеск - видимо, стражники тоже забежали в воду - а затем под ногами внезапно оказались каменные ступени. Лира споткнулась, но Рив удержал ее, а затем выпустил ее руку.
Потянуло холодом.
- Подожди, - прошептал Риовен.
Он присел на нижней ступеньке широкой и почти не тронутой временем лестницы и коснулся руками воды. Темная гладь рядом с его пальцами стала покрываться тоненькой ледяной коркой, которая все уплотнялась и довольно быстро разрасталась по всему залу. Из темноты донеслись крики, несколько стрел стукнулись  о каменные перила, но в темноте стражники прицелиться точно не могли – стреляли наугад. Когда же Риовен выпрямился, то зал покрывала толстая корка льда – пусть не такая долговечная, как если бы она была настоящей, но достаточная для того, чтобы маг из стражи попыхтел, освобождая ноги свои и своих соратников.
- Теперь они застрянут подольше, - Риовен снова взял Лиру за руку, сам поежившись от воцарившегося в зале холода. – Здесь лестница. Три пролета.
Он провел ее наверх, затем по узкому балкону в коридор, что вел к одному из выходов, а заодно снова вызвал светляка – все время бежать, касаясь рукой стены, чтобы не потерять направление – такое себе удовольствие. Охрана безнадежно отстала – сначала еще долетали обрывки фраз, затем, по мере того, как удалялись от затопленного зала, стихли и они.
Дальше поднимались лишь вверх по узкой витой лестнице. Риовен и сам устал – заклинания его подвымотали, что уж говорить о Лире, которая совсем отвыкла от физических нагрузок за несколько месяцев. Наверное поэтому, когда добрались до выломанной решетки, что некогда закрывала путь в небольшой двор, сейчас сплошь заросший кустарником, счастью не было предела.
- Вот и все! – Риовен на радостях обнял девушку. – Сейчас на грифона и вскоре будем дома.
Он немного преувеличил – домой еще тоже нужно было пробраться незаметно.

+4

8

Она чувствовала себя слишком уставшей и сбитой с толку, чтобы должным образом порадоваться в ответ - до опальной принцессы попросту не сразу дошло, что подземный ход Гленхейма с его застоявшимся воздухом и холодными сквозняками, завывающими по углам, остался позади.
Вот и все?
Лира вздрогнула, когда Рив обнял ее - не ожидала от кузена этаких проявлений чувств. Неуверенно обхватила руками за плечи - и тут, наконец, осознание того, что они все же выбрались, пришло.
Как и осознание того, что для их бегства Риовен додумался применить магию. Ох идиот же, грифон его раздери! Можно подумать, в ближайшем окружении Лиранны Ар'мэлис так много колдунов! Да именно ближайшее и будут прочесывать в первую очередь, и как скоро Аграйнелу понадобится сопоставить два простых факта: сбежать заключенной помогли с помощью магии льда, и жених ее тоже владеет магией льда? Вот это совпадение, вот это Рив отлично продумал, ничего не скажешь!
Сидеть им вместе в соседних камерах, как только новоявленный король Morion'dorei сложит два и два...
Она возмущенно отстранилась, не зная, как же высказать Риовену все, что она думает по поводу его планов, но проклятый ошейник не дал бы ей даже донести до кузена всю суть ситуации. К тому же Рив явно расценил ее движение иначе - снова взял за руку и повел куда-то вверх.
Под ногами шелестела трава. Ноздрей коснулись одуряющие запахи цветов и зелени, влажной земли и мха. Она - на свободе. На свободе.
И, судя по относительному спокойствию Рива, Грифоний Пик до сих пор не утоплен в крови и пламени, как было в ее видениях. Неужели она ошиблась? Она не могла...
Кузен не дал ей погрязнуть в сомнениях. Коротко свистнул - и ветер, поднявшийся от могучего хлопка огромных крыльев, рванул Лирины волосы, заставив крепче ухватиться за рукав Риовена. Она услышала негромкий приветственный клекот, подозрительное щелканье клювом, нервный, тяжелый шаг мощной лапы по примятой траве, пахнуло мокрой шерстью и перьями - он прилетел сюда на грифоне. Скорее всего, на собственном Белохвосте - сделав тем самым свой приезд еще менее незаметным.
Значит, бежать будем с размахом...
Лиранна ощупью нашла теплую шкуру, осторожно прикоснулась к зверю обеими ладонями. Белохвост настороженно повернул к ней голову, легко ткнулся тяжелым гладким клювом в ладонь, обнюхивая - но признал. Еще бы не признал. Наверное, год как они с Ривом и Аэрисом выкармливали и воспитывали троих птенцов из этого выводка: Белохвоста выбрал Рив, Алый Закат признал Аэриса, а Ветреницу забрала сама Лира.
Как давно это было... память ее совсем перепуталась, словно все события ее жизни встряхнули, как горошины в мешке! Интересно, где Ветреница сейчас? Не могли же ей причинить вред только из-за хозяйки! Если Аграйнел сделал это, она собственноручно с него кожу сдерет!
Риовен, стоя сзади, приподнял кузину за пояс, помогая взобраться в седло. Лира нащупала мягкую, хорошо выделанную кожу, ощутила под собой нетерпение крылатого зверя, затем сам Рив запрыгнул в седло впереди нее, и она обхватила его за талию, прижимаясь к спине. Одно дело - когда ты самостоятельно правишь грифоном в полном обмундировании и со шлемом, чтобы ветер не рвал волосы и не хлестал по лицу, и совсем другое - носиться под облаками в качестве пассажира. Хорошо хоть слезы из глаз не выбьет...
Рив щелкнул языком, тронул грифона пятками - и зверь, коротко разбежавшись, прыжком рванул в воздух. Должно быть, ему было откуда взлететь: быстрые хлопки крыльями замедлились, стали мощнее, Белохвост выровнял полет - и Лира сразу почувствовала себя увереннее.
Она за пределами Гленхейма, в воздухе, и Риовен явно не планирует отправлять ее в тюрьму. И они летят - принцесса только понадеялась, что в убежище.

Отредактировано Лира (2019-08-15 16:29:19)

+4

9

Пик Грифона вознесся высоко к небу, расположившись почти на самой вершине одной из гор. В город вели петлявшие по горным склонам дороги, подземные переходы, иногда использовали специальные подъемники, но проще всего было, конечно же, воспользоваться грифоном. Белохвостый дорогу домой знал отлично, вот только сейчас возвращаться туда вместе с Лирой уже было опасно: заметят дозорные – весь побег насмарку пойдет. Оттого Риовен домой и не спешил – направил грифона не вверх, где мерцали маленькими звездочками огни города, а чуть ниже – к водопаду, что с гулом падал в пропасть. Белохвостый не боялся ни шума, ни воды – подлетел так близко, что до всадников стали доставать разлетающиеся водяные брызги, и приземлился на небольшом каменном выступе.
- Молодец, Белохвостый, - похвалил его Риовен. Погладил по жестким перьям на загривке. Грифон заклекотал, вытянул шею, потянулся к хозяину.
Риовен помог спуститься Лире – осторожно снял ее с седла, думая, что и хорошо, что она сейчас не видит, над какой пропастью стоит.
- Дальше немного пройдем пешком, и я тебя спрячу, - объяснил он ей, а затем обернулся к Белохвостому. – Домой. Лети домой.
Грифон покосил на хозяина глазом, но тот лишь повторил:
- Домой.
Белохвостый недовольно защелкал клювом, но расправил крылья и медленно поднялся в небо.
Лира кивнула, кожей чувствуя холодную водяную пыль и пытаясь понять, где они могут находиться. Она помнила водопады вокруг города - несколько лет назад они втроем на спор забирались сюда по мокрым камням, бесстрашные и беспечные, как и положено молодым темным. Аэрис, правда, чуть не сорвался, и вдвоем с Ривом они вытаскивали его на уступ...
Она улыбнулась далеким воспоминаниям, догадываясь, что Риовен привел ее в одно из их юношеских убежищ. Знать бы еще только, что он задумал.
Будь у нее развязаны хотя бы глаза, Лира не стала бы рисковать и проверять - добралась бы до грифонятни, отыскала бы свою Ветреницу и полетела бы на запад, к границам. Возможно, там получилось бы отсидеться, пока она не придумала бы, как избавить Саедар’ир от смутной угрозы из ее снов. Или пока не умерла бы - что куда более вероятно.
Она услышала, как взмыл в небо Белохвостый и снова отыскала руку Рива - на этот раз уже более требовательно.
С уступа открывался вход в одну из маленьких пещер - Риовен знал его еще с детства. Под Пиком Грифонов пещер вообще было множество, и тайных ходов тоже – ими пользовались и стража, и знать, и обычные горожане. Ходили слухи, что так можно пройти в каждый дворец или торговую лавку города, а где-то в горных глубинах,  или даже под самой горой, скрыт древний город народа Морион’дорей – Иш`Гаар, вот только найти последний никому пока так и не удалось.
Риовен торопился. Снова зажег светляка, чтобы освещать путь по извилистым переходам подземелий, и крепче сжал руку Лиранны. Когда-то они вместе бродили здесь, но тогда и половины проходов не знали, пугались каждого шороха и осторожничали, чтобы не забредать слишком далеко. Но Риовену всегда нравилось играть в первопроходца – открывать новые пути, зарисовывать их, составлять планы, так что с детских лет его коллекция подземелий лишь пополнялась записями и зарисовками. Несколько крутых, вырубленных в скалах лестниц – и вот они с Лирой уже добрались до самого города.
- Мой дом прямо над нами, - сообщил Риовен, останавливаясь в небольшой круглой пещере с тремя выходами в разные стороны. По стенам были развешаны факелы, сейчас погашенные, у одной из стен стоял стол, диван и пара стульев. На столе в беспорядке валялись свечи, листы бумаги и несколько книг. – Подожди меня здесь. Я вернусь, как только проверю, что дома все хорошо, - он провел Лиру к дивану. – Садись. И никуда отсюда не уходи, иначе мне потом тебя еще и искать придется. Хорошо?

+3

10

А что ей оставалось еще делать? Она кивнула и приготовилась ждать.
Когда шаги Рива стихли, и исчезло даже их эхо, наступила тишина. Лира чутко вслушивалась, поневоле ожидая ловушки, но ее не было. Ничего не было - лишь глубокая тишина древних пещер да отдаленное завывание ветра.
В конце концов, она устала ждать подвоха и смирилась: Рив мог не продумывать свои гениальные планы до конца, но никогда за все те годы, что она его знала, он не был способен на предательство и обман. С другой стороны, она ведь и от себя не ожидала, что попытается убить кузена ради блага всего королевства...
Безумно хотелось пить. Есть тоже, но пить - еще больше. Лира отстранено подумала о водопаде и сверкающих в лунном свете потоках воды, низвергающихся с обрыва, и жажда стала еще сильнее. Здесь ведь есть факелы? И какая-то мебель? Быть может, найдется и вода?
Не в силах больше терпеть, она встала, осторожно вытянула руки, ощупывая пространство вокруг себя. Сделала несколько маленьких шажков, наткнулась на стул, и скрип раздался в тишине неожиданно пронзительно. Она вздрогнула, но, подождав, продолжила осмотр. Нащупала стол, несколько книг и свитков - и пустой медный кубок. Абсолютно сухой.
Разозлившись, Лира с силой метнула его о стену и громко выдохнула. Рив, мастер планирования... не мог уж хотя бы воды ей оставить!
Брошенный кубок со звоном катился прочь - и внезапно звук стих. Так, словно бы кубок не остановился сам, но налетел на что-то мягкое.
Или кого-то.
Лира замерла там же, где и стояла, пытаясь понять, не мерещится ли ей тихий шорох? Носа коснулся странный, незнакомый запах - мускус, влажная шерсть и... что-то еще.
Кто здесь? Кто здесь был?
Послышался шорох, затем быстрая перебежка – словно жесткие звериные коготки простучали по каменным плитам пола, пока невидимый зверь перемещался где-то совсем рядом. А затем послышался голос – тихий, шепчущий. Совсем непонятно было, кому он мог принадлежать – мужчине или женщине. 
- Что ты ищешь? – поинтересовался голос участливо.
Девушка отшатнулась назад, пытаясь оказаться как можно дальше от обладателя голоса, но гуляющее по пещере эхо мешало определить источник звука. К тому же он постоянно двигался, и Лира не успевала поворачиваться вслед за ним.
Она не ответила - все равно не смогла бы - но схватила тяжелый том со стола. Другого предмета, который можно было бы хоть как-то использовать, у нее не было.
- Ты со мной не поговоришь, - продолжил голос. Это было утверждение, а не вопрос. – Я могу помочь тебе, чтобы ты поговорила. Хочешь?
Она замерла, не зная, что делать. По спине бегали мурашки от осознания собственной незащищенности и уязвимости. Кто это? Что это за существо? Оно не было эльфом - ни голос, ни запах не были похожи. С другой стороны ни одна темная тварь не поселилась бы так близко от эльфов и их магии... если только не жила здесь, под древним городом, еще задолго до его основания.
Но оно - чем бы оно ни было - не агрессивно. И разумно. Может говорить и... может снять ошейник?
Лира помедлила, опустила руки с книгой и осторожно кивнула.
Ее руку тут же ухватила чужая, цепкая и холодная. Невзначай слегка задела когтями, сжала ладонь, потянула за собой.
- Сядь обратно, - прошелестел голос. – Ты слишком высокая для меня.
Когти! Великие боги, что это?!
Лира медленно опустилась на стул, и хватка на ее руке слегка ослабла. Теперь она слышала свое неровное дыхание. А еще его дыхание - хриплое, с сипящим присвистом, возле самого своего уха. Оно склонило голову к самой ее шее, и ей стоило всей ее выдержки не отпрянуть.
Почему она вообще доверилась неведомому обитателю пещер? Что на нее нашло?
Кожистая лапа коснулась плеча Лиры, существо замерло. Больше не происходило ровным счетом ничего, лишь дыхание неведомого существа стало глубже и ровнее.
Спустя несколько минут лапу с плеча Лиры убрали, и голос довольным тоном возвестил:
- Снимай свои тряпки. Они теперь бесполезны. За тобой должок.

+3

11

Риовен не волновался, что оставил Лиру, слепую и безголосую, одну в подземелье. Опасности там не было никакой, да и кузина не казалась ему настолько безумной, чтобы могла куда-то убрести одна, не зная пути. А самое главное,  он верил, что там ее никто не найдет - ни гвардейцы, и шпионы брата об этой части подземелий не знали.
Домой Риовен успел вовремя – никто от брата еще не появлялся, а мальчишка-слуга прилежно разыгрывал его самого за чтением в библиотеке. Ну, как прилежно? Дрых, зараза, уткнувшись лицом в книгу!
- Пс-с! Эльмар! – шикнул на него Риовен, приоткрыв дверь.
Мальчишка подскочил на стуле, открыв глаза и явно соображая, что он тут, в библиотеке, вообще забыл. Затем увидел недовольную физиономию хозяина в дверном проеме и поспешил к нему.
- Дрых, скотина?! Не мог высидеть одну ночь! – прошипел на него Риовен, скидывая прямо в коридоре мокрую и грязную дорожную одежду.   
- Простите, господин, -  заныл тот, опустив глаза в пол. – Сам не заметил, как получилось...
- Одежду! Быстро! – рявкнул на него Риовен.
Парень кивнул, быстро разделся, отдав хозяйские вещи, которые Риовен тут же одел на себя. На все переодевание ушло не больше пяти минут – мальчишка, подхватив грязную одежду ускакал, чтобы ее уничтожить и одеться самому, а Риовен с умным видом вернулся в библиотеку, подошел к окну, выискивая взглядом темные тени соглядатаев, убедился, что те на своем законном месте, и показал им фигуру из трех пальцев. Другими знаками внимания он их радовал редко.
Однако долго ему радовать глаз своим силуэтом в окне не пришлось. Не прошло и нескольких минут, как за дверями библиотеки послышались тяжелые шаги - тот, кто шел, не скрывался и не таился.
И то верно - к чему таиться Правителю темных эльфов?
Аграйнел собственной персоной вошел без стука - в сопровождении четверых гвардейцев. С момента неудачного покушения Лиры никто из обитателей Саедар’ира не видел своего короля без охраны. Говорили, что даже ночью его покои стерегли.
- Риовен, третий принц Золотых Листьев, - голос старшего брата был тяжелым и холодным, слова - церемонными, и видимо именно этим формальным обращением король темных эльфов удерживал подозрение и нетерпение, - я требую объяснений.
Несмотря на золотое шитье, украшавшее одежду, обруч из драгоценного темного серебра в волосах и усыпанный самоцветами кинжал у пояса, выглядел Аграйнел слишком молодым и недостаточно уверенным в себе. Королем готовили стать Гатрана, а не его, в первые же месяцы правления новоявленный государь едва не погиб от руки собственной кузины, и теперь в каждом взгляде и слове готов был видеть брошенный ему вызов. Поэтому голубые глаза на светлом лице поблескивали, когда он разглядывал своего младшего сводного брата - следующего претендента на трон Морион’дорей.
- Приветствую тебя, брат, - Риовен с самым серьезным видом церемониально поклонился. – Объяснений чего? Ты ко мне врываешься под утро и... требуешь объяснений, ничего не объяснив сам?
Двое стражей Аграйнела сделали шаг к Риовену, но Правитель нервным кивком головы остановил их. Он явно пришел сюда не для того, чтобы бросить брата в темницу. Или же - всего лишь не имел пока что нужных доказательств?
- Я только что получил послание из Гленхейма, - Аграйнел кинул на Риовена быстрый взгляд. - О твоей невесте Лиранне. Догадываешься, что там произошло?
- Нет. Что? Она покончила с собой? Убила охранника? Что она еще может там сделать?  – самым искренним образом поинтересовался Риовен. От окна он решил на всякий случай не отходить: прыгать, конечно, высоковато, но может и пригодиться – слишком уж разгневанным выглядел Аграйнел на этот раз. 
- Лучше б покончила с собой... она сбежала, - без дальнейших хождений вокруг да около процедил Аграйнел. Эта новость, по всей видимости, выводила его из состояния равновесия: слишком ясно он представлял кузину, с безумным блеском в глазах подбиравшуюся к нему. - Точнее, ей помогли сбежать. Эльф, колдун, маг воды...
Даже сейчас он не мог открыто обвинить в этом Риовена - стражи Гленхейма не могли рассмотреть лицо похитителя, скрытое платком.
- В Доме Золотых Листьев всего один маг воды. Это ты, Риовен.
- Я был здесь, - Риовен врал, не моргнув и глазом. – Разве твои люди тебе не доложили? Этот эскорт, - он кивнул на окно, -  висит за моей спиной уже несколько месяцев, стоит выйти из дома. И я не один маг воды на свете! Я тебе уже говорил, что не в курсе, зачем Лира на тебя напала, и сейчас не знаю, кто ей помогает. Ты мне с ней поговорить ни разу не разрешил с глазу на глаз, когда арестовал, так о чем сейчас речь? Возможно, она бы рассказала нечто важное, но, видимо, ты сам это упорно скрываешь. Я прав?
Глаза Аграйнела опасно сверкнули. Стражники стояли по обе стороны от него - молча, неподвижно, но готовые действовать в любой момент.
Молчание длилось несколько секунд. Затем Аграйнел указал подбородком в сторону двери, и солдаты отошли, оставив братьев наедине.
- Рив, - Аграйнел подошел ближе, назвав Риовена его домашним, детским именем. - Брат. Я не знаю, чего замышляет эта женщина. Ты слышал тот бред, что она несла при аресте - все, кто был в зале, слышали его. Якобы я погублю Саедар’ир, - он нервно усмехнулся, и показался в этот момент очень усталым и встревоженным. - Но я никогда не желал зла нашему народу, и ты это знаешь. И оба мы понимаем, что ею движет лишь жажда власти. Я не верю, что ты правда хочешь меня убить, чтобы править самому - ты мой брат, я знаю тебя с детства и не хочу бросать тебя в темницу. И все же если это был ты, - в усталом голосе короля послышались стальные нотки, - мне придется действовать на опережение. Верни ее назад. Не верь ни единому слову этой змеи. Даже если, убив меня, она возведет тебя на трон, народ утопит вас обоих в крови. Или тебя убьет она же сама, чтобы захватить власть...
- Я не хочу твоей смерти, - Риовен впервые почувствовал неловкость, что приходилось врать. Нет, не про то, что он не желал бы брату поскорее отправиться в мир иной, а про то, что забрал Лиру из  Гленхейма. – Ни твоей смерти, ни кого бы там ни было еще из нашего рода. И я не хочу занимать твое место – это правда. Какой из меня Правитель? – он развел руки в стороны. – Я со скуки помру, сидя на одном месте дольше часа и сочиняя речи для Совета Домов, - он подумал о Лире, оставшейся в подземелье. Что если  Аграйнел и правда его сейчас арестует? Сидеть ей тогда придется там намного дольше, чем планировалось. Намного-намного дольше. – Лиру я вернуть не могу – ее у меня нет. Можешь обыскать дом... Ты пришел, чтобы меня арестовать? Вот просто так – без единого доказательства?   
Лицо короля вновь замкнулось. Только что он был братом - пусть и встревоженным, но родным - и вот уже снова стал далеким и недосягаемым Правителем.
- Я буду ее искать, - тяжело произнес он, - и если найду сам, то больше не буду снисходителен. Не могу себе позволить такой роскоши, как милосердие. Она умрет, и тот, кто ей помогал - тоже. Подумай об этом Рив. Последний шанс. Твое слово?
- Я ее не видел, - Риовен стоял на своем также крепко, как и минуту назад, хоть на душе и скреблись кошки. Слова задели. До сих пор ему в голову не приходило, что брат может кидаться в его сторону такими предупреждениями – он не верил, что Агрейнел убьет его, даже если узнает правду. Не верил, до этого момента... Но может он действительно многого не знает? И все серьезнее, чем кажется со стороны? Ему нужно было поговорить с Лирой. Очень. Если уж Аграйнел молчал, то, может, хоть она могла бы рассказать правду о том, что произошло.
- Что ж... - Аграйнел помедлил, не сводя глаз с младшего брата. Теперь он видел в нем потенциального соперника и претендента на трон, и это было заметно по его лицу. - Тогда я отсылаю тебя из Пика Грифона в Рехиль. Завтра же я не желаю видеть тебя при дворе. Даю тебе день, чтобы убраться из столицы. Ты понял меня?
- Да ты спятил! – не поверил своим ушам Риовен. – Ты так запросто меня выставишь меня отсюда?
- Ты забываешься, Риовен, третий принц! - Аграйнел возвысил голос. - Как твой король, я приказываю тебе покинуть дворец. Ты отправишься в ссылку и не посмеешь вернуться, покуда я не дам своего на то разрешения. Я выделю тебе провожатых - не смей пытаться бежать! Пока ты будешь в Рехиле, я найду твою предательницу-невесту... и может, тогда распутаю эту ситуацию с наименьшими потерями для своей семьи.
- Да, Ваше Светлейшее Величество, - сквозь зубы процедил Риовен. Ему не хотелось под конвоем отправляться на другой край Саедар’ир, но, видимо, брата было уже не переубедить. С другой стороны, хорошо все же, что хоть туда, а не в Гленхейм. – Завтра до обеда меня здесь не будет. Надеюсь, хоть своих людей я смогу взять с собой? Или мне рассчитывать только на твоих... провожатых?
Аграйнел уловил дерзость в его голосе и нахмурился.
- Можешь взять троих слуг. Больше тебе там не понадобится, - обронил он, отворачиваясь от брата.
- Благодарю, - Риовен склонил голову. – Надеюсь, вопросы закончились, и Ваше Величество теперь меня покинет, чтобы я смог заняться сборами? Уже утро, - он обернулся к окну, где уже вовсю светлело. – Беспокоюсь, как бы все успеть...
Брат отчетливо скрипнул зубами, явно размышляя, не добавить ли Риовену еще наказания за дерзость, но не придумал.
- Собирайся, - разрешил он. - Если надумаешь что-то сказать мне - до заката я еще могу переменить решение.
Риовен не ответил. Проводил его взглядом и облегченно выдохнул, когда дверь закрылась, и шаги за ней стали удаляться. Возможно, все прошло и не так плохо, как могло бы быть, -  по крайней мере, все живы и на свободе! Печалило лишь то, что проходилось бросать дом и перебираться в гавань Рехиля.

+3

12

Сперва Лира почувствовала, что может говорить - словно исчезла раздражающая пленка в горле, мешавшая звуку. Она закашлялась на пробу - и сама поразилась звучанию поднявшегося эха.
Существо перед нею не шевелилось - лишь дышало, глубоко и мерно.
Осторожно, неуверенно Лира стащила ошейник и отбросила его от себя, потянулась к повязке на глазах, подцепила плотную ткань - и та поддалась, не цепляясь, как прежде, за кожу. Лира слегка оттянула ее с глаз - а затем, решившись, сдернула одним рывком. И открыла глаза - в пещере царил сумрак, и ее не ослепило.
И коротко вскрикнула своим новообретенным голосом.
Перед ней на столе сидела крыса. Не просто крупная подвальная крыса: эта была огромной, - ростом с пятилетнего ребенка, - сгорбленной, перемещалась на кривых задних лапах, по-эльфийски управляясь с передними, как с руками. Тусклая свалявшаяся шерсть твари издавала тот странный запах, который учуяла Лира, глаза горели желтоватыми огоньками, а длинный чешуйчатый хвост тащился следом по столу, чертя в пыли извилистый змеиный след.
Чудовище склонило голову набок, удовлетворенно шевельнув усами.
- Кто ты..? - прокаркала Лира, не узнавая собственный голос, заржавевший от долгого молчания.
- Меня зовут Гулгариг, - пояснила крыса, светя в темноте желтыми глазами. – И, пожалуйста, не сокращай – мое имя надо произносить всегда полностью.
Она отшатнулась от него, уже справившись с первым потрясением, но не до конца. Встала, обошла стул - она заметила на другом конце стола свечи и кремень, но не захотела тянуться за ними мимо крыса, - и нетвердой рукой зажгла ближайшую свечку.
Маленький теплый огонек сперва больно резанул по глазам - но стало спокойнее. Со свечой в руке Лира обернулась к Гулгаригу - вопреки ее ожиданиям, крыса и не думала удирать, как это сделали бы ее животные сородичи.
- Так... кто ты такой? - по-прежнему хрипло выдавила она, не зная, чего еще ожидать от этого существа. - Как здесь оказался, и почему мне помог?
- Я живу здесь, - крыс осклабился, показав два ряда некогда острых и крепких, но сейчас давно прогнивших и через один обломанных зубов. Да и темная шерсть его, - при свете это стало видно, - свалялась, пошла сединой, а местами и вовсе выпала. – Так долго живу, - продолжил крыс, - что и сам уже забыл сколько. А вот ты кто?
- Лиранна из Дома Золотых Листьев, - помедлив, отозвалась Лира. - Эти подземелья расположены прямо под нашим городом, это земли морион’дорей. Почему тебя до сих пор никто не видел и не знал, что ты здесь?
- Потому что вы, эльфы, не приходите ко мне, а я к вам, - рассудил Гулгариг. – У вас там слишком светло для меня, а у меня слишком темно для вас, - он хихикнул. – И я думаю, обо мне и дальше никто не узнает, так ведь? Ты ведь мне теперь обязана, Лиранна из Дома Золотых Листьев, за твое освобождение, так что я хочу взамен, чтобы все оставалось так, как есть. А еще хочу крови. Угости меня, - крыс морнул, повел носом и потер его лапой. – Я чувствую вкусный запах твоей крови и хотел бы ее попробовать. В твоих тряпках было слишком мало энергии, чтобы я наелся.
- Да ты рехнулся, тварь?! - вскрикнула Лира, отходя от него на полшага назад. Представить себе, чтобы острые желтоватые крысьи зубы впивались в кожу и тянули ее кровь... да от одной только мысли об этом принцессе морион’дорей становилось тошно. - Ты живешь тут и... питаешься чужой кровью? Жрешь тех, кто попадается тебе на глаза?!
Она невольно забегала взглядом по сторонам в поисках подходящего оружия, если крыса решит напасть.
Крыс удивленно моргнул.
- Вот тебе и благодарность от благовоспитанной девицы Лиранны из Дома Золотых Листьев, - он обиженно засопел, но с места не двинулся. – Поэтому я и не люблю вас, двуногих. Вы шумные. И глупые. Если бы я хотел тебя съесть, то кто бы помешал мне это сделать совсем недавно, когда ты была скована магией, а я спокойно водил носом возле твоей шеи? Если я не сделал этого, то значит, и не хотел. Я заключаю сделки.
- Сделки? - Лире стало не по себе. С другой стороны, Гулгариг и вправду не нападал на нее, хотя мог бы, пока она была беспомощна и слепа. Похоже, у этого создания были какие-то собственные понятия о чести. - И с кем ты их заключаешь, если в этих пещерах не живет никто, кроме тебя?
- Иногда кто-нибудь забредает – эти переходы очень длинные, запутанные, - крыс прищурил глаз. – твой друг Риовен, например.
- Риовен... знает о тебе? - она оторопела. - И давно?
- Конечно, давно, - Гулгариг подбоченился. – Да мы лучшие друзья! А его друзья – мои друзья, поэтому я тебя не съел, - он хитро улыбнулся.
- Значит, он уже платил тебе своей кровью? - нахмурилась Лира. - И за что же? Какую услугу ты ему оказал?
Подумать только! Риовен оставил ее слепую, в темноте - с тварью, которая питается эльфийской кровью... По ее спине пробежал холодок. Не мог же Рив вытащить ее из Гленхейма только затем, чтобы скормить своему чудовищному крысоподобному приятелю.

+3

13

- Я показал ему много интересного, - ушел от ответа крыс. – Так что? Мы с тобой на что-нибудь договоримся? – он сложил передние лапки перед собой.
- Нет, отстань от нее, - ответил за Лиру Риовен, тихо вошедший в пещеру, пока Гулгариг болтал. – Лира, прости, что долго... – он замолчал, заметив, что повязки, как и ошейника, на кузине теперь нет. – Смотрю, с артефактами разобрались и без меня.
Лира резко развернулась к нему, и глаза гневно сверкнули на исхудавшем лице.
- Ты оставил меня здесь, в темноте! - напустилась она на кузена. - И даже не предупредил! О нем! Я знала, что ты идиот, но не настолько же!
- И что с тобой случилось? – поинтересовался Риовен. – Лучше было пойти со мной, чтобы поболтать с Аграйнелом?
- Твоя подруга истеричка, назвала меня тварью, и все время орет, - тут же поддакнул крыс.
- Ты бы тоже орал, когда б увидел перед собой неведомо кого, пусть оно и вежливое, - уже не так яростно огрызнулась Лира. - Спасибо, конечно, что снял артефакты, но я бы предпочла, чтобы меня заранее предупредили, что рядом со мной во мраке бродит гигантская крыса-кровопийца. Тогда, знаешь ли, и орать бы так не хотелось!
- Я не знал, что он придет, - пожал плечами Риовен. От крыса он на самом деле подобного не ожидал - обычно тот интереса к посетителям подземелий не проявлял вовсе. – Гулгариг чужим не показывается. Да и старый он, посмотри сама. С кем такой справится? Его ребенок кулаком с ног свалит, а уж ты - тем более.
Лира открыла рот, затем вспомнила прерывистое дыхание крыса прямо у своего горла и умолкла. Покосилась на покорно сложившую лапки тварь, затем - вновь на брата.
- Аграйнел, - она резко сменила тему. - Ты сказал, что говорил с ним. Что он сказал? Он уже знает? И о тебе тоже?
- Говорил я с ним, - невесело кивнул Риовен. – Он не знает, как меня обвинить, потому что все это время меня Эльмар изображал в моем же доме. Так что Аграйнел меня просто выгнал из столицы, - он прошел вперед и плюхнулся на диван. – Но раз уж я влез в такую заварушку, расскажи, что происходит? Зачем ты напала на него?
- Прямо здесь? - Лира вновь обернулась на Гулгарига, с деланным безразличием чистившего усы. - Ты настолько доверяешь своему другу?
- Поверь, ему абсолютно плевать на политику, - покачал головой Риовен.
- Почему плевать? Мне очень интересно, - оживилась крыса.
- Вот именно. И Аграйнелу, когда он отыщет это место, тоже будет страсть как интересно, - вообще-то Лира сомневалась, что король темных эльфов стал бы выслушивать какую-то там крысу, но кто знает, до чего может дойти. - Просто скажу, что... ты сделал бы то же самое на моем месте, если бы видел то, что видела я, - она невесело усмехнулась и взлохматила и без того растрепанные волосы. - Остальное - потом. Когда смогу рассказать. Я не буду пытаться нападать на Аграйнела, если ты об этом.
По крайней мере, она не собиралась делать этого прямо сейчас.
- Начнем с того, что я не позволю тебе на него напасть, но я хочу выслушать твое мнение и твою версию случившегося, иначе бы я за тобой не пришел, - Риовен поднялся. – Хорошо, идем в дом. Вымоешься, поешь. Из прислуги там сейчас три человека – всех остальных я еще вчера отослал, а завтра и вовсе распущу – оставлю лишь кого-нибудь следить за домом. В общем, на улицу не высовывайся, к окнам не подходи.
Крыс разочарованно посмотрел на эльфов, понимая, что ничего ему больше не перепадет, молча спрыгнул со стола, опустился на четыре лапы и неторопливо убежал в один из темных боковых выходов из пещеры.
- Почему ты уверен, что Аграйнел не разместил в твоем доме кого-то кроме твоих слуг, - Лира с подозрением проводила крыса взглядом и вновь обернулась к кузену. - И что ты намерен делать сейчас, когда он прогнал тебя от двора?
- Аграйнел ни о чем подобном меня не известил, так что вряд ли в моем доме могут появиться никем незамеченные чужаки, - отринул ее подозрения Риовен. – А что дальше... Не знаю. Высплюсь сначала и послушаю, что ты расскажешь.
Лира вынуждена была признать, что это разумно. Единственное, что оставалось разумным для них обоих сейчас.
Она ногой задвинула подальше под старый диван снятый ошейник и сброшенную повязку для глаз и нагнала Риовена. Теперь больше не было необходимости держаться за его руку, и она не хотела и дальше показывать собственную беспомощность, идя за ним по потайному проходу.

+3

14

После стольких месяцев, проведенных в Гленхейме горячая вода, ароматное мыло и теплый свет казались чудом. И даже если бы сейчас в ванную вломился Аграйнел со всей королевской гвардией, Лира не согласилась бы с этим чудом расстаться.
Риовен велел приготовить ванну, и его слуга - парнишка по имени Эльмар - не задавал никаких вопросов. Он потаращился на Лиру, без сомнений, зная, кто она такая, и она в который раз за вечер подивилась беспечности Рива. Как можно настолько доверять своим слугам в вопросах, от которых может зависеть его собственная жизнь?
Впрочем, выбора у нее самой не было - доверять Риву или сразу пойти и сдаваться Его Величеству. Лира предпочитала еще немного пожить.
Она слушала, как слуги суетятся, складывая вещи господина и готовясь к ссылке. Вздохнула и с головой погрузилась в еще не остывшую воду, которую в деревянную ванну натаскала молчаливая служанка Риовена.
Когда вынырнула - кузен сидел возле ванны, с интересом наблюдая за ней.
- Ты почему здесь? - Лира сморгнула воду с ресниц, не делая попыток ни прикрыться, ни прогнать его. Она слышала, что человеческие девицы в таких случаях могли бы поднять дикий визг, но не понимала, почему. Тело есть тело, неважно, обнаженное оно или одетое. Тем более, что Риовен должен был стать ее супругом... хотя вряд ли теперь этот союз вообще возможен.
- Я решил поговорить с тобой сейчас, - Риовен откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу. – Знаю, что женщины могут плюхаться в воде долго, а я сутки не спал. Могу и не дождаться. Так что совместим приятное с полезным, - он улыбнулся уголками губ, скосив глаза в сторону Лиры. – Могу и спинку потереть, тебе ведь, наверное, такого в твоей тюрьме не предлагали?
Все сказанное было правдой – он хотел и спать, и поболтать одновременно. Как бы ни старался Риовен все прикрыть шутками, он устал, вымотался и физически, и морально, да и переживал о том, что будет завтра.
Он поднял стоящую на полу рядом со стулом бутылку вина, отхлебнул прямо из горлышка и протянул Лире:
- Хочешь?
- Не откажусь. И от вина, и от "потереть", - Лира протянула руку за бутылкой и, не церемонясь, отхлебнула по примеру Рива.
Его слова о бессонной и тяжелой ночи она пропустила мимо ушей - можно подумать, она сама провела ее в тепле и спокойствии. И потом, он сам принял решение ее освобождать, она никак не подталкивала его к этому - да и не смогла бы при всем желании. Так что винить себя за его усталость она не собиралась.
- Я знаю, о чем ты хочешь спросить, - прорицательница снова глотнула из бутылки и вернула ее обратно кузену. - Почему я напала на Аграйнела? Что такого я увидела, за что стоило бы его убить? Это сложно объяснить, Рив. Да я же и пыталась - мне не поверили. Я знаю только, что я не безумна, и что то, что я видела, произойдет на самом деле. Я в этом не просто уверена - так и случится.
- Так что ты видела? – на этот раз Риовен спросил уже без улыбки. – Расскажи уж мне, в самом деле. Я хочу понять, правильно ли сделал, что спас тебя. Ты никогда не напоминала мне совсем-то уж безумную дурочку... Ну ладно, пару раз бывало, что напоминала, но все обходилось мирно. Что не так сейчас? Только по порядку, Лира.
Она глубоко вздохнула, не сводя с него странного взгляда - мерцающего из-за свечей, разгоняющих полумрак комнаты.
- Когда я была маленькой девочкой, - негромко, неохотно начала Лира, - я предвидела нападение Туманных Лилий на Темнолесье еще до того, как это произошло. Я знала, что мои родители умрут, и знала, как именно они умрут. И я пыталась предупредить их - как умеют дети. Я кричала и рыдала, умоляла их послушать меня, но они сочли это просто кошмаром напуганного ребенка. И умерли - у меня на глазах, как я и предвидела. Так я поняла, что мои видения - правдивы.
Лира помолчала и опустилась в воду по шею, словно промерзла до костей и пыталась согреться хотя бы так.
- Этой весной, после смерти твоего отца, у меня вновь было видение. В последнее время их было так мало, что я уже понадеялась, будто уроки Меридиниса пригодились, и я научилась расшифровывать и контролировать эти пророчества. Но тогда... я видела мертвый Саедар’ир, Рив. Не просто захваченный войной - поглощенный смертью. Эльфы - в том числе и знакомые мне, ты, Аэрис, Вианна, Гатран! - умирали мучительной смертью. Сажали на колья, сдирали заживо кожу, сжигали... столько крови... столько криков... они до сих пор стоят у меня в ушах, - она зажмурилась, несколько раз вдохнула и выдохнула, и снова продолжила. - А потом... представь, что тебе совершенно ясно говорят: все умрут. Но могут не умереть, если взамен погибнет один эльф. Один-единственный. Только один. Меньшее зло. Сперва я не хотела этого и не хотела в это верить. Я не испытываю любви к Аграйнелу, да и ты, наверное тоже. Он... та еще высокомерная и самодовольная сволочь, наш дорогой Грайне, - Лиранна впервые слабо улыбнулась. - Я выросла с вами под одной крышей и не желала смерти никому из вас, даже ему. Но эти видения... они стали приходить снова. Снова и снова, стоило мне только попытаться заснуть. Я хотела рассказать о них Меридинису - ну, ты помнишь этого старика, которого твой отец приставил ко мне, - но он был уже далеко. Вернулся к себе в Рехиль, а написать об этом я не могла. Если бы я нашла его... я думаю, он мог бы мне помочь, но времени не было. Я была в отчаянии, я чувствовала, что все случится очень скоро. Я не спала, чтобы не видеть, и тогда стала грезить наяву - все теми же кошмарами. И тогда я... решила, что одна жертва действительно лучше, чем все эльфы Саедар’ира. Незнакомые мне и... дорогие мне. И я попыталась...

+3

15

Так неужели все  было просто из-за видения? Риовен ушам поверить не мог. Ни одного настоящего факта, только смутные видения будущего. И все?
Он вздохнул, потер висок, встал со стула и, подойдя к ванне, где плескалась Лира, присел перед ней на корточки, опершись локтями о деревянный край.
- Твои видения всегда были расплывчаты и не очень отчетливы. Ты сама это говорила, - напомнил он, глядя в глаза кузины. – Почему ты уверена, что Агранейл кого-то убил? Ты видела кровь, смерти, трупы, но что делал он сам? Может ты не так все поняла? Что если это все же война, и нападение придет с другой стороны, а нам придется в ней участвовать поневоле. В кланах иногда вспыхивают конфликты, кто знает, что может произойти...
Она медленно покачала головой.
- То, что я видела, не может быть просто войной, Рив, и тем более клановой. Это... уничтожение. Полное уничтожение нашего народа. И явится оно изнутри, а не снаружи, не из внешнего мира. Аграйнел будет в этом замешан... возможно, он уже замешан. Недаром же он запретил даже разговаривать со мной, лишил меня и зрения, и голоса... Он боится - и наверняка знает, чего именно боится.
Риовен задумался. Он не знал, верить ли словам Лиры – какая-то часть его существа упорно отрицала все сказанное ею. В полное уничтожение своего народа, и уж, тем более, в то, что брат в этом замешан, не верилось вовсе.
- И... с чего все начнется? – уточнил он. – Ты говоришь, что брат принесет смерть. Но как? К тому же изнутри... Я не понимаю. Как он может что-то принести изнутри?
Лира сердито подалась вперед, вода плеснула через бортик ванной:
- Если бы я знала, как и с чего, то не сидела бы сейчас здесь, а действовала бы!  Я пыталась всех спасти. Я не безумная и не убийца - я вижу то, что произойдет, я пытаюсь предупредить, но мне никто не верит. Снова - никто не верит! Даже ты.
- Я не могу поверить в то, что нереально! – Риовен не подумал отклониться назад, и теперь лицо Лиры было почти рядом с его собственным. Серые глаза кузины полыхали гневом, но безумия в них он не заметил ни капли. – Что ты думаешь делать сейчас?
Она задумалась, и огонь в серых глазах померк.
- Я... не знаю. Мне надо бежать и найти место, где я смогу получить больше ответов. Возможно, отыскать Меридиниса - он уехал в Рехиль. Из всего нашего народа он, возможно, единственный предсказатель, который может помочь. Но я боюсь упустить время - сколько его уже было потеряно зря...
- Аграйнел изгоняет меня как раз в Рехиль, - ответил Риовен. Протянув руку, он коснулся кончиками пальцев щеки Лиры, на мгновенье задержался, а затем убрал темную мокрую прядь со щеки девушки за ее острое ухо. – Завтра нам нужно уехать, а до этого придумать, как вывезти отсюда тебя. Понимаешь ведь, что с грифоном больше не получится – брат подозревает, что ты здесь, и за всеми въездами и выездами из города будут следить сейчас более внимательно.  А в Рехиле можно попытаться найти твоего Меридиниса и организовать встречу. Только пообещай мне, что больше ничего не сделаешь без моего ведома!
- Ты вроде бы пока мне еще не муж, и уж точно не хозяин! - фыркнула кузина, но беззлобно. От прикосновения не отстранилась, даже чуть прикрыла глаза от этой простой ласки, как кошка. Она и сама понимала, что действовать в одиночку не выйдет, тогда как сообща они еще могут чего-то добиться. - Хотя... Слушай, да!
Ее глаза снова загорелись, и она плеснула ладонью по воде, нисколько не заботясь о том, что обрызгала сидящего совсем близко Риовена.
- Аграйнел ведь не знает в лицо всех твоих слуг, верно? Их, конечно, проверят, но искать-то будут Лиру, а не твою служанку...
- Думаешь, страже не показал твои портреты? – усмехнулся Риовен, вытирая с лица капли воды. – Может, затолкать тебя по старинке в сундук? Вряд ли охрана обнаглеет настолько, что полезет проверять мои вещи. Сделаем двойное дно, просверлим дырочки для воздуха. Мм-м? Будешь всю дорогу спать.
- Снова в темноте и без воздуха?! - Лира возмущенно попыталась обрызгать его снова. - Да еще и быть заваленной твоими штанами? Ну уж нет, второй раз я в темноту не полезу. Что до остального... дай мне день и коробку краски для кожи и волос. Твоя служанка же, кажется, светловолосая?
- У меня не одна служанка, дорогая, - рассмеялся Риовен. – Попроси краску у Илуны, а я понятия не имею, какую именно надо, и которую служанку ты имеешь в виду. Если же не найдется того, что ты хочешь, то напиши список, и Эльмар сбегает на рынок. И вообще, что ты имеешь против моих чистых штанов?

+3

16

- Я просто слишком хорошо знаю, где ты обычно ползаешь, мой дорогой братец-путешественник, - Лира тронула его по носу мокрым пальцем, - и сомневаюсь в их чистоте. Что ж, давай побыстрее прикончим эту бутылку - и к делу. Мне надо подготовиться.
Она приподнялась было в ванной - и, усмехнувшись, опустилась обратно.
- А пока допиваем - кто-то вроде бы обещал потереть мне спину...
Риовен успел скользнуть взглядом по прелестям Лиры, пока она поднималась из пены. Хмыкнул, подумал, что невеста-то у него, оказывается, уже тоже повзрослела, и вовсе не выглядит теперь той угловатой девочкой-подростком, чей образ отложился в памяти и, засучив рукав, запустил руку по локоть в пену, ища на дне губку.
- К делу! Я только «за», - улыбнулся он, нащупав под водой бедро Лиры. Скользнул рукой по гладкой коже и ухватил пристроившуюся рядом с ногой губку.
- Ай! Понежнее! - в голосе Лиры прозвучали намеренно капризные нотки, в серых глазах прыгали смешливые огоньки.
Она развернулась в ванной к нему спиной, перекинула гриву мокрых темных волос на грудь. Ее остроконечное ухо забавно оттопыривалось с той стороны, откуда она зачесала волосы.
- Как скажете, миледи, - Риовен сдержал улыбку и осторожно провел губкой по ее спине от острых лопаток до талии. – Так пойдет? – провел еще, на этот раз опустив руку ниже под воду.
Вообще-то, собираясь сюда, он не думал соблазнять свою кузину, даже не смотря на то, что отец когда-то в детстве их помолвил. Но сейчас мытье Лиры, независимо от разговоров и первоначальных намерений, начинало вызывать все больший интерес.
- Уже неплохо... - она слегка повела плечами и прикрыла глаза, с явным удовольствием прислушиваясь к ощущениям. От горячей воды ее щеки и губы порозовели, соски на мерно вздымавшейся груди заострились.
Несколько секунд слышно было лишь ее тихое дыхание и плеск воды. Затем, не открывая глаз и без всякого перехода, Лира вдруг спросила:
- Так что там было между тобой и леди Ильфиной?
- Это настолько сейчас важно? – рука Риовена на мгновение замерла. Вот уж вопроса о ком он вообще не ожидал! – Была маленькая месть, - он чуть сдвинулся в сторону, макнул губку в воду и выжал ее Лире на грудь, удовлетворенно глядя как тонкие струйки смывают пену.
Какая, к демонам, Ильфина, если перед ним сейчас был абсолютно другой объект для ухаживаний? Да и было все давно. И неправда. И вспоминать не стоит.
- Месть? Кому? - Лира не сдавалась, вцепившись в это слово, как гончая из Пяти королевств.
- Боги! Моему отцу, кому же еще! Он выставил мать за дверь и тут же притащил в дом эту мелкую шлюху! – Риовен плюхнул губку в воду и поднялся на ноги. Настроение Лира всегда умела портить мастерски! – Шлюха осталась шлюхой. Разве я не прав? Она только подтвердила свое предназначение, - голос его прозвучал жестко, и, нет, раскаиваться он ни в чем не собирался.
Какое-то время кузина молчала, и ее лицо было абсолютно непроницаемым - даже странно, что она, так скоро вспыхивающая эмоциями, научилась сохранять такую неподвижность. Затем поднялась на ноги - стоя в ванне, она была одного роста с Риовеном. Вода стекала по ее обнаженному телу и капала с волос, когда она притянула его к себе и поцеловала в губы.
- Ты знаешь, что я была зла на него за это же. Твоя мать была почти матерью и для меня тоже, так что... - она усмехнулась, - спасибо, что сказал, как есть. Но... - ее рука скользнула по плечу Риовена, оставив мокрый отпечаток, и легко сомкнулась на его горле, - ...больше я не потерплю таких похождений своего жениха.

+3

17

Риовен не ответил, лишь перехватил ее руку, отводя от своего горла. Лира была обворожительная и в гневе, и без. Ее угрозы не задевали и значили лишь одно – он ей не безразличен. Он обнял ее второй, свободной рукой, прижимая к себе, и стал целовать уже сам – властно, с разгорающейся страстью, и уж точно не собираясь останавливаться на разговоры. Тело Лиры, мокрое и нежное, кружило голову своей близостью – его хотелось ласкать и не выпускать из рук как можно дольше. Рубаха Риовена быстро промокла, а вода с волос Лиры теперь стекала по его собственным плечам. 
Небрежно развязывая тесемки на его одежде и прерываясь лишь для того, чтобы глотнуть воздуха, Лира прекрасно отдавала себе отчет в том, что делает. Даже для темных эльфов, отлично умевших наслаждаться плотскими удовольствиями, ее действия со стороны выглядели банальной похотью - любовным игрищам обычно старались придавать некое подобие эстетики, и место и время для этого выбирали со вкусом и расстановкой. Светлые же собратья могли годами - да что там, десятилетиями! - бродить, держась за руки, читая друг другу стихи и томно вздыхая, и даже не помышлять о большем. А люди, особенно занимавшие примерно такое же положение, как Риовен и Лира, могли хотеть друг друга, но без брака считать это стыдом, грехом, и чему там еще учила их наивная смешная вера. Впрочем, даже они делали скидку на безумную любовь.
Только вряд ли Риовен мог бы подумать, что она и вправду безумно влюблена в него - они слишком давно друг друга для этого знали. Скорее, как порядочный темный эльф, знакомый с правилами такого рода игр, бы он подумал, что она пытается отплатить ему за спасение - что отчасти было правдой. Или же - что она надеется привязать его к себе в расчете на будущую помощь - что также было не лишено логики.
Но главная причина крылась в ином.
Она боялась, что, если останется наедине с собой и своими мыслями - видения вернутся вновь. Так что, прижимаясь к Риовену, целуя его губы, щеки и шею и ласкаясь к нему, Лира хотела сбежать от собственных страхов.
Ну и получить удовольствие - что уж там, ее кузен и нареченный успел вырасти очень складным и красивым мужчиной. Она и не заметила, когда это произошло - в ее глазах он до сих пор оставался тощим мальчишкой с непропорционально длинными ушами, а теперь...
- Прямо здесь? - оторвавшись от его губ, выдохнула Лира и, смеясь, потянула его в ванну. От рубашки и штанов она уже успела его избавить.
Он на мгновение задумался, чуть отстранившись, но продолжая ласкать ее грудь.
- Я бы предпочел кровать, но она далеко... И раз уж ты меня приглашаешь... – Риовен перебрался через гладкий деревянный бортик ванны: хорошо, что та была вовсе немаленькая – неглубокая, но просторная, - эльфы вообще все любили создавать с размахом. Вода вместе с пеной и плавающими в ней цветочными лепестками плеснула на пол, когда Риовен в нее погрузился. – Учти, я теперь тоже буду следить, с кем и где ты встречаешься, - он усмехнулся, легко поймал под водой обнаженное тело Лиры и подтянул его к себе. Он не знал, где и с кем кузина проводила свой досуг до него, но судя по ее уверенным движениям и ласкам, первым он у нее точно не был. 
- Как скажешь, - без возражений согласилась Лира, наклоняясь к нему и жарко дохнув в ухо.
Она уже, приподнявшись, оседлала его бедра, ощутила его горячее желание но, поддразнивая, не спешила опускаться. Его лицо было совсем рядом - капли воды сверкали на щеках и ресницах. Удивительно красивое лицо. Лира прильнула к его губам, почувствовала, как он нетерпеливо двинул бедрами ей навстречу - и только тогда позволила войти.
Она не ожидала, что ее мальчик-кузен окажется таким страстным, по-юношески пылким и вместе с тем - неожиданно нежным. Она вцепилась пальцами в его плечи, и вода плескалась возле ее груди, а лепестки налипли на его ключицы.
Никаким видениям - злым или тревожным - не было сейчас места в ее голове.
Риовен поддерживал ее за талию, целовал, когда Лира склонялась ближе к его лицу, сливался с ней в безумном порыве страсти, едва сдерживаясь, чтобы позволить ей испытать удовольствие первой. И даже когда они оба полностью вымотались от полученного блаженства и погрузились в воду, успокаивая дыхание и мелкую бьющую дрожь, Риовен все еще не выпускал свою кузину из объятий.
- Было бы смеху, если Аграйнел ввалился поговорить со мной именно сейчас, - как бы между прочим заметил он, прикоснувшись губами к шее Лиры, склонившей голову к нему на плечо. 
Возбуждение начинало спадать, а обнаженное тело кузины, прижимавшейся к его боку, вгоняло Риовена в состояние умиротворения.

+2

18

Она слегка напряглась, до этого расслабленно прижимаясь к его груди.
- Пришлось бы нырять и надеяться на его слепоту, - отшутилась Лира, но не слишком-то весело. - Нашел время вспоминать о Грайне...
- У тебя учусь, - устало ответил Риовен, улыбнувшись, и легонько кусанул ее за мочку уха. – А вообще я хотел позвать тебя спать... хоть на пару часов. У меня большая и мягкая постель...  Хочешь посмотреть? 
Лира с улыбкой встряхнула головой, как большая мокрая кошка - и высвободилась из его рук. Предложение выглядело ужасающе заманчивым, но у них оставалось слишком мало времени. А еще - она боялась засыпать. Даже рядом с ним. Расслабленность могла сделать ее слишком уязвимой.
- Не сейчас, - она с плеском выбралась из остывшей ванны, дотянулась до покрывала, вбирая воду с волос. - Мне еще нужно успеть перекраситься и замаскироваться, чтобы обмануть остолопов Грайне...
Риовен опустил голову на деревянный бортик ванны и расслабленно наблюдал, как Лира сушит волосы.
- А я все еще за сундук. Здесь, в городе, многие тебя знают, и я б не стал рисковать. Аграйнел хочет убить тебя, - он выдержал многозначительную паузу. – Да и меня тоже, если узнает, что я тебе все еще помогаю.
Она замерла, стоя к нему спиной. Лопатки напряглись, руки застыли.
- Он так сказал? - Лира медленно повернулась. - Что убьет меня? И тебя тоже - без доказательств?
Действительно. Если она попыталась убить его - Аграйнелу ничего не стоит ответить ей тем же. Игра зашла слишком далеко, и Лира первой нарушила ее правила.
- Так и сказал, - Риовен вздохнул и тоже поднялся из воды. – Какие ему еще нужны доказательства? Он же не дурак... ну или не совсем дурак – два и два сложить вполне может. Так что если тебя поймают, то уже просто заключением не отделаться.
Он выбрался из ванной на холодный мраморный пол. Поежился – по дому гулял сквозняк, - и обхватил себя руками за плечи:
- В воде было теплее. 
Лира молча бросила в него влажным полотенцем. Она выглядела куда более подавленной, чем минуту назад, когда намеренно заставляла себя забыть о том, что жизни их обоих висят на волоске. Подобрала свою сброшенную в кресло одежду. Понюхала, поморщилась и отбросила обратно, предпочитая оставаться нагой.
- Тогда почему ты все еще пытаешься мне помочь? - все же спросила она, наконец.  - Если это грозит и тебе самому?
Риовен поймал полотенце и замотался в него, согреваясь. Без своей магии он мерз так же, как и все остальные эльфы.
- Потому что если я пойду к Грайне и сознаюсь, то признаю себя виноватым, а я не люблю быть виноватым и признавать это тем более, - он искоса глянул на Лиранну. – Вон там, в кресле, одежда для тебя – Илуна приготовила. Брось уж свою тюремную робу, что тебя так к ней тянет?
Лира рассеянно подняла чистое платье, оставленное служанкой, без интереса скользнула пальцем по ткани. Между ее бровями залегла тонкая вертикальная морщинка.
- Я все думаю о том, откуда это взялось... или возьмется в нас - в Грайне, в тебе, во мне. То есть, о чем ты говорил, и о чем говорила я... что это придет изнутри, а не станет уничтожением извне. Может быть, я просто пытаюсь отсрочить неизбежное? И все мы - уже мертвецы, просто сами еще этого не знаем, и не в силах этому противостоять...
Риовен вздохнул, подошел ближе и... ущипнул задумавшуюся над платьем Лиру за голую ягодицу.
- Эй! - она подпрыгнула, возмущенно развернулась к нему. - Сдурел?!
- Можешь славить Лауриндиэ, ты точно жива! – развел руками Риовен. – Что бы ты почувствовала, если бы умерла? Сомневаюсь, что хоть что-нибудь.
- Ха-ха, как смешно! - саркастично проворчала Лира, но страх перед неведомым, плеснувший было в ее глазах, исчез. Она легко хлопнула Рива платьем по бедру. - Давай, выметайся отсюда! Мне еще надо привести себя в порядок, так что хватит глазеть и терять время.
- Тогда встретимся через пару часов, - Риовен хотел было обнять кузину, но она так гневно подбоченилась с платьем в руке, что он отложил все нежности до лучших времен. - Я спать. И не подходи к окнам – если что, то зови Илуну. Она хоть и немая - зато расторопная.
Он поднял с пола мокрую рубашку, недовольно цокнул языком, бросил ее обратно и отправился в свою комнату в одном полотенце.

+2


Вы здесь » Проклятые земли » Архив закрытых эпизодов » Правда или ложь?